бесплатно рефераты скачать
  RSS    

Меню

Быстрый поиск

бесплатно рефераты скачать

бесплатно рефераты скачатьЗаконодательство России в период 1237-1497 г. - (реферат)

p>6 денег с виновного (побежденного), если поединок состоялся; по 3 деньги с каждого, если противники, став на поле, помирись. 4) Позовники, отправляемые для вызова ответчика, получали “езду”: по гражданскому делу по деньге с 10 верст;

    по уголовному делу по 2 деньги с 10 верст.
    5) Княжеские писцы:
    за “позовницу” и за бессудную грамоту получали по деньге;

за “правую грамоту” или судницу на земельное владение по 5 денег. 6) Подверники при судебных палатах получали:

    от всех судных дел по деньге с виноватого;
    10 денег с того, кто врывался силой в судебную палату.

Пристава и позовник, ездившие по двое, делились пошлинами поровну. Тосно также делились подверники княжеские и городские.

Вторая часть Псковской судной грамоты делится на 8 разделов: уголовные преступления; земельная собственность; займы, кредиты и проценты; наследство и опека; о братчине; о пайщиках и “сябрах”; о договорах; о торговле.

I разделсостоит из двух частей: Законы о татьбе и грабеже; Законы об убийствах, боях и поджогах.

Законы о татьбе, разбое и грабеже. По Псковской грамоте различаются размер пени за разные преступления. За воровство назначается 9 гривен князю, а за грабеж и разбой 70 гривен. Кроме этого грамота различает простых татей от церковных и конокрадов, которые наказывались сметной казнью.

Предусматривался особый порядок поиска по воровским делам. О пропаже хозяин был обязан заявить старосте, соседям, мировым судьям или членам братчины. Если хозяин имел на кого-то подозрение, то заявлял об этом и суд вызывал подозреваемого. Если подозреваемый хотел оправдаться, от него требовалась присяга на месте кражи.

Если у кого-то находилась краденая вещь, то, как и везде на Руси требовался свод, т. е. указание на законный способ приобретения вещи, с указанием у кого вещь была приобретена. Если хозяин краденой вещи указывал, что приобрел ее на торгу и не знает, у кого именно, он был обязан присягнуть в истинности своего показания, и если раннее не был заподозрен в краже, полностью оправдывался присягой и найденная вещь оставалась у него. Последнее не согласуется с Русской Правдой, по которой краденая вещь в любом случае возвращалась прежнему хозяину. Также тот, у кого найдена краденая вещь, мог представить 5 “добрых и честных" свидетелей, подтверждающих его показания, и тогда он освобождался от присяги. Розыск по воровским делам производился следующим образом: обокраденному князь или посадник давали пристава, с которым он при посторонних людях делал обыск в доме подозреваемого. Если подозреваемый не пускал их в дом или иным способом мешал обыску, то тем самым признавался виноватым и приговаривался к уплате судебных издержек, пени и возврату краденой вещи.

По Псковской грамоте назначались следующие наказания за кражу: обвиненный в первый раз платил за украденного барана 6 денег, за овцу 10 денег, за гуся, утку или курицу по две деньги и, сверх того, по 3 деньги с каждой украденной вещи судье. За вторую кражу денежное наказание увеличивалось. Обвиненный в третьей краже наказывался смертью.

Законы об убийствах, боях и поджогах. Эти законы показывают, что псковитяне во многом отступили от Русской Правды. В Псковской грамоте нет упоминания о “вирах”, а говорится о “продаже”. Причем по псковской грамоте продажа взыскивается с самого убийцы, а не с общества, и только тогда. Когда убийца будет уличен. Учитывая жесткий характер Псковской судной грамоты по отношению к преступнику, за убийство могла назначаться и сметная казнь, хотя в сохранившемся списке указаний на это нет. В делах по “боям и ранам” псковский закон обязательно требует от истца и ответчика свидетелей, не довольствуясь “боевыми знаками”. Если драка была учинена на улице или в торгу, требовалось до 5 свидетелей.

За побои назначалось денежное взыскание: продажа князю и рубль обиженному. Если в драке участвовали многие, то все они платили продажу князю и рубль обиженному. Поджигатели и изменники государству наказывались смертной казнью. Но если против них не было прямых улик, то истцу давалось право дать присягу самому или принудить к ней ответчика.

II раздел второй части Псковской грамоты включал в себя законы о земельной собственности. Начинался этот раздел с совершенно нового закона о земской давности. В Пскове назначалась 4-х или 5-летняя давность, в силу которой владевший землей и водой бесспорно в течение 4-5 лет совершенно освобождался от притязаний на нее прежнего владельца. Всего же важнее то положение, что по псковскому закону давность назначалась только на те земли, которые захвативший засеял или застроил. За землями не обработанными давность не признавалась, владей ими хоть 100 лет.

Далее в грамоте помещен закон о суде по земельному владению по грамотам. Закон обязывал обе тяжущиеся стороны представить свои грамоты на право владения спорной землей и привести к судьяммежников (“окольных людей”, которым известны межи их земель). Если это межевание не устраивало обе стороны или одну из них, судьи отводили им “поле”, то есть предоставляли решение спора судебным поединком. Если поле принимала одна из тяжущихся сторон, то ей выдаваласьсудница(правая грамота) на владение землей. Если поле принимали обе стороны судница выдавалась победителю, а побежденный признавался виновным.

Псковский закон признавал выкуп земли, это также новое положение. Выкуп земли разрешался тому, кто имел более “старшую” грамоту на право владения землей. То есть, если кто продал землю и умер, а наследники пожелали приобрести ее снова во владение, им был разрешен выкуп.

Еще одно новое положение по сравнению с Русской Правдой - Псковский закон признает поместное и вотчинное владение землей. Грамоты запрещала продажу поместной земли (данной на прокормление), как не являющейся полной собственностью владельца.

В Псковской грамоте есть упоминание о землях, принадлежащих нескольким хозяевам, “пайщикам или сябрам”, каждый из которых владел своей долей по особым грамотам или купчим. Такое владение существовало в обычае также у Новгородцев. Суды о таком владении производились перед князем, 2 степенными посадниками и сотскими в присутствии всех сябров.

III раздел содержал кредитные законы: взыскание долгов после умершего; взыскание долгов между живыми; взыскание долгов по торговым сделкам; о поручительстве; о поклаже; о долгах, обеспечиваемых свободой должника.

1) По псковской грамоте кредитор мог взыскать долг с наследников умершего в следующих случаях:

- если этот долг был записан в завещание умершего, хранящееся в ларе Святой Троицы;

- если кредитор мог представить долговые записки или заклад, оставленный у него умершим в обеспечение займа.

Точно также и наследники не могли взыскать с других отданное в суду умершим, если не имели записей и заклада.

Если имущество умершего находилось в общем владении с родственниками, то они могли взыскивать долг без записи и заклада. Так же и с них можно было взыскать долги умершего без записей и заклада.

Если несколько кредиторов предъявят свой иск на дом или землю покойного, при чем у одних будет заклад, а у других записи, они должны были подтвердить свои иски под присягой. При этом кредиторам предоставлялось право, выбрать одного из них кто взял бы дом или землю, удовлетворив других деньгами. Если наследники покойного захотели бы выкупить имущество умершего, получивший его по записи имел право не допускать их до “выкупа”.

2) При взыскании долга с живых, кредитор предоставивший долговые записи (“доски”) и заклад, должен был сам целовать крест или требовать, положив у креста заклад и записи, чтобы должник поцеловал крест. Заклад на суде являлся достаточным основанием долга, даже без записей. При закладе никогда не присуждалось “поле”.

Псковская грамота разрешала давать в долг без заклада, по одним записям, но не более рубля. Кто давал более, лишался права требовать долг. Если кто подавал иск по взысканию долга и предоставлял при этом заклад, а должник отказывался от долга и заклада, то в этом случае, заклад оставался в пользу кредитора, а должник освобождался от долга.

В случае если должник принес свой долг кредитору и требовал свой заклад, а кредитор заявлял, что он в долг не давал и залог не брал, иск из долгового превращался в иск “по поклаже”, то есть передаче на сохранение. Такой иск решался крестным целованием (по “воле” кредитора) или судебным поединком. Если должник отказывался от долга и не являлся в суд, то его заковывали в цепи и сажали в тюрьму, а все убытки понесенный кредитором по этому делу возлагали на должника. Если кредитор, взяв у судей приставов для вызова должника в суд, силой брал с него долг (не представляя его в суд), он судился как за грабеж и приговаривался к пени в 1 рубль князю и платил вознаграждение приставу. Псковская грамота допускала проценты по долгу, но в отличие от Русской Правды не определяла их максимум. Впрочем, для предотвращения споров, закон требует, чтобы проценты были записаны в долговой записи, с указанием срока на какой дан долг. По сроку платежа долга, если он не был принесен, кредитор обязан был объявить об этом в суде. Если это делалось позднее, кредитор лишался прав на проценты. Так же не полагались проценты, если кредитор требовал возврат долга ранее оговоренного срока. Если должник сам приносил долг ранее установленного срока, процент считался по расчету.

3) Русская Правда облегчала взыскание торгового долга для кредитора. Псковская же грамота на долги по торговле смотрит иначе. По псковскому закону “ищущий торгового долга по доскам” должен представить еще и “рядницу” –долговую запись, из которой было видно, что деньги даны в долг по торговле. Рядница должна была писаться в церкви Святой Троицы и копия с нее (“противень”) хранилась в ларце Святой Троицы. 4) По Псковской судной грамоте поручительство в займах допускалось только тогда, когда заем не превышал 1 рубля (около 1/2 фунта серебра), по займам же более рубля требовался заклад или запись. Поручитель обязан был платить долг, если тот за кого он поручался отказывался от долга или не мог его уплатить. При этом если кредитор требовал уплаты долга с поручителя, а должник предоставлял запись об уплате долга, то должник и поручитель освобождались от уплаты долга. 5) По псковскому закону, взявший у кого-либо вещь на сохранение будет отказываться от этого, давший на сохранение обязан был объявить об этом перед судом. По этому заявлению, суд решал дело крестным целованием (“по воле ответчика”) или судебным поединком. Иск принимался судом только в том случае, если истец предоставлял запись, подписанную принявшим вещь на сохранение. 6) По Русской Правде должник, обеспечивающий свой долг личной свободой, назывались закупами и делились на “закупов в кунах” (“серебрянников”) и “ролейных закупов”. В Псковской грамоте отсутствуют статьи, в которых бы говорилось о закупах в кунах. По общему смыслу псковского закона можно допустить, что в Пскове не было закупов этого рода, а были только ролейные закупы, то есть крестьяне бравшие на определенных условиях землю у землевладельцев. По Псковской судной грамоте их было несколько видов, по их занятиям:

1) Изорники –бравшие землю под условие денежной платы или работы. Обычно изорники отдавали за землю половину урожая, отсюда второе их название - “исполовники”. 2) Огородники – бравшие под условием платы во временное владение огород. 3) Хотечники или кочетники –рыболовы, бравшие рыбную ловлю в чьем-то угодье с условием платы половины улова (дохода) владельцу угодья.

В отличие от Русской Правды Псковская судная грамота резко отличает ролейных закупов от наймитов. Он воспринимает их только как жильцов или арендаторов чужой земли. В отличие от наймитов, которые принимались на срок или на отряд, изорники получали землю бессрочно и оставались на занятых ими землях столько сколько хотели. Отсюда вытекают отношения между хозяевами и изорниками: 1) В отношении к землевладельцу изорники признавались совершенно свободными, они всегда могли уйти от него, также как и хозяин мог отказать им в земле. Требование здесь было одно–отказ можно было заявить только в определенный срок, после окончания земледельческих работ (обычно с “филиппова заговенья”). Если этот срок пропускался, то виновная сторона должна была возместить другой стороне убыток. 2) Крестьянин мог жить на хозяйской земле “без покруты”, то есть не получая ничего кроме земли. Так же он мог взять “покруту” - земледельческие орудия, скот, хлеб и даже деньги. Если крестьянин брал только землю, то при расчете отдавал за нее только половину урожая, а если брал землю и покруту, то, оставляя хозяина, должен был вернуть ему покруту. Если крестьянин отказывался от получения покруты, закон разрешал хозяину, в подтверждение его слов, предоставить 4-5 свидетелей, которые подтверждали его иск присягой.

3) Псковская судная грамота признает за крестьянином, живущим на чужой земле, право собственности и свято охраняет его имущество. Хозяин земли не имел никаких прав на имущество крестьян живущих на его земле. В случае если крестьянин сбегал, не желая платить прокруты, то хозяин имел право, предварительно заявив о бегстве в суде и взяв двух приставов, а также губных старост и сторонних людей, продать имущество крестьянина, для возврата себе прокруты. Если же имущество продавалось незаконным способом, то хозяин считался похитителем чужой собственности, и крестьянин мог “искать на него”, объяснив суду причину своей отлучки из дому.

4) Псковский закон, признавая за крестьянином право собственности, допускает с его стороны иск не только на посторонних людей, но и на господина, на земле которого он жил. Иски крестьянина на господина могли быть следующие: а) Когда господин присваивал себе крестьянскую собственность, он должен был по иску изорника, представить соседей, которые бы подтвердили, что имущество, на которое показывает крестьянин, принадлежит ему. Если господин не находил таких свидетелей, то имущество отдавалось крестьянину, а господин обязывался уплатить все судебные издержки.

б) Когда господин не платил крестьянину долг, крестьянин обязывался представить на суд запись или счет, и суд производил дело по этой записи. 5) Псковский закон охранял крестьянскую собственность, и после смерти изорника. По закону имущество переходило к его наследникам, которые при принятии наследства должны были оплатить долги умершего крестьянина господину. Землевладелец не имел права самовольно забрать крестьянское имущество. В противном случае наследники могли предъявить иск к нему, и он судился как похититель чужой собственности. Даже, если крестьянин умирал, не оставив после себя ни жены, ни сына, ни брата, ни других совместно с ним проживавших родственников, землевладелец мог вернуть покруту только продав это имущество узаконенным порядком (в присутствии 2 приставов, губных старост и сторонних людей). Если этого не делалось, родственники умершего, живущие в других местах, могли “искать на господина” и требовать изъятое им имущество. 6) Охраняя собственность крестьян, Псковская судная грамота обеспечивала и неприкосновенность прав собственности землевладельца. Господин мог “искать свое” на изорнике не только по записи, но и без нее. Для взыскания покруты без записи землевладелец должен был представить 4-5 свидетелей, которые присягали, подтверждая передачу имущества господином крестьянину.

IV раздел второй части Псковской судной грамоты содержал Закон о наследстве. Псковский закон вводит много нового в вопрос о наследстве по сравнению с Русской Правде. Он делит наследство на два вида: по завещанию и по закону. Наследство по завещанию. Владелец имущества указывал в завещании кому и какую долю своего имущества он оставляет после смерти. В завещании назначались душеприказчики, как исполнители волю покойного по завещанию, а также перечислялись все его долги и долги других лиц ему. Завещание составлялось в письменном виде при священнике и посторонних свидетелях, скреплялось печатью и хранилось в ларе Церкви Святой Троицы. Наследниками по завещанию могли быть как наследники по закону, так и те, кого закон не допустил бы к наследству без завещания. Первое наследство называлось “отморщиной”, а второе – “приказом”. Умирающий мог и без завещания передать свое движимое имущество и грамоты на земли (“вотчины”) кому хотел еще при жизни, закон требовал лишь, чтобы это делалось при священнике и посторонних свидетелях.

Наследство по закону. Псковская грамота не ограничивает права наследства одной нисходящей линией, а дает эти права на всех родственников по нисходящей, восходящей и боковой линий. Псковский закон не различает наследников по состоянию. Так по Русской Правде у смерда полными наследниками были только сыновья. По Псковской же грамоте этого не было, по ней как сыновья, так и дочери признавались полными наследниками у бояр и у крестьян.

Псковский закон, допуская к наследству всех родственников (мужчин и женщин по восходящей, нисходящей и боковой линиям), совершенно сравнял их в правах на наследство, и оставил одно лишь различие, согласно Номоканону, по близости степени родства. Все родственники одной степени имели одинаковые права на наследство.

Относительно наследства мужа после бездетной жены или жены после бездетного мужа, псковский закон устанавливал, что и тот и другая становились наследниками оставшегося имущества только в пожизненное владение, до вступления во второй брак, то есть без права отчуждения, не в полную собственность. В этом отличие от Русской Правды, по которой вдова становилась распорядительницей всего имущества своего мужа, даже если после него оставались дети, а часть выданная лично ей оставалась с нею и по выходе ее замуж во второй раз. Псковская судная грамота допускала иск родственников бездетного мужа или жены по их смерти или по вступлению во второй брак, только по недвижимому имуществу, но не допускал иска по “платью и домашней движимости” и, возможно, по деньгам и товарам. Права наследования жены после бездетного мужа Псковская судная грамоты допускает только тогда, когда муж с женой жили отдельно от мужниного отца и имели собственное хозяйство. В случае если они жили в нераздельной семье мужниного отца, то наследование жены не допускалось. Жена и ее родственники могли требовать только своего приданного, даже через суд.

Приняв порядок наследования сходный с Номоканоном, псковский закон узаконивает и порядок исключения из наследства по Номоканону, а именно–сын отделившийся при жизни отца и не кормивший отца и мать до их смерти, лишался отцовского наследства.

Псковская судная грамота также указывает на те обязательства, которые принимал на себя наследник. По псковскому закону наследник, вступая во владение наследуемым имуществом, принимал на себя все обязательства по нему. Поэтому, с одной стороны он имел право начинать иск по всем долгам других к покойному, а с другой– обязывался отвечать по всем долговым искам на покойного. Отказ от всех прав на наследство закон допускал только в случае, если наследник жил не в одной семье с покойным и “не в одном капитале”.

V отдел Псковской грамоты говорит о братчине. Аналогично Русской Правде братчина судилась своим судом, имела своего выборного князя и судей, судилась по своим исконным обычаям и правам. По псковскому законы братчина могла судить дела даже по татьбе и убийству, и не платила ни каких пошлин. Общий закон устранялся от вмешательства в дела по братчине. Но Псковская грамота значительно сокращает права братчинного суда, по ней общий суд только тогда не вмешивался в суд братчины, когда судимые этим судом были довольны его решением. Если же кто-то был недоволен решением братчинного суда, он имел право апеллировать в общие суды.

VI отдел говорит о сябрах или пайщиках. Сябрами, а правильнее шабрами, назывались владельцы общего капитала, нераздельно, в долях, подобно акционерам компаний нашего времени. Сябренное владение могла быть в движимом и недвижимом имуществе. Оно отличалось от общинного владения тем, что в имуществе общины доля общинника не составляет его полной собственности, а в сябренном оно составляло полную собственность сябра, которую он мог продать, заложить, имел право на любой вид отчуждения.

Страницы: 1, 2, 3, 4


Новости

Быстрый поиск

Группа вКонтакте: новости

Пока нет

Новости в Twitter и Facebook

  бесплатно рефераты скачать              бесплатно рефераты скачать

Новости

бесплатно рефераты скачать

© 2010.