бесплатно рефераты скачать
  RSS    

Меню

Быстрый поиск

бесплатно рефераты скачать

бесплатно рефераты скачатьПрокурорский надзор за исполнением законов при рассмотрении уголовных дел военными судами - (курсовая)

p>Ст. 35 УК РК гласит: "Чистосердечное раскаяние или явка с повинной понижают уголовную ответственность". Они свидетельствуют о пониженной степени общественной опасности лица, о начале его перевоспитания и исправления. Чистосердечное раскаяние - это глубокое внутреннее сожаление, искреннее признание своей вины, понимание общественной вредности деяния. Однако чистосердечное раскаяние нельзя сводить только к признанию вины. Смягчающее значение имеет не признание вины, а чистосердечное раскаяние. С чистосердечным раскаянием тесно связана явка с повинной ( то есть добровольный приход в органы государственной власти и откровенный рассказ о совершенном преступлении) может говорить о чистосердечном раскаянии. Примеров тому служит следующее уголовное дело.

По приговору военного суда, оставленному без изменения военным судом войск, осужденный по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 242 п. "а", 203 ч. 2 УК РК лишению свободы в ИТК общего режима Донченко сроком на 4 года и 6 месяцев и Косяков сроком на 3 года и 6 месяцев. Осужденные признаны виновными в том, что неся службу в составе караула по охране складов с боеприпасами и обнаружив контейнер с открытым замком, проникли в него и похитили 20 ручных гранат и запалы к ним. Похищенные боеприпасы Донченко и Косяков сначала спрятали на территории охраняемой зоны, а затем вынесли за пределы зоны и закопали в лесопосадке, где они на третий день и были обнаружены. Главный военный прокурор принес протест. В нем указывалось, что вина Донченко и Косякова в совершении преступления, за которое они осуждены доказана, их преступные действия квалифицированны правильно, однако мера наказания назначена судом излишне суровая, без должного учета конкретных обстоятельств дела и данных характеризующих личность осужденных. Как усматривается из материалов дела, после обнаружения похищенных гранат командованием части было проведено собрание с личным составом, на котором командир части заявил, что если виновные в хищении явятся к нему с повинной, он обещает разрешить вопрос об их ответственности своей властью. На следующий день Косяков и Донченко прибыли к командиру части, признались в совершенном хищении и пояснили и пояснили, что похитили гранаты с целью глушить ими рыбу, затем изменили свое намерение и пытались возвратить похищенное на склад, но это им не удалось. На предварительном следствии и в судебном заседании они вину свою признали и искренне раскаялись в совершенном преступлении. По службе Косяков и Донченко характеризовались положительно. Личный состав части возбудил ходатайство о передачи их на перевоспитание. Командование поддержало это ходатайство. До призыва на военную службу они занимались общественно-полезным трудом. Учитывая изложенное в протесте предлагалось приговор в отношении Донченко и Косякова изменить, применить к ним ст. 40 УК РК и назначенное им судом наказание определить условно с испытательным сроком 3 года, в связи с чем из заключения их освободить и передать коллективу части на перевоспитание и исправление. Протест Главного военного прокурора был удовлетворен [9 Архивное уголовное дело 18/15-96].

1. 3 Прокурорский надзор за законностью при рассмотрении преступлений против собственности

15. 10. 1993 г. было вынесено постановление Верховного Совета РК о минимальной заработной плате, и согласно этого мелким хищение должно признаваться то хищение когда размер не превышает двух минимальных заработных плат. Рассмотрим пример когда военным судом неправильно дана оценка деяния и действия осужденных квалифицированны по ст. 7 ч. 2 УК РК. Так Федяев и Суванкулов, будучи истопниками на строительной площадки в декабре 1993 года познакомились с гражданином Панюковым и договорились похитить и продать ему строительные материалы. Через 2 дня после этого Панюков приехал на площадку на тракторе с прицепом, куда Федяев с Суванкулов погрузили 5 половых досок, 8 плинтусов. Похищенные материалы Панюков отвез домой. 18. 12. 1993 г. Федяев и Суванкулов похитили еще материальные ценности. Всего названными лицами похищено строительных материалов на сумму 30 тыс. рублей. За указанные преступные действия Федяев и Суванкулов были осуждены военным судом по ст. 76 ч. 2 УК РК. Военный суд войск приговор в отношении Федяева и Суванкулова отменил и дело о них прекратил на основании ст. 7 ч. 2 УК РК. Считая определение военного суда войск неправильным Главный военный прокурор принес в Военную коллегию Верховного суда РК протест с просьбой отменить его и направить дело на новое кассационное рассмотрение по следующим основаниям. Указав в определении о наличии в действиях Федяева и Суванкулова лишь формальных признаков преступления предусмотренных ст. 76 ч. 2 УК РК, военный суд при этом не дал надлежащей оценки всем установленным по делу обстоятельствам. Федяев и Суванкулов, предварительно договорившись с Панюковым, в составе группы дважды похищали дифицитные строительные материалы. Ими совершено хищение в значительном размере, о чем свидетельствует количество и объем похищенного. Все эти данные говорят о том, что рассматривать эти преступные действия как малозначительные и не представляющие общественной опасности оснований не было. До 1. 1. 1994 г. минимальная заработная плата составляла 14600 рублей, а сумма ущерба превышает 2 минимальных заработных платы. Ссылка на положительные данные о личности - Федяева и Суванкулова и другие смягчающие ответственность обстоятельства не могла служить основанием для прекращения дела в силу ст. 7 ч. 2 УК РК. Военная коллегия Верховного суда РК отменила определение военного суда и направила дело на новое кассационное рассмотрение [10 Архивное уголовное дело 18/16-94]. Другим примером может служить уголовное дело, где суд неправильно дал оценку общественной опасности содеянного. Для правильной оценки общественной опасности содеянного необходимо учитывать направленность умысла виновных. Оников и Хачатурян обвинялись в том, что по предварительной договоренности между собой с помощью стамески и топора вскрыли кладовую и похитили две пары валенок и теплое белье общей стоимостью 4500 тенге. Вынеся это имущество в коридор, Хачатурян стал ожидать Оникова, оставшегося в кладовой с намерением похитить еще какое-либо имущество. Однако прибывшими на место преступления лицами Оников был задержан, а Хачатурян сбежал, оставив в коридоре похищенное имущество. Указанные действия Оникова и Хачатуряна квалифицированы по ст. 76 ч. 2 п. "а", "в" УК РК. Военный суд в распорядительном заседании преступные действия Оникова и Хачатуряна признал малозначительными и не представляющими общественной опасности, сославшись не незначительную стоимость похищенного имущества и на то, что оно полностью возвращено, дело прекратил за отсутствием состава преступления. Военный прокурор принес частный протест, предложив определение о прекращении дела отменить и дело возвратить на новое рассмотрение со стадии предания суду по следующим основаниям. При оценке общественной опасности содеянного Ониковым и Хачатуряном суд неправильно исходил только из количества и стоимости фактически похищенного имущества. Материалами дела установлено, что Оников и Хачатурян не ограничились хищением имущества на сумму 4500 тенге, а намерены были продолжать хищение. С этой целью Оников, передав Хачатуряну похищенное, остался в кладовой, но был замечен прибывшими военнослужащими и задержан.

Таким образом, умысел Оникова и Хачатуряна был направлен на хищение большего количества имущества, чем у них было отобрано при задержании на месте преступления. Поэтому органы предварительного следствия пришли к правильному выводу о наличии в их действиях состава преступления. Что же касается того, что похищенное имущество было возвращено и в связи с этим войсковой части не было причинено материального ущерба, то это обстоятельство суд может учесть при определении меры наказания. Военная коллегия протест удовлетворила. В данном случае имело место неоконченное покушение на хищение чужого имущества, то есть непосредственно направленные на совершение преступления действия, но при этом виновный не выполнил всего того, что он считал необходимым для приведения своего преступного умысла до конца. Ониковым и Хачатуряном не были выполнены все действия, образующие объективную сторону преступления. Совершенное преступление представляет большую общественную опасность, так как Оников и Хачатурян могли похитить более ценные вещи, которые в этот момент находились в кладовой. Преступление было прервано не от воли виновного, не в силу внутренних убеждений, а по внешним обстоятельствам, которые не позволяют успешно завершить преступление. [11 Архивное уголовное дело 18/17-95]

Продолжая рассматривать некоторые преступления против собственности, хочу остановиться на тяжком преступлении, как разбой. Комментируя данную статью законодатель определил, что разбой - это нападение с целью завладения чужим имуществом, соединенное с насилием, опасным для жизни или здоровья лица, подвергшегося нападению, или с угрозой непосредственного применения такого насилия. Разбой является оконченным с момента нападения, соединенного с насилием. При определении насилия при разбое суду необходимо учитывать характер орудия, которым было совершено преступление, тяжесть причиненного насилия, было ли повреждение причинено в жизненно-важные органы.

В судебной практике нападение, совершенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни или здоровья потерпевшего, иногда не признается(что неправильно) разбоем, исходя из того, что потерпевшему не причинено физического вреда, или причинены легкие телесные повреждения, хотя в момент нападения была создана реальная опасность для его жизни и здоровья. В качестве примера: военным судом гарнизона Буряк и Заикин осуждены на основании ст. 76-1 ч. 2 п. "а" УК РК. Они признаны виновными в ограблении Зотова, совершенном по предварительному сговору и с насилием, не опасным для жизни и здоровья потерпевшего. Это преступление совершено при следующих обстоятельствах. Будучи в нетрезвом состоянии Буряк и Заикин остановили ночью на одной из улиц города лейтенанта Зотова, одетого в гражданский костюм. Заикин потребовал от него снять перчатки. Когда Зотов отказался сделать это, то Заикин стал стаскивать перчатки. Когда Зотов оттолкнул его от себя, тогда Заикин и Буряк повалили Зотова на землю и стали избивать ногами, а затем сняли с него кожаные перчатки и наручные часы. Военный прокурор принес кассационный протест, в котором просил приговор в отношении Буряка и Заикина отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям. Органами предварительно следствия преступные действия Буряка и Заикина были квалифицированы по ст. 76-2 ч. 2 п. "б" УК РК, однако суд переквалифицировал их на ст. 76-1 ч. 2 п. "а" УК РК, мотивируя свое решение тем, что примененное насилие Буряком и Заикиным в отношении Зотова не было опасным для его жизни и здоровья. Между тем, этот вывод суда не соответствует фактическим данным, обстоятельствам дела. Установлено, что потерпевшему был нанесен удар по голове металлической рукояткой от кабины автомашины, после чего Буряк и Заикин повалили Зотова на землю и продолжали избивать его ногами, обутыми в сапоги. По заключению судебно-медицинского эксперта, рукоятка использованная виновными в качестве орудия преступления представляет собой массивный металлический предмет с длиной сторон 7, 5 см на 4, 5 см и диаметром около 2 см, и таким предметом, безусловно, можно нанести опасное для жизни повреждение.

Как видно из приговора, военный суд решая вопрос о переквалификации преступления Буряка и Заикина с разбоя на грабеж, исходил не из характера насилия, которое было применено в отношении потерпевшего, а из того, что в результате этого насилия Зотову было причинено легкое телесное повреждение без расстройства здоровья. Между тем, ст. 76-2 УК РК вовсе не требует, чтобы в процессе нападения были причинены такие повреждения, которые опасны для жизни и здоровья потерпевшего. Достаточно того, чтобы способ насилия представлял опасность для жизни и здоровья потерпевшего. Протест Военного прокурора был удовлетворен. [12 Архивное уголовное дело 18/33 - 95]

1. 4 Прокурорский надзор по уголовным делам о преступлениях против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности, против общественной безопасности и народного здравия.

Рассматривая следующую группу преступлений хочу обратить внимание на такое преступление как хулиганство. Для отнесения хулиганских действий к числу уголовно наказуемых деяний необходимо, чтобы они заключали в себе два обязательных взаимосвязанных признака: во-первых, грубое нарушение общественного порядка, во-вторых явное неуважение к обществу. Под грубым нарушением общественного порядка следует понимать такое нарушение, которое является значительным, серьезным (например, нарушение покоя и отдыха граждан). Явное неуважение к обществу - это наглое, демонстративно пренебрежительное отношение к правилам общежития и морали.

Характерным примером неправильной квалификации судом преступления как хулиганство является следующее уголовное дело, рассмотренное судом. Военным судом гарнизона сержант Дудинов осужден по ст. 200 ч. 2 УК РК. Он признан виновным в том, что 26. 04. 1996 г. в палатке подразделения из хулиганских побуждений нанес солдату Милошенко 3 удара кулаком по лицу, разбив губы и причинив перелом нижней челюсти, то есть телесные повреждения средней тяжести. Военный прокурор войск принес протест, в котором просил приговор в отношении Дудинова изменить, переквалифицировав его действия со ст. 200-2 на ст. 94 УК РК по следующим основаниям. В судебном заседании установлено, что Дудинов нанес Милошенко 3 удара по лицу кулаком и причинил ему телесные повреждения средней тяжести не из хулиганских побуждений, а за то, что Милошенко в грубой форме отказал в просьбе Дудинова дать ему гитару и выразился в его адрес нецензурными словами. В момент нанесения ударов Милошенко личный состав в палатке отсутствовал и общественный порядок при этом нарушен не был. В связи с этим причинение на личной почве телесного повреждения средней степени должно квалифицироваться по ст. 94 УК РК [13 Архивное уголовное дело 18/14 - 92]. Продолжая комментировать ст. 200 УК РК хочу обратить внимание на следующие квалифицирующие признаки, как "злостное хулиганство, отличающееся по своему содержанию особой дерзостью". Злостным хулиганством по признаку особой дерзости, может быть признано такое хулиганское поведение, которое сопровождалось например насилием, повлекшим телесные повреждения или глумлением над личностью, длительным и упорно не прекращающимся нарушением общественного порядка. Закон не связывает понятие хулиганства ни с в временем и местом совершения преступления, ни с фактом восприятия преступных действия третьими лицами. Так Иванов был осужден на основании ст. 200 ч. 2 УК РК за злостное хулиганство, Отличающееся по своему содержанию особой дерзостью, совершенное при следующих обстоятельствах. Находясь в состоянии алкогольного опьянения, осужденный в 24 часа на одной из городских улиц вблизи стоянки такси и остановки автобуса, в целях изнасилования напал на гражданку В. схватил ее за волосы, ударил кулаком в лицо и повалил на землю. В связи с тем, что потерпевшая оказала ему упорное сопротивление он отказался от изнасилования и избил ее, нанеся около 10 ударов руками по голове и туловищу. Разбил лицо до крови, бил головой о землю. Избиение потерпевшей прекратил только тогда, когда к остановке подъехал автобус с пассажирами, которые, услышав крик потерпевшей, бросились на помощь.

Военный суд войск, рассмотрев дело по кассационной жалобе адвоката, приговор в отношении Иванова изменил, переквалифицировал его действия на ст. 97 УК РК. Свое решение суд мотивировал тем, действия Иванова совершены по личным мотивам и не носили характера нарушения общественного порядка и не носили характер явного неуважения к обществу. При этом осужденный преследовал лишь одну цель понудить потерпевшую к вступлению в половую связь, а преступление совершил в ночное время, в 150 метрах от ближайших домов, не зная о нахождении по близости стоянки такси и автобусной остановки и что по делу не установлены лица, отдых которых был бы нарушен в результате совершенного преступления. Главный военный прокурор принес протест, в котором просил определение военного суда отменить и дело направить на новое кассационное рассмотрение по следующим основаниям. Из материалов дела видно, что Иванов совершенно не знал потерпевшую, последняя не дала какого-либо повода к домогательству на вступление в интимную связь и оказала ему сопротивления правомерно, а возникшее между ними в процессе преступных действий осужденного отношения - это отношение насильника и его жертвы, которые не могут рассматриваться как лично неприязненные. Решение вопроса о наличии состава хулиганства в действиях виновного суд поставил в зависимость от времени и места совершения, от факта восприятия преступных действий в отношении потерпевшей третьими лицами. Однако Пленум Верховного Суда ни Закон не связывают понятие хулиганства с указанными выше факторами. Нападение Иванова на незнакомую ему женщину, совершенное при изложенных в приговоре обстоятельствах, само по себе представление грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, что не могло не охватываться сознанием осужденного. Поскольку преступные действия Иванова выражались в избиении ни в чем не повинной женщины, повлекшим причинением ей телесных повреждений продолжались значительное время (примерно 8 минут) и были прекращены лишь благодаря вмешательству граждан, услышавших крики потерпевшей, следует признать, что суд первой инстанции правильно расценил их как отличающихся особой дерзостью. Протест Главного военного прокурора был удовлетворен [14 Архивное уголовное дело 18/45 - 92].

2 ПРОКУРОРСКИЙ НАДЗОР ЗА ИСПОЛНЕНИЕМ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА В ВОЕННЫХ СУДАХ

    2. 1 Общие положения прокурорского надзора

Одной из гарантий соблюдения законности государственными органами, должностными лицами и гражданами является деятельность органов предварительного следствия, прокуратуры и суда. Особое место в обеспечении законности занимает деятельность органов предварительного расследования, которая призвана обеспечивать быстрое и полное раскрытие преступлений, с тем, что бы каждый, совершивший преступление был подвергнут наказанию и не один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности осужден. В связи с этим требования Конституции РК, регламентирующие гарантии прав и свобод граждан (глава 7), в равной мере относятся к предварительному следствию, прокуратуре и суду, которые должны неуклонно исполнять Конституцию, осуществляя свою деятельность в сфере борьбы с преступностью в установленном уголовно-процессуальном законодательном порядке, используя при этом достижения криминалистики. В данном разделе хочу отразить некоторые вопросы прокурорского надзора за соблюдением уголовно-процессуального законодательства в военных судах. Привести ряд примеров о формах прокурорского реагирования на определение военных судов по некоторым статьям уголовно-процессуального законодательства.

Ст. 403 УПК РК определяет основания, при наличии которых суд выносит частное определение, где в частности сказано, что частное определение может быть вынесено при обнаружении судом нарушений закона, допущенных при производстве предварительного следствия. Так, в соответствии со ст. 403 УПК РК военный суд одновременно с постановлением приговора по делу Щенникова вынес частное определение, которым обратил внимание военного прокурора на следующее. В процессе предварительного следствия выяснилось, что дневальный по автопарку Хомяк в нарушение ст. 307 Устава внутренней службы выпустил из парка автомобиль Щенникова без разрешения дежурного по парку, чем совершил действия, подпадающие под признаки преступления, предусмотренного ст. 245 УК РК, то есть нарушение уставных правил внутренней службы. Однако военный следователь вопреки требованиям ст. 5 УПК РК, которая гласит, что суд, прокурор, следователь и орган дознания обязаны в пределах своей компетенции возбудить уголовное дело в каждом случае обнаружения признаков преступления, приняв все предусмотренные законом меры к установлению события преступления, лиц, виновных в совершении преступления и к их наказанию, не принял никакого решения по этому вопросу. Частный протест военного прокурора на указанное частное определение оставлен военным судом войск без удовлетворения. При этом в определении утверждается, что выпустив управляемую Щенниковым автомашину из парка без ведома дежурного, Хомяк допустил нарушение уставных правил внутренней службы, повлекшие наступление вредных последствий, предупреждение которых входило в его обязанность. При таких обстоятельствах военному следователю в соответствии со ст. 5 и ст. 180 УПК РК надлежало разрешить в установленном законом порядке вопрос об ответственности Хомяка.

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5


Новости

Быстрый поиск

Группа вКонтакте: новости

Пока нет

Новости в Twitter и Facebook

  бесплатно рефераты скачать              бесплатно рефераты скачать

Новости

бесплатно рефераты скачать

© 2010.