бесплатно рефераты скачать
  RSS    

Меню

Быстрый поиск

бесплатно рефераты скачать

бесплатно рефераты скачатьМораль и нравственность в нормах российского законодательства - (курсовая)

Мораль и нравственность в нормах российского законодательства - (курсовая)

Дата добавления: март 2006г.

    МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
    им. М. В. ЛОМОНОСОВА
    ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ
    КАФЕДРА ТЕОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
    И ПОЛИТОЛОГИИ

МОРАЛЬ И НРАВСТВЕННОСТЬ В НОРМАХ РОССИЙСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

    Курсовая работа
    студента III курса
    дневного отделения
    Доброчинского Д. П.
    Научный руководитель
    кандидат юридических наук
    Орехова Т. Р.
    Москва
    1999
    План работы:
    Введение
    Проблемы соотношения морали, нравственности и права

Отражение норм морали и нравственности на примере российского законодательства Заключение

    Список используемых источников и литературы
    Введение

Взаимосвязь морали и нравственности с правом являются одними из тех ключевых вопросов, которые продолжают оставаться актуальными, интересными и важными уже на протяжении многих веков.

С одной стороны, это связано с тем огромным значением, которое сыграли все эти понятия в жизни человеческого общества, в человеческой истории, поскольку, с определенной точки зрения, именно механизмы права и созданных на основе права институтов управляли жизнью деятельностью человека в течение большей части его истории, тогда как моральные нормы, в свою очередь, обеспечивали мотивацию действий как индивидуумов, так и общества, формировали отношение к правовым нормам и государственным системам, определяли желательность или нежелательность какого-либо общественного устройства.

С другой стороны, элементы понятий "право", "мораль", "нравственность" присутствуют в жизни человеческого общества в течение практически всего периода его существования, от периода первобытнообщинного строя до наших дней, во многом обеспечивая саму его структуру.

В то же время, нельзя не заметить, что взаимосвязь права, морали и нравственности является, вообще говоря, одним из тех вопросов, на которые абсолютно невозможно дать какой-либо единый ответ, как потому, что различные аспекты этой проблемы уходят корнями в глубокую древность, так и потому, что данная взаимосвязь может быть совершенно по разному выражена не только в различных частях человеческого общества, разделенных как географически, так и в историческом и социокультурном плане, но и в рамках одного общества, в представлении отдельных его индивидуумов.

Следствием зтого является ситуация, когда, несмотря на то, что вопросы взаимосвязи морали, нравственности и права освещаются в трудах многих крупнейших историков, философов и юристов, каждая из предложенных теорий страдает как выраженным субъективизмом, так и (до известной степени) недоказуемостью.

Таким образом, данная работа ни в коей мере не претендует на рассмотрение всех точек зрения на взаимосвязь права и морали или на выявление какого-либо единственно верного подхода к этому вопросу, а является лишь попыткой представить общую картину, охватывающую некоторые, как представляется, наиболее значимые аспекты этой сферы.

    Проблемы соотношения морали, нравственности и права

Проблемы соотношения морали, нравственности и права всегда являлись достаточно неоднозначными, что проистекает уже из самой неопределенности данных понятий, поскольку прежде чем рассматривать проблемы, связанные с каким-либо понятием, в том числе и с понятием "право", необходимо, как представляется, дать определение самого понятия.

Следует отметить, что данное понятие является в достаточной мере многозначным, а единого и общепринятого определения права, удовлетворяющего требованиям всех специалистов, просто не существует.

Так, например, данное понятие, в силу своей сложности и многоплановости, предусматривает возможность самых разнообразных точек зрения и определений, делающих акцент на какую-либо одну из сторон данного явления. При этом, с одной стороны, именно многозначность, многоплановость определений права дает в совокупности возможность понять его более полно и более глубоко, а с другой, –отсутствие ясного единого определения свидетельствует о сложности понятия и его различном понимании отдельными авторами, что, в сочетании с аналогичным положением с определениями морали и нравственности не может, как уже упоминалось, не привести к известному субъективизму рассмотрения любых вопросов, касающихся взаимосвязи этих понятий.

В качестве примеров различных вариантов взглядов на явление права можно привести следующие определения: взгляд с морально-нравственной точки зрения: право–это минимум нравственности, для всех обязательный; взгляд на право как на реализацию правомочий должностных и юридических лиц: право– это то, что делает суд; социально-психологический подход: право –это совокупность императивно-атрибутивных эмоций субъектов общения; марксистско-классовый подход: право– это воля класса, возведенная в закон; концепция естественного права: право – это совокупность норм и принципов, вытекающих из природы человека. Одновременно, понятия "мораль" и "нравственность" также являются трудно определимыми. Термин “мораль” по содержанию–латинский аналог древнегреческого ethos (этика). В латинском языке есть слово “mos” (множественное число–“mores”), обозначающее нрав, обычай, моду, устойчивый порядок. На его базе Цицерон с целью обогащения языка образовал прилагательное “моральный” (moralis) для обозначения этики, назвав её philosophia moralis. Уже позднее, предположительно в IV веке, появляется слово “мораль” (moralitas), в качестве собирательной характеристики моральных проявлений [1 Букреев В. И. , Римская И. Н. Этика права. М. , 1998. С. 307. ]. В словаре русского языка мораль определяется как “правила нравственности и сама нравственность”, а нравственность в свою очередь как “правила, определяющие поведение; духовные и душевные качества, необходимые человеку в обществе, а также выполнение этих правил, поведение” [2 Ожегов С. И. Словарь русского языка. М. , 1987. С. 291, 339. ]. В морали “выражены представления людей о добре и зле, справедливости, достоинстве, чести, трудолюбии, милосердии” [3 Общая теория государства и права. Академический курс // Под ред. М. Н. Марченко. М. ,1998. Т. 2. С. 74. ]. Мораль и нравственность –одно и то же. В научной литературе и в практическом обиходе они употребляются как идентичные. Впрочем, некоторые аналитики пытаются установить здесь различия, предлагая под моралью понимать совокупность норм, а под нравственностью–степень их соблюдения, т. е. фактическое состояние, уровень морали. В данном случае мы исходим из тождественности этих понятий [4 См. Матузов Н. И. , Малько А. В. Теория государства и права. Курс лекций. М. , 1997. С. 292. ]. Cодержание и само понимание терминов "мораль" и "нравственность" в огромной степени зависят от историко-культурных факторов, традиций, а также от идентификации источников.

Так, высокоморальным поведением с точки зрения представителя каннибальских племен Новой Гвинеи являлось убийство и торжественное совместное поедание своего врага, тогда как с точки зрения христианина такое поведение было бы ужасающим противоречием всей системе морально-нравственных установок. В то же время, и моральные установки внутри одной культурной традиции могут существенно различаться в разных ситуациях. Одним из наиболее ярких примеров такого варианта является библейская притча о человеке, готовом принести в жертву Богу своего единственного сына согласно божественному повелению–разумеется, убийство невинного ребенка является совершенно не соответствующим нормам христианской морали, однако в случае, если этого хочет Бог, такой поступок для христианина перестает быть антиморальным (хотя остается личной трагедией), поскольку источником установлений, составляющих систему морали для христианина является Бог, а значит, ни одно его повеление по определению не может быть не моральным.

Еще более изменчивыми являются моральные нормы и приоритеты, разделяемые различными субъектами, поскольку в этом случае дополнительным действующим фактором становятся также особенности психики и личный опыт каждого отдельного человека.

В то же время, несмотря на некоторое отмеченное сходство, нельзя не признать, что система морали и нравственности является гораздо более субъективной, чем система правовых норм, которая объективизирована в законе.

Вообще, следует отметить, что проведение линии отличия между правом и нравственностью таким образом, что право остается во внешнем, а нравственность– во внутреннем мире человека, имеет под собой некоторые основания. В частности, система норм права устанавливается обществом, являющимся для каждого человека внешним фактором, в то время как морально-нравственные нормы, хотя и также формируются в результате принятия каких-либо норм большинством общества, получают все же своеобразное преломление во внутреннем мире человека и допускают несколько различное толкование, в то время как толкование норм права не зависит от их восприятия данным субъектом.

Тем не менее, не следует забывать, что большинство правовых норм представляют собой, в конечном итоге, законодательное закрепление позитивных и негативных норм поведения, имеющих выраженную морально-нравственную оценку со стороны общества. Упрощенно говоря, правовые нормы в этом случае можно рассматривать, как нормы, с нарушением которых общество не готово мириться, тогда как нарушение морально-нравственных норм, хотя и может вызывать определенное негативное отношение общества, в целом не вызывает однозначно запретительных реакций.

Действительно, если нормы права происходят из стремления одновременно закрепить те варианты поведения, которые признаются данным обществом позитивными и желательными, и запретить те варианты поведения, которые всем обществом (или его руководящей частью) воспринимаются, как опасные, а нормы морали и нравственности, установленные в обществе, выражают общие стандарты отношения к поступкам, также делящие поступки на позитивные и негативные, то разница между нормами морально-нравственными и правовыми сводится лишь к закреплению последних в специальных общеобязательных актах– законах.

В то же время, идея примата морально-нравственных норм над правовыми нормами, проистекающего из представлений о том, что правовые нормы, являясь закрепленными моральными, вторичны, может привести к некоторым существенным негативным последствиям.

Так, в частности, несовершенство подобного подхода вытекает из разнообразия личных моральных норм и установок членов общества (что по мнению одного запрещено, по мнению другого вполне возможно). Отсутствие же единых признанных большинством общества норм, выраженных в праве (или их игнорирование в случае противоречия личным моральным нормам, что, по сути, одно и то же), приведет в этом случае к неизбежному росту конфликтов на почве неоднозначности подхода. Вообще говоря, вопрос о том, может ли гражданин поступать согласно своим моральным нормам, но вопреки закону, представляется в достаточной степени неоднозначным.

С одной стороны, гражданин, видимо (по крайней мере, по стандартам западных демократий), может и должен поступать вопреки закону (то есть, зафиксированным нормам права) если принятый закон ущемляет его основные права, которые обычно совпадают с основанием системы моральных стандартов. С другой стороны, грань, отделяющая подобное деяние от "обычного" преступления достаточно тонка, поскольку подразумевает личную оценку правовых норм, одной из непременных черт которых является именно их обязательность для всех.

Не менее важным является аспект, касающийся права, как возможности однозначного закрепления позитивного, с морально-нравственной точки зрения, поведения индивидуума в ситуациях, когда вычленение такого поведения на основе общих морально-нравственных установок становится сложным.

Современное общество представляет собой крайне сложную, многофакторную, многоуровневую систему, в котором ни один человек, сколько бы ни был он умен и высокоморален, не в состоянии оценить все последствия различных вариантов своих деяний в многообразии предлагаемых жизнью ситуаций. Если в случае правонарушений уголовного характера ситуация является более или менее однозначной (хотя и в этом случае случаются преступления по незнанию), то в случае гражданских и административных правонарушений человек может в отсутствие правового закрепления должного поведения (которое может быть использовано даже без осознания его источников) просто не предвидеть каких-либо негативных для общества последствий своего деяния, без чего им не может быть произведена и должная морально-нравственная оценка этого деяния.

Тем не менее, взгляд на мораль, нравственность, как на один из основных (если не главных) источников права является достаточно распространенным и имеет достаточно много приверженцев.

Прежде всего это связано с определением источника права. Как известно, существует несколько основных подходов к источнику права. Одним из них является так называемый теологический подход. В этом случае источником права объявляется высшее существо, даровавшее права людям, тогда как законы представляют собой лишь документальное закрепление людьми этих прав (не обязательно в полном объеме).

Наиболее ярким примером подобного подхода являются некоторые мусульманские государства, где существенной, а часто превалирующей частью законодательства являются законы шариата, то есть официально зарегистрированные установления, имеющие религиозный источник. В то же время, такая ситуация характерна отнюдь не только для мусульманских стран, поскольку, например, европейское право в Средние века также в значительной степени базировалось (помимо античной традиции) на христианских религиозных установлениях.

Однако, нельзя забывать, что именно эти же установления (и в данном случае абсолютно неважно их происхождение) являются для данных обществ и основами морали и нравственности. Таким образом, в данном случае, моральные нормы, по сути, совпадают с правовыми, поскольку выражены в одних и тех же установлениях.

Другим вариантом подхода к источнику права является развившееся в Европе направление "естественного права". Согласно положениям сторонников этой теории, человеку изначально присущи многие естественные права, которые не могут быть отменены законом. В этом случае закону также отводится, с одной стороны, функция фиксации естественных прав, а также регламентация тех общественных отношений, которые не относятся к сфере естественного права. Следует отметить, что именно эта концепция легла, в частности, в основу создания большинства демократий мира. Например, она прямо зафиксирована в Декларации Независимости США, где говорится: "Мы считаем самоочевидными истины: что все люди созданы равными и наделены Творцом неотъемлемыми правами, к числу которых относится право на жизнь, на свободу и на стремление к счастью.... " Тем не менее, и в данном случае нормы права, фактически, могут восприниматься как зафиксированные и подлежащие обязательному исполнению нормы морали и нравственности, поскольку при таком подходе соответственно изменяется и подход к источнику системы моральных установлений–не моральным становится то, что не соответствует "естественным" установлениям и положениям, вытекающим из них.

О глубокой общей взаимосвязи права, морали и нравственности говорит и то, что одним из общепринятых способов раскрытия сущности права является ее раскрытие через понятия, принадлежащие к системе морали– свободу, равенство, справедливость. Например, право в его сущности можно определить через три основных параметра: право, как формальное равенство; право, как свобода; право, как справедливость.

Так, в частности, право может быть определено, как нормативная форма выражения свободы посредством принципа формального равенства людей в общественных отношениях.

Формы проявления равенства, как специфического принципа права носят социально-исторический характер, что обусловливает особенности таких форм на различных этапах исторического развития права.

Вместе с тем, следует признать, что принцип формального равенства имеет универсальное значение для всех исторических типов и форм права и выражает специфику и отличительную особенность правового способа регулирования общественных отношений свободных индивидов. Отсутствие принципа равенства, таким образом, означает и отсутствие права, как такового.

Таким образом, формальное равенство свободных индивидов является наиболее абстрактным определением права, общим для всякого права и специфичным для права вообще.

С принципом равенства связан и второй аспект сущности права – права как свободы. Правовая форма является единственной существующей формой бытия и выражения свободы в общественной жизни людей.

С другой стороны, специфика правовой формальности обусловлена тем, что право выступает, как форма общественных отношений независимых субъектов, подчиненных в своем поведении, действиях и взаимоотношениях общей норме, причем сама независимость этих субъектов и их равная подчиненность общей норме определяют смысл и существо правовой формы бытия и выражения свободы.

В историческом преломлении, взаимосвязь права и свободы может быть выражена в том, что именно через механизм права, то есть формального правового равенства, первоначально несвободная масса людей постепенно, в ходе исторического развития, преобразуется в свободных индивидов.

Наконец, при рассмотрении права как справедливости, следует отметить, что справедливость входит в понятие права, а следовательно право по определению справедливо, а справедливость– внутреннее свойство и качество права. Таким образом, вопрос о частной справедливости того или иного закона является, по сути, вопросом о соответствии или несоответствии данного закона праву в целом.

С другой стороны, не только всякое право является справедливым (если оно соответствует сущности права), но только право и является справедливым, поскольку общезначимая правильность сущность справедливости в своем рационализованном виде означает всеобщую правомерность, которая является существом права.

Одновременно, следует подчеркнуть, что сами понятия "справедливость", "равенство", "свобода" не исчерпываются правовыми аспектами, поскольку, в отличие от правовых, моральные нормы могут формироваться и на личном уровне, не являясь общезначимыми.

Следует отметить, что существует мнение о том, что в реальности правовые нормы (то есть некие фиксированные, неважно в какой форме, нормы, обязательные к выполнению под угрозой наказания) могли и предшествовать соответствующим моральным установлениям, которые были затем внедрены для поддержания "естественности" следования установлениям права.

Такая ситуация может быть проиллюстрирована на примере нашей страны, в которой лишь с преобразованием советской правовой системы исчезла правовая квалификация тунеядства, как преступления. Тунеядство, не участие индивидуума в общественно полезном труде не являлось преступлением с точки зрения дореволюционного российского общества (хотя, разумеется, и высокоморальным поведением также не являлось), однако Советская власть установила ответственность за тунеядство, одновременно начав внедрение в сознание общества установлений о том, что такое поведение является глубоко аморальным и заслуживающим наказания. Таким образом, власть получала моральное обоснование уже принятой правовой нормы, принятие которой было совершенно необходимо для самого существование социалистической системы.

Точно также, в период крещения Руси, сначала был оформлен обязательный запрет на осуществление языческих религиозных обрядов, и лишь затем, постепенно, сформировано общее представление, основанное на моральной норме "язычество– это плохо". Таким образом, ситуация, когда обществу сначала навязывается правовая норма, необходимая главенствующей части общества, а затем под эту норму подгоняется моральная основа, путем формирования новой моральной нормы, новых стандартов нравственности, не только принципиально возможна, но и вполне реальна, однако такая ситуация, как представляется, является все же не основным путем взаимного влияния морали и права.

Страницы: 1, 2, 3


Новости

Быстрый поиск

Группа вКонтакте: новости

Пока нет

Новости в Twitter и Facebook

  бесплатно рефераты скачать              бесплатно рефераты скачать

Новости

бесплатно рефераты скачать

© 2010.