бесплатно рефераты скачать
  RSS    

Меню

Быстрый поиск

бесплатно рефераты скачать

бесплатно рефераты скачатьМораль и нравственность в нормах российского законодательства - (курсовая)

p>В главе III Кодекса законов о труде РФ закреплены принципы запрещения принудительного труда, свободы труда, свободы трудового договора. В главе X КЗоТ–право работников на здоровые и безопасные условия труда. Весьма важным является закрепление права на отдых, как одного из основных прав человека (глава V КзоТ). Работники нуждаются в предоставлении им свободного от работы времени отдыха для восстановления затраченных сил, повышения культурного и образовательного уровня и обеспечения таким образом всестороннего развития личности.

Особое значение имеют нормы об охране труда женщин, несовершеннолетних и лиц с пониженной трудоспособностью.

Согласно ст. 19 Конституции Российской Федерации мужчины и женщины имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации. В целях фактического обеспечения равноправия женщин КЗоТ в гл. ХI устанавливает дополнительные специальные нормы для работающих женщин, учитывающие физические и физиологические особенности женского организма, социальную роль женщины в семье и особую охрану труда в связи с материнством [12 Российское трудовое право // Под ред. А. Д. Зайкина. М. , 1997. С. 330. ]. В соответствии со статьёй 160 КЗоТ запрещается применение труда женщин на тяжелых работах и на работах с вредными условиями труда, запрещается переноска и передвижение женщинами тяжестей, превышающих установленные для них предельные нормы. Привлечение женщин к работам в ночное время не допускается, за исключением тех отраслей хозяйства, где это вызывается особой необходимостью и разрешается в качестве временной меры (статья 161).

Нормы об охране труда женщин в связи с материнством направлены на установление облегченных условий труда, дополнительных льгот и повышенных гарантий при приеме на работу и увольнении. Облегченные условия труда выражаются в запрещении привлекать женщин к работе в ночное время, к сверхурочным работам (со дня установления беременности), работам в выходные дни, направлять в командировки беременных женщин и женщин, имеющих детей в возрасте до трех лет (ст. 162 КЗоТ), а женщин, имеющих детей в возрасте от трех до 14 лет (детей инвалидов–до 16 лет) нельзя привлекать к сверхурочным работам или направлять в командировки без их согласия (ст. 163 КЗоТ).

Повышенные гарантии установлены при приеме на работу и увольнении беременных женщин и женщин, имеющих ребенка в возрасте до трех лет, а одинокой матери– ребенка в возрасте до 14 лет (ребенка-инвалида до – 16 лет). Увольнение таких женщин по инициативе администрации не допускается. Нравственные нормы содержатся и в положениях, касающихся труда несовершеннолетних. В интересах охраны труда несовершеннолетних запрещается применение их труда на работах с вредными или опасными условиями труда, на подземных работах, а также на работах, выполнение которых может причинить вред их нравственному развитию (в игорном бизнесе, ночных кабаре и клубах, в производстве, перевозке и торговле спиртными напитками, табачными изделиями, наркотическими и токсическими препаратами). Список таких работ утверждается Правительством Российской Федерации (ст. 175 КЗоТ). Кроме того, несовершеннолетние не могут привлекаться к работам, выполняемым вахтовым методом и по совместительству.

Далее будут рассмотрены, различные уровни отражения морально-правовых норм в российском уголовном законодательстве.

Прежде всего, видимо, следует отметить, что само построение российского уголовного права, как и уголовного права вообще, построено на законодательной фиксации как преступлений тех деяний, которые одновременно оцениваются обществом как однозначно негативные, противоречащие морали и нравственности. Так, достаточно перечислить некоторые из положений правовых норм раздела VII УК РФ, рассматривающего преступления против личности, и включающего убийство, убийство матерью новорожденного ребенка, доведение до самоубийства, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, побои, истязание, угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации, другие деяния, чтобы отметить, что каждое из этих деяний воспринимается обществом как противоречащее морали и нравственности. Таким образом, уже само содержание правовых норм российского законодательства может восприниматься как преломление моральных и нравственных воззрений законодателей (которые, в свою очередь, должны выполнять волю избирателей, отражая их морально-нравственные нормы), а потому целиком восприниматься как отражение норм морали и нравственности.

С другой стороны, многие общие принципы, лежащие в основе уголовного законодательства Российской Федерации, являются отражением явлений морального плана.

Так, в частности, в действующем Российском уголовном законодательстве, именно с применением таких морально-нравственных понятий, как справедливость, определяются цели и характер наказания, которые состоят в следующем: 1. социально-воспитательная ответственность –восстановление социальной справедливости, производимое, как в отношении общества в целом, так и в отношении лица, потерпевшего в результате совершенного преступления;

2. предупредительная ответственность –исправление осужденного, заключающееся не столько в реальном перевоспитании, практически невозможном при существующих механизмах и условиях наказания, сколько в обеспечении не совершения осужденным преступлений в дальнейшем; 3. предупредительно-воспитательная и карательно-репрессивная ответственность –предупреждение совершения преступления, делящееся на специальное предупреждение и общее предупреждение и обуславливающие выполнение наказанием функций обеспечения условий, исключающих возможность повторного совершения преступления и функций устрашения, как по отношению к лицам, подвергавшимся наказанию, так и по отношению к иным лицам, не совершавшим ранее преступлений. Вообще, рассмотрение характера ответственности и вариантов превалирования одной из форм ответственности удобно рассматривать именно на примере уголовной ответственности, представляющей собой наиболее выраженную и тяжкую степень ответственности. Ответственность в форме наказания в правовой практике нашла свое отражение в части 2 статьи 43 УК РФ, где говорится:

"Наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений. "

Следует отметить, что такая цель уголовного наказания, как восстановление социальной справедливости была впервые зафиксирована в российском уголовном праве лишь в новом УК РФ, поскольку категория справедливости, определялась во времена СССР с точки зрения марксистской теории, сводившей ее к экономическим аспектам, неприменимым в широкой области уголовного права и несоответствовавшим устоявшимся в обществе нормам и воззрениям на справедливость, как морально-нравственную категорию.

Необходимо сказать, что четкого понятия справедливости (и тем более понятия справедливости, зафиксированного юридически) в отечественном праве не существует, поэтому при рассмотрении восстановления социальной справедливости, как одной из выраженных целей наказания, приходится руководствоваться достаточно расплывчатыми формулировками, описывающими понятие справедливости, как этическую категорию, характеризующую соотношение определенных явлений с точки зрения распределения добра и зла между людьми, соотношение между деянием и его следствиями для совершившего его лица (частным случаем такого соотношения и является соотношение между преступлением и наказанием).

В то же время, следует отметить, что справедливость в правовой области может быть описана, как определенный уровень соотношений прав и обязанностей человека, что позволяет считать любое нарушение права нарушением справедливости.

Восстановление социальной справедливости путем наказания осужденного производится, как в приложении к обществу в целом, так и в приложении к конкретному потерпевшему, пострадавшему в результате совершения осужденным преступления. При этом механизм восстановления социальной справедливости в обществе включает в себя не только экономические аспекты (например, частичного возмещения государством ущерба за счет штрафа, конфискации имущества, исправительных работ и т. д. ), но и за счет социально-психологических аспектов, проявляющихся в том, что граждане убеждаются в способности государственных органов осуществить наказание преступника, причем наказание осуществляется на основе принципов законности.

Тем не менее, необходимо заметить, что вопрос о том, является ли в данном случае карательное содержание наказания лишь средством достижения цели восстановления справедливости, или может быть расценена и как одна из самостоятельных целей при определении кары, как незафиксированной в действующем УК РФ, но подразумевающейся с моральной точки зрения цели наказания–можно все же считать не до конца закрытым, поскольку в юридической литературе встречаются различные взгляды на эту тему (например, А. В. Наумов и И. И. Карпец высказывали по этому поводу прямо противоположные точки зрения) [13 Российское уголовное право. Общая часть // Под ред. В. Н. Кудрявцева и А. В. Наумова. М. , 1997 и Карпец И. И. “Индивидуализация наказаний в советском уголовном праве”. ]. При этом, наказание, применяемое к лицу, осужденному за преступление, для соответствия его указанным в части 2 статьи 43 УК РФ целям, должно воздействовать в морально-психологическом плане и на иных лиц, выполняя в данном случае помимо функции восстановления социальной справедливости и функцию устрашения.

Данный вопрос является, в принципе, спорным, поскольку социальная эффективность наказания с точки зрения его общей предупредительной функции чаще всего оценивается сравнительно невысоко, а соответствие наказания как функции устрашения принципам демократии и гуманизма (которые также могут быть квалифицированы как моральные нормы) неоднозначно.

В то же время, нельзя не отметить, что данные социологических исследований, проводимых в разное время и в разных государствах несомненно показывают, что существует достаточно значимая группа лиц, не совершающих преступлений именно потому, что они опасаются уголовного наказания [14 Шаргородский М. Д. “Наказание, его цели и эффективность”. Л. , 1973. ], то есть не воспринимающих моральную составляющую правовых норм, ориентируясь лишь на их карательно-устрашающую функцию.

Крайне интересным примером отражения влияния морально-нравственных норм в нормах законодательства является отделение преступных деяний от не преступных по моральным основаниям в условиях, когда сама физическая составляющая деяния совершенно одинакова.

В некоторых случаях деяние, хотя и имеющее некоторые формальные черты преступности (например, подобное деяние в иных обстоятельствах может быть запрещено уголовным законом под угрозой наказания), не может являться преступлением в силу того, что обстоятельства, при которых оно совершено, предусмотрены уголовным законодательством, как исключающие преступность деяния. В то же время причины, по которым такие деяния, хотя и сходные с преступлениями, вынесены за рамки преступлений, являются, по сути, причинами морального характера.

В действующем в настоящее время УК РФ, обстоятельства, исключающие преступность деяния, перечислены в главе 8, где дается шесть различных видов подобных обстоятельств (в УК РСФСР, предшествовавшем данному УК, рассматривалось лишь два вида подобных обстоятельств– необходимая оборона и крайняя необходимость). Прежде всего, обстоятельством, исключающим преступность деяния, является, согласно статье 37 УК РФ , необходимая оборона:

“1. Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны.

2. Право на необходимую оборону имеют в равной мере все лица независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения. Это право принадлежит лицу независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти. 3. Превышением пределов необходимой обороны признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства. ”

Определение обстоятельства крайней необходимости приведено в статье 39: "1. Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лип, охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости. "

Еще одним обстоятельством, исключающим преступность деяния, рассмотренным УК РФ, является обоснованный риск, развернутое и сравнительно подробное определение которого приведено в статье 41:

"1. Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам при обоснованном риске для достижения общественно полезной цели. 2. Риск признается обоснованным, если указанная цель не могла быть достигнута не связанными с риском действиями (бездействием) и лицо, допустившее риск, предприняло достаточные меры для предотвращения вреда охраняемым уголовным законом интересам.

3. Риск не признается обоснованным, если он заведомо был сопряжен с угрозой для жизни многих людей, с угрозой экологической катастрофы или общественного бедствия. "

Следует отметить, что в силу своей социально-правовой природы данные обстоятельства превращают соответствующее деяние, даже обладающее формальными внешними чертами преступления, в общественно полезное, поскольку причинение определенного вреда компенсируется полезными последствиями для личности, общества и государства, вытекающими из факта совершения данного деяния, а следовательно– являются с точки зрения общества моральными. Таким образом, деяния, удовлетворяющие моральным стандартам, принятым в обществе, даже при условии, что они внешне сходны с преступлениями, могут фиксироваться, как правомерные.

Еще одним уровнем отражения моральных и нравственных норм в российском уголовном законодательстве, является внесение в правовые нормы установлений, отражающих позитивные моральные стандарты общества, например такие, как проявление снисхождения к отдельным категориям людей в силу их незащищенности, особой жизненной ситуации. Примером такого положения может, в частности, служить статья 81 УК РФ, согласно которой лицо может быть освобождено от наказания в связи с болезнью:

"1. Лицо, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, лишающее его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, освобождается от наказания, а лицо, отбывающее наказание, освобождается от дальнейшего его отбывания. Таким лицам суд может назначить принудительные меры медицинского характера.

2. Лицо, заболевшее после совершения преступления иной тяжелой болезнью, препятствующей отбыванию наказания, может быть судом освобождено от отбывания наказания…”.

Поскольку очевидно, что факт тяжелой болезни (п. 2) не изменяет самого факта совершения противоправного действия и не служит основание снятия ответственности, освобождение от отбывания наказания производится, видимо, по соображениям морального характера, поскольку противоречит принципам гуманности, воспринимаемым сейчас как одна из основ всей системы морали и нравственности. Наконец, еще одним уровнем отражения норм морали и нравственности в российском уголовном законодательстве, являются правовые нормы, непосредственно отражающие господствующие представления в области нравственности и морали. В УК РФ к таким нормам можно отнести нормы, содержащиеся в главе 25 УК РФ ("Преступления против здоровья населения и общественной нравственности"). Сравнительно типичными примерами таких правовых норм, служащих отражением именно моральных воззрений общества по данному предмету, являются, например, статья 242 ("Незаконное распространение порнографических материалов или предметов":

"Незаконные изготовление в целях распространения или рекламирования, распространение, рекламирование порнографических материалов или предметов, а равно незаконная торговля печатными изданиями, кино- или видеоматериалами, изображениями или иными предметами порнографического характера–наказываются штрафом в размере от пятисот до восьмисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от пяти до восьми месяцев либо лишением свободы на срок до двух лет"), а также статья 244 ("Надругательство над телами умерших и местами их захоронения":

“1. Надругательство над телами умерших либо уничтожение, повреждение или осквернение мест захоронения, надмогильных сооружений или кладбищенских зданий, предназначенных для церемоний в связи с погребением умерших или их поминовением, наказываются штрафом в размере от пятидесяти до ста минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного месяца, либо обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до трех месяцев.... ").

В данном случае правовые нормы прямо посвящены защите именно морально нравственных аспектов жизни общества, что означает признание обществом возможной реальной опасности для своего существования в результате серьезного нарушения норм морали. Вряд ли надругательство над телами умерших способно причинить какой-либо вред кроме морального, однако такое деяние зафиксировано в УК РФ, как преступление, то есть общественно опасное деяние, запрещенное под угрозой наказания. Как представляется, такая ситуация служит хорошей дополнительной иллюстрацией особой роли именно морально-нравственных норм в формировании правовой системы, содержания правовых установлений. Тем не менее, хотя подобные правовые акты имеют, как кажется, наиболее непосредственное отношение к отражению норм морали и нравственности в законодательстве, они, все же, представляются лишь частным случаем, когда правовая норма запрещает причинение вред общественной морали и нравственности в "чистом виде", то есть, без соотнесения с другими видами наносимого обществу вреда.

Также нормы морали нашли своё отражение в ряде федеральных законов, в частности в ФЗ “О статусе депутата Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации” (статья 9 данного закона посвящена депутатской этике), в ФЗ “Об основах государственной службы Российской Федерации” (статья 5– “О принципах государственной службы”, статья 10 –“Основные обязанности государственного служащего”), в ФЗ “О прокуратуре Российской Федерации” (статья 40. 1 посвящена требованиям, предъявляемым к лицам, назначаемым на должности прокуроров и следователей, в статье 40. 4 говорится о присяге прокурора (в тексте присяги есть строки: “клянусь … дорожить своей профессиональной честью, быть образцом неподкупности, моральной чистоты, скромности…”), и др.

    Заключение

В заключение следует, видимо, дополнительно отметить основные моменты, отраженные в данной работе.

Понятия "мораль" и "нравственность" являются трудно определимыми и, в значительной мере, субъективными, поскольку как их содержание, так и само понимание в огромной степени зависят от историко-культурных факторов, традиций, а также от идентификации источников. Тем не менее, большинство правовых норм представляют собой, в конечном итоге, законодательное закрепление позитивных и негативных норм поведения, имеющих выраженную морально-нравственную сценку со стороны общества, то есть, правовые нормы можно рассматривать, как социальные и морально-нравственные нормы, с нарушением которых общество не готово мириться, тогда как нарушение морально-нравственных норм, хотя и может вызывать определенное негативное отношение общества, в целом не вызывает однозначно запретительных реакций. В то же время, не менее важным является аспект, касающийся права, как возможности однозначного закрепления позитивного, с морально-нравственной точки зрения, поведения индивидуума в ситуациях, когда вычленение такого поведения на основе общих морально-нравственных установок становится сложным.

В российском законодательстве, моральные и нравственные нормы, помимо непосредственного отражения их в специальных правовых актах, отражены уже в самом общем содержании правовых норм российского законодательства, которое может восприниматься, как преломление моральных и нравственных воззрений законодателей (которые, в свою очередь, должны выполнять волю избирателей, отражая их морально-нравственные нормы).

С другой стороны, многие общие принципы, лежащие в основе уголовного законодательства Российской Федерации также являются отражением явлений морального плана.

Завершая рассмотрение данной темы, представляется необходимым еще раз подчеркнуть, что рассмотреть данный вопрос в полном объеме и на всех примерах, которые дает российское законодательство в этой области просто не представляется возможным, а потому в работе отражены лишь отдельные аспекты темы.

    Список используемых источников и литературы
    Нормативные правовые акты

Конституция Российской Федерации, принятая всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. // Российская газета. 1993. 25 декабря.

Кодекс законов о труде РСФСР от 9 декабря 1971 г. // Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1971. № 50. Ст. 1007.

Закон РФ “О прокуратуре Российской Федерации” от 17 января 1992 г. // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. № 8. Ст. 366. Закон РФ “О статусе судей в Российской Федерации” от 26 июня 1992 г. // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. № 30. Ст. 1792.

Федеральный закон “О статусе депутата Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации” от 8 мая 1994 г. // СЗ РФ. 1994. № 2. Ст. 74.

Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая от 21 октября 1994 г. // СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.

Федеральный закон “Об основах государственной службы Российской Федерации” от 31 июля 1995 г.

Семейный кодекс Российской Федерации от 8 декабря 1995 г. // СЗ РФ. 1996. № 1. Ст. 16.

Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая от 22 декабря 1995 г. // СЗ РФ. 1996. № 5. Ст. 410.

Уголовный кодекс Российской Федерации от 24 мая 1996 г. // СЗ РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.

    Литература
    Букреев В. И. , Римская И. Н. Этика права. М. , 1998.

Карпец И. И. Индивидуализация наказаний в советском уголовном праве. Комментарий к Конституции Российской Федерации / Под общ. ред. Ю. В. Кудрявцева. М. , 1996. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. Ю. И. Скуратова, В. М. Лебедева. М. , 1996. Нерсесянц В. С. Философия права. М. , 1997.

Общая теория государства и права. Академический курс / Под ред. М. Н. Марченко. М. , 1998. Т. 2. Общая теория права / Под ред. А. С. Пиголкина. М. ,1996.

    Ожегов С. И. Словарь русского языка. М. , 1987.

Российское трудовое право / Под ред. А. Д. Зайкина. М. , 1997. Российское уголовное право. Общая часть / Под ред. В. Н. Кудрявцева и А. В. Наумова. М. , 1997. Теория государства и права. Курс лекций / Под ред. Н. И. Матузова и А. В. Малько. М. , 1997. Уголовное право. Общая часть / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой, Ю. М. Ткачевского, Г. Н. Борзенкова. М. , 1993. Шаргородский М. Д. Наказание, его цели и эффективность. Л. , 1973. Энциклопедия российского права. Федеральный выпуск. М. , 1998.

Страницы: 1, 2, 3


Новости

Быстрый поиск

Группа вКонтакте: новости

Пока нет

Новости в Twitter и Facebook

  бесплатно рефераты скачать              бесплатно рефераты скачать

Новости

бесплатно рефераты скачать

© 2010.