бесплатно рефераты скачать
  RSS    

Меню

Быстрый поиск

бесплатно рефераты скачать

бесплатно рефераты скачатьЗаконодательство России в период 1237-1497 г. - (реферат)

p>В движимом имуществе сябры могли владеть по записи и без нее, но иски по владению “без досок” не принимались в суде. В случае исков между сябрами, по предоставлению на суд “доски”, спор решался целованием креста (по воле ответчика) или судебным поединком.

Во владении недвижимым имуществом все сябры должны были иметь грамоты на владение своей долей. В случае спора по одной какой-то доле сябренного владения, все должны были представить в суд свои грамоты, присягать должен был тот сябр против которого начат иск, ему же выдавалась правая грамота. VII отдел говорит о наймах. Наймы по Псковской судной грамоте производились по записям или без них, и заключалисьна отряд (до окончания известной работы) или на сроки (месяцы, годы). Нанявшийся на отряд по окончании работы имел право требовать с хозяина плату “в заклич”, то есть публично на площади или на рынке. Наймит, подрядившийся на срок, имел право требовать оплаты с хозяина, отработав весь срок. Если же он уходил от хозяина раньше срока, то имел право только на ту часть оплаты, которая ему следовала за “прожитое время”. При этом подрядившийся на годичные сроки имел право требовать свою наемную плату только за полные годы и не имел права на плату за месяцы сверх полного года. Аналогично производился расчет по месячному найму.

В случае если наймит уходил от хозяина, не окончив подрядной работы, утверждая, что окончил ее, хозяин имел право сам присягать или обязать работника целовать крест, положив у креста требуемую плату.

VIII отдел говорит о торговле и мене. Торговля или мена по Псковской судной грамоте признавалась действительной только между людьми, находившимися в трезвом состоянии. Если же кто-либо продавал, покупал или менял, будучи пьяным, то имел право возврата проданного или купленного и закон не требовал в этом случае крестного целования. В целом, псковский закон требовал, чтобы торговля и мена были совершенно свободными сделками, и все иностранцы, бывавшие в Пскове, отзывались как о самой честной. Даже при покупке скота в Пскове покупатель имел право требовать обратно свои деньги и возвратить купленную скотину, если находил у нее пороки, при покупке им не замеченные.

Торговые сделки допускались при свидетелях и без них, а также “за порукой”. Однако в случае иска торговые сделки с участием свидетелей или поручителей имели на суде большее значение. Купивший без свидетелей обязан был доказывать факт сделки крестным целованием.

В случае исков по торговым делам, на волю ответчика предоставлялось или идти на судебный поединок, или обязать истца целовать крест.

    4. 2. Новгородская судная грамота

Новгородская судная грамота была составлена в 1456 году, а в 1471 году была переписана от имени Великого князя московского Ивана (III) Васильевича. Первоначальный текст ее был составлен и утвержден на общем Новгородском вече, в период, когда новгородцы были в войне Василием Васильевичем Московским. Новгород был разделен на две партии: сторонников Московского княжества и Польского королевства. В этот период всю власть в городе забрали бояре и богатые купцы, и при внешнем равенстве голосов повсеместно притесняли “меньших людей”. В защиту этих притеснений и была составлена Новгородская судная грамота.

Иван Васильевич, после Шелонского погрома, покорив Новгород, признал выгодным для себя оставить эту судную грамоту без изменений, и утвердил ее, приказав переписать на свое имя. Статьи, содержащиеся в Новгородской грамоте можно разделить на следующие разделы: о видах суда; об истце, ответчике и поверенных или адвокатов; о послухах и свидетелях; о вызове в суд; о судебных сроках; о порядке суда; о судебных пошлинах.

В первом разделе грамота рассматривала следующие виды судов в Новгороде: Владычный судили суд новгородского архиепископа. Этот суд производился новгородским архиепископом или назначенными им людьми по правилам Номоканона. Это был совершенно самостоятельный и отдельный от других суд. Грамота говорила о том, что бояре, житьи люди и меньшие должны быть судимы одинаково, без пристрастия. Суд посадника, в Новгороде, так же как и в Пскове, принадлежал неразрывно двум властям: князю или его наместнику и представителю земской власти– посаднику. По грамоте ни князь не мог судить без посадника, ни посадник – без князя. Суд тысяцкого, отличался от посаднического тем, что в нем не участвовали представители со стороны князя. Это суд был совершенно независим от воли князя. Суд новгородских докладчиковбыл новым судом, неизвестным в Новгороде до составления судной грамоты. Этот суд был создан аристократией для того, чтобы подчинить себе меньших людей. Он составлял суть Новгородской судной грамоты. Суд новгородских докладчиков происходил во владычной комнате, а судьями на нем были от каждого новгородского конца по боярину и по житию (богатому купцу). Всего судей было 10, они собирались в суде каждую неделю по три раза (в понедельник, среду и пятницу). Новгородская грамота не указывает какому суду, какие дела были подсудны, за исключением владычного. Все судьи, являясь на суд, должны были целовать крест, и клясться на судной грамоте в том, что судить будут “в правду, другу не дружить никакой хитростью, посулов не принимать и недругу не мстить”. Несмотря на ежедневно даваемую клятву, новгородские суды отличались несправедливостью, лихоимством, и медлительностью в решении дел. Известно, например, что дело московского государя по Двинской земле тянулось в новгородских судах более 25 лет. Неоднократно в Новгороде случалось, что недовольный решением суда собирал толпу недовольных, с которой нападал на суд и разгонял его.

Такое положение суда и судей в Новгороде вызвало особый закон, ограждающий их неприкосновенность. По этому закону, если боярин делал “наводку” на суд, то платил в пользу князя и Новгорода 50 рублей, житий– 20, а меньший –1. Рублей. Такой же пене подвергался напавший на истца во время суда, или на судей во время поединка.

Во втором разделе Новгородской судной грамоты рассматривалось положение истцов, ответчиков и поверенных. По грамоте истцов и ответчиком мог быть любой, без различия звания, пола и состояния, даже полный холоп. Спорящие могли или сами являться в суд, или присылать от себя поверенного (“ответчика”). Поверенным мог быть как родственник, так и посторонний. В самом начале суда истец и ответчик целовали крест в том, что каждый считает свое дело правым, и признает новгородские законы, без целования креста суд не мог начаться. Тот, кто отказывался целовать крест, без суда признавался виновным. Целовать крест истец и ответчик должны были и в том случае, если вместо них в суде участвовал поверенный, без этого поверенные в суд не допускался. Исключение было одно–поверенным без целования креста мог быть муж у жены и сын у матери. Поверенные, несмотря на присягу тяжущихся, также должны были целовать крест за себя, в самом начале суда.

Третий раздел определял положение послухов(свидетелей). Свидетелем в Новгороде мог быть каждый, также как истцом и ответчиком. Единственным исключением были, пожалуй, полные холопы, которые могли свидетельствовать только по делам холопов и псковитян. Предоставлять свидетеля на свидетеля (“послуха на послуха”) не полагалось. По Новгородской грамоте для вызова отсутствующего свидетеля на суд полагалось платить гонцу 4 гривны, а также по 4 гривны бирючам, софиянам и изветникам. Если свидетель находился более чем за 100 верст, то для его вызова требовалось согласие другой стороны. Если согласия не было получено, он должен был представить своего свидетеля в три недели– в срок, который назначался для свидетеля жившего до 100 верст. Четвертый разделрассматривал различные формы вызова в суд. По Новгородской судной грамоте их было четыре:

Вызов истца и свидетеля по тяжебным делам. Прежде всего, суд должен был известить ответчика о предъявленном иске и потребовать от него назначить срок, когда он может явиться в суд. Если судья не мог судить в назначенный ответчиком день, он извещал об этом вызываемого и назначал свой срок. Если ответчик не являлся в первый срок, суд делал ему новый вызов через отсылку. Такой вызов делался трижды по особой форме. Во-первых, посылалисьпозовники на двор вызываемого. Одновременно делался вызов через бюричей, которые ходили по городу или волости и кликали, что такой-то вызывается в суд по такому-то делу. Если вызываемый и после этого не являлся, на него выдаваласьобетная грамотас взысканием 3 денег за неявку. Если вызываемый силой сопротивлялся позовнику, явившемуся к нему с обетной грамотой, то позовнику или его родственникам выдаваласьбессудная грамота. На суд вызываемого сопровождали двое выборных, от того общества, к которому он принадлежал. Эти выборные отвечали перед Новгородом, в случае оскорбления позовников.

Вызов свидетелей. Свидетелей также вызывали особые служители – шестники, подвойские, бирючи, софияне и изветники. Особенность вызова свидетелей заключалась в том, что заклад и издержки по их вызову падали на лицо их вызывающее, тогда как издержки по вызову ответчика относились на счет обвиняемого. Новгородский закон запрещал принуждение при вызове свидетеля. О его явке в суд должен был заботится тот, чья правота опиралась на его показаниях. Если свидетель не являлся в суд, на тяжущегося, который призывал его в свидетели, выдавалась бессудная грамота. Вызов товарищей и шабров. Для вызова в суд шабров или товарищей тяжущегося, которые располагали подтверждающими его правоту документами, суд вообще не принимал никакого участия, предоставляя это тяжущемуся. Дело суда ограничивалось установлением сроков для их вызова в суд (три недели на 100 верст и по расчету, если ближе или дальше) и выдачей истцусрочной грамотыдля вызова. Названная грамота выдавалась, только если обе стороны были согласны на вызов, а также тогда когда вызывающий присягал, что у его сябров есть документы необходимые для решения его дела.

Вызов по уголовным делам. Для ответчиков, обвиняемых в татьбе, убийстве, грабеже, разбое, холопстве (беглый холоп) и других уголовных преступлениях применялся особый вызов. Прежде всего, суд требовал от обвинителя или истца присяги в том, что он обвиняет преступника законно. После такого подтверждения действительности преступления, суд брал на себя все хлопоты по вызову ответчика. Суд посылал грамоту к правителю области, к которой принадлежал обвиняемый, или владельцу земель, на которой он проживал. При этом суд требовал высылки обвиняемого в узаконенный срок (3 недели на 100 верст), а в случае укрывательства преступника обязывал их платить все убытки истцу-обвинителю, и против этого– подвергал их же особому штрафу. Пятый раздел рассматривал разряды судебных сроков. Существовало 2 разряда судебных сроков: для судей; для тяжущихся и их свидетелей.

1) В делах по земельному владению назначался двухмесячный срок, а во всех остальных месячный. Если проволочка зависела от тяжущихся (отсрочки, вызов свидетелей и другие), то судья за это не отвечал. Вследствие этой оговорки, большинство дел в Новгородском суде решалось очень медленно. Если же виной проволочки был судья, истец и ответчик имели право обратится к вечу, которое давало им приставов от себя, которые контролировали ход дела в суде. В случае, если по земляному делу посадник, тысяцкий или владычный наместник, вызвав межников и назначив день суда, сами для решения этого дела не прибыли, на них налагался штраф в пользу Новгорода и Великого князя в сумме 50 рублей, и сверх того они обязывались возместить истцу и ответчику все их убытки. 2) Для тяжущихся, живущих в одном городе, срок явки на суд назначался по усмотрению ответчика. В назначенный срок в суд должны были явиться истец, ответчик и судья. Если судья не мог быть на суде в указанный день, он назначал новый срок и извещал об этом стороны спора. Если кто из тяжущихся не являлся на суд, ему через бирючей высылались три повестки. Если и после этого он не являлся, на него выдавалась обетная грамота и взыскивались 3 деньги штрафа. Для ответчика жившего не в одном городе с истцом срок назначался по расстоянию. Если расстояние было 100 верст, назначался трехнедельный срок. Если ответчик жил ближе или дальше, срок назначался по расчету.

Для вызова послухов и шабров назначалось три недели на 100 верст, а дальше или ближе– по расчету.

По окончанию дела для ответчика и истца давался срок для взаимных переговоров и советования с судьей. Срок этот был месячный и пропустивший его не мог апеллировать на решение суда.

Срок для уголовных преступлений был трехнедельный, а дальше или ближе – по расчету. В шестом разделе назывались различные виды пошлин. Их было несколько: 1) В гражданских делах владыке, его наместнику и ключнику от печати полагалась гривна с судного рубля, а от бессудного рубля (в случае выдачи бессудной грамоты) по 3 деньги от печати. Посадник, тысяцкий или другой судья от судного рубля получал по 7 денег, а от бессудного– по 3 деньги.

2) По уголовным делам судьям выдавалось от судной грамоты по 4 гривны, а от бессудной по 2 гривны.

3) От выдачи срочной грамоты судья получал 1 гривну от печати. 4) От выдачи обетной грамоты истцу судья получал 3 деньги от печати. 5) Бирючам, подвойским, изветникам и софиянам выдавалась пошлина в 4 гривны на 100 верст, за исключением земляных дел, которые пошлиной не облагались. Седьмой разделописывал порядок суда по Новгородской судной грамоте. В Новгороде любой суд начинался в “тиуновой” комнате. После челобитья истца, судья, назначив срок для суда, передавал дело своему тиуну для рассмотрения. Каждый судья в Новгороде имел тиуна, который вел предварительное рассмотрение дела, собирал и сличал показания свидетелей, рассматривал доказательства по делу, заносил дело в особую грамоту, так называемый “судный список”.

Рассмотрев дело, тиун вызывал в суд ответчика. Истец и ответчик являлись в назначенный срок к тиуну в сопровождении своих приставов (“судных мужей”), которые должны были заседать в суде по их делу. При этом все целовали крест: истец на том, что ищет правого дела; ответчик на том, что будет судиться и показывать правильно; пристава и тиун целовали крест на том, что будут судить правду. Если одна из сторон спора отказывалась целовать крест, то она без суда признавалась виноватой и проигрывала дело.

После рассмотрения дела тиун приносил его своему судье, приводил с собой тяжущихся или их поверенных. Посадник, тысяцкий или иной судья, присягал на грамоте, что будет судить правду беспристрастно.

По Новгородской судной грамоте суд должен был окончить тот же судья, которому дело было представлено, а по окончанию дела приказать своему дьяку записать решение, а рассказчикам и судьям от стороны - приложить свои печати. Если судья давал тяжущимся срок для решения спора и по срокусрочную записьза печатью, и за это время сменялся другим судьей, то тяжущиеся должны были обратиться к новому судье и представить ему срочную запись. Новый судья должен был окончить дело, начатое его предшественником.

Если одно и тоже лицо обвинялось по уголовному и земляному делу, то ему предоставлялось право решать отвечать прежде по уголовному делу, а потом по земляному, или по обоим этим делам вместе.

Ответчик, по любому делу, мог сам предъявить иск к другому лицу. В этом случае его нельзя было требовать по третьему делу в суд, пока он не закончит два первых.

Если тяжущиеся были недовольны медлительностью суда, то они имели право требовать от Новгорода приставов, которые контролировали ход судебного дела. Если поверенный, взяв у суда срок для предоставления свидетелей, в этот срок умирал, доверитель в эти же сроки должен был сам предстать перед судом, либо предоставить нового поверенного. Если он этого не делал, то тем самым дело проигрывал, и на него выдавалась бессудная грамота.

Это, пожалуй, все дошедшие до нас законы Новгородской судной грамоты – законодательного памятника Древней Руси.

    5. Московская губная запись 1486 г.

Московская губная запись, хотя в ней и есть несколько гражданских законодательных норм, регулировала преимущественно порядок суда по уголовным делам, на что указывает и ее название–“губная”. В этом порядке видно старое вирное судоустройство, хотя о вирах в ней не упоминается.

Из губной записи видно, что судебное производство в Московском государстве в то время распределялось по округам. Различные города и волости с селами причислялись к одному округу, составлявшему в этом отношении одно целое. Эти округа не совпадали с административным делением государства на уезды, волости и станы. Например, к Московскому уголовному округу, кроме города Москвы и Московского уезда, причислялись: Серпухов, Хотунь, Руза, Звенигород и часть Дмитровских волостей. Уголовным судьей этого округа был большой наместник московский. В административном же отношении Москва разделялась на две части, в ней было два наместника, которые судили гражданские дела.

Сами уголовные округа имели свое деление для платежа головщиныв случае не отыскания убийцы. По губной записи Москва делилась на 5 частей. Так, например, если убийство случалось в Замоскворечье, то платеж головщины по этому “душегубству” падал на Замоскворечье и на Даниловское. Если “душегубство” совершалось на Варваровской, то платеж головщины падал на Варваровскую, Мясницкую и Покровскую.

Такой порядок имеет много общего с прежними вервями. Различие лишь в том, что верви учреждались добровольно самим обществом, тогда как округа вводились административно. Кроме этого, вервь платила головщину только за тех, кто вложился в дикую виру. В Московских же округах каждый принадлежавший к округу, где было совершено убийство, должен был участвовать в платеже, и головщина платилась здесь за каждого убитого.

Московская губная запись делила уголовный суд на 2 вида: а) на суд без поличного (по подозрению) и б) суд с поличным. Эти суды имели различное значение. В записи сказано, что если москвич искал на не москвича без поличного, то хотя суд по этому иску производит большой московский наместник, но, тем не менее, в суде участвовал и гражданский судья ответчика, ради своих пошлин. Таким образом, уголовный суд не был полностью отделен от гражданского. Если судился москвич с москвичом по делу с поличным, то судил один большой московский наместник без гражданского судьи ответчика.

Судебные пошлины по Московской губной записи распределялись следующим образом: а) По посулам пошлина шла большому московскому наместнику с двумя третниками, а тиуну Великого князя– что посулят.

б) В делах, о которых нужно было кликать на торгу, пошлина шла по третям большому наместнику с третниками, тиуну же Великого князя пошлин не полагалось.

в) При судебном поединке “вязчее”и пошлина от пересуда шли также наместнику и третникам по третям, тиун Великого князя получал по трети от наместника и его третников. Пошлины пересуднойбыло положено 100 денег с рубля, а по искам менее рубля пересуд не допускался, за исключением дел о бесчестье.

г) От головщина, которая к тому времени стала штрафом общественным, наместнику с третниками полагалось 4 рубля пошлины.

Московская губная запись отличает судные дела с поличным от дел пенных, то есть гражданских, исковых. В судных делах с поличным, кто бы не был пойман–москвич или не москвич, всех судил и казнил большой московский наместник с двумя третниками. В пенных же делах, московский наместник обязан был дать срок, для того, чтобы ответчик мог представить своего судью. Такой порядок грамота называет “новым”, по старому же порядку все суды на Москве производил большой наместник, и ответчиковых судей не было.

Московский судья не ездил для суда по селам, а посылал туда пристава с товарищем, которые и давали ответчика на поруки. Вместе с ответчиком приходил на суд и судья того общества, к которому он принадлежал, “ради своих пошлин”. В имениях удельных князей, состоявших в Московском уезде, суд уголовный и гражданский, по губной записи, принадлежал волостелям удельных князей. В случае, если волостель какое-то дело судить не мог и должен был довести это дело до удельного князя, он мог делать это только тогда, когда князь находился в Москве. Если же его не был в Москве, он должен был обращаться за окончательным разрешением дела к Великому князю или большому московскому наместнику.

Если в Москве в делах уголовных ловили подданного другого княжества (например, Тверского), то его судил и казнил большой наместник, не отсылая в Тверь и не требуя оттуда судьи. Также и москвича пойманного в Твери, там же и судили. В делах же пенных, тверянина отдавали на поруки и отсылали в Тверь. Все эти условия Московской губной записи были основаны на взаимных договорах великих и удельных князей.

    6. Заключение

Рассмотренные нами законодательные памятники России 1237-1497 годов имеют важное значение в истории русского законодательства. Они указывают на связь старого– по Русской Правде – с новым порядком –по Судебникам. В них мы еще видим и виры, и своды, и братчину, распределение уголовных округов, подобно древним вервям, и, тут же встречаем новые судебные пошлины, получившие дальней шее развитие в Судебниках.

С другой стороны, рассмотренные нами законы свидетельствуют о порядке наместнического управления, о пошлинах и кормах наместника и его людей, об участии в суде выборных людей, как представителей земщины, об ограничении власти наместников выборными властями: сотскими, старостами, “лучшими людьми”. Это не значит, что раньше выборные не участвовали в суде, а лишь показывает, что участие выборных подтверждено законом.

Все эти документы свидетельствуют, что порядок суда в своей основе был одинаков в Новгородских, Псковских и Московских владениях. Правительственные и земские власти везде стояли рядом, хотя, конечно, в Москве великокняжеская власть имела больше силы, чем земская, а в Новгороде и Пскове– наоборот.

    7. Список литературы:

Исаев И. А. “История государства и права России”. Издательство “ЮристЪ”. Москва. 1996 г.

Беляев И. Д. “История русского законодательства”. Издательство “Лань”. Санкт-Петербург. 1999 г.

“История России от Древних времен до начала XX века”. Курс лекций под редакцией И. Я. Фроянова.

    Ключевский Б. О. “Курс русской истории”. Лекция 14.

Страницы: 1, 2, 3, 4


Новости

Быстрый поиск

Группа вКонтакте: новости

Пока нет

Новости в Twitter и Facebook

  бесплатно рефераты скачать              бесплатно рефераты скачать

Новости

бесплатно рефераты скачать

© 2010.