бесплатно рефераты скачать
  RSS    

Меню

Быстрый поиск

бесплатно рефераты скачать

бесплатно рефераты скачатьПерсональная ответственность в государственном управлении. - (курсовая)

p>Используемый нами термин “конституционная ответственность” совершенно не означает, что речь идет о всякой ответственности за нарушение Конституции или вообще любых норм конституционного права, либо о всякой ответственности, упомянутой в Конституции. Известно, что нормы конституций и других источников конституционного права регулируют весьма обширные по масштабам общественные отношения и многие из них обеспечены санкциями норм других отраслей права. Нарушение конституционных положений может влечь и уголовную, и административную, и дисциплинарную и гражданско-правовую ответственность в зависимости от характера правонарушения, статуса его субъекта и процедуры применения. Иначе говоря, конституционная ответственность может наступать за нарушение конституции, но не всякая ответственность за ее нарушение является конституционной ответственностью. [55Шон Д. Т. Конституционная ответственность//Государство и право. 1995. №7. С. 37. ]

С другой стороны, конституционную ответственность можно рассматривать как организационную и процедурную сторону политической ответственности, совокупность процессуальных, а не материальных норм. В этом смысле конституционная ответственность становится весьма подвижной категорией, регулирующей отношения прекращения полномочий политически ответственного должностного лица и передачи власти, в том числе без юридических на то оснований (иначе - совершения правонарушения). Механизм политической ответственности в государственном управлении таким образом должен представлять собой взаимодействие субъекта политической ответственности и политических учреждений, обладающих правом подвергать его деятельность политической оценке. Теоретически, специальные функции контроля за деятельностью исполнительной власти, выступая таким образом в качестве своего рода судебного или квазисудебного органа, может осуществлять парламент. При наличии конкретных оснований, предусмотренных в конституции или специальном законе, именно орган общенародного представительства принимает решение о привлечении к ответственности главы государства, членов правительства и иных высших должностных лиц.

Мерой политической и конституционной ответственности является отстранение должностного лица от занимаемой должности. Здесь важно понимать, что назначение конституционной ответственности все-таки не сводится к наказанию. Главное стимулировать позитивную деятельность ее потенциального субъекта, и лишь в противном случае - сменить одно руководящее лицо другим. При этом добровольную отставку должностного лица политической ответственностью считать нельзя (так как если она не является способом ухода от ответственности, то может выступать моральным самонаказанием или актом защиты чести и достоинства). Привлечение к политической ответственности не исключает применение к отстраняемому от должности лицу при наличии в действиях, повлекших политическую ответственность, состава правонарушения, мер юридической ответственности.

Подчеркнем, что субъектом конституционной политической ответственности ни при каких условиях не могут быть должностные лица, отнесенные законом “Об основах государственной службы” к категории “В”. Нельзя считать, что политическую ответственность несут и должностные лица категории “Б”, хотя отстранение от должности непосредственных руководителей этих должностных лиц влечет их увольнение. Своеобразный иммунитет лиц, замещающих государственные должности категорий “Б” и “В”, определяется принадлежностью к государственной службе. Подразделение государственных должностей на категории “А”, “Б” и “В”, таким образом, служит целям обеспечения стабильности государства и преемственности государственной власти. Это положение, при прочих равных условиях, должно способствовать сохранению государства с уходом очередного руководителя. На реализацию механизма ответственности, применительно к отдельной категории должностных лиц, отложило отпечаток федеративное устройство российского государства. Здесь имеется в виду ответственность высших должностных лиц органов исполнительной власти субъектов федерации: президентов республик, мэров гг. Москва и Санкт-Петербург, глав администраций (правительств), губернаторов краев, областей, автономных округов, автономной области.

Проблема подобного рода возникла с приобретением субъектами Российской Федерации равного статуса, закрепленного ч. 1 ст. 5 Конституции, и установлением обязательной выборности высших государственных должностей субъектов Российской Федерации. Впервые такое условие функционирования исполнительных органов государственной власти субъектов федерации, как выборность глав администраций, было закреплено в ч. 2 ст. 36 закона Российской Федерации “О краевом, областном Совете народных депутатов и краевой, областной администрации” от 5 марта 1992 г. Ввиду того, что решение вопроса о назначении выборов глав администраций краев, областей, городов федерального значения, автономных округов, автономной области зависело от Президента Российской Федерации, процесс, естественно, по политическим соображениям, несколько затянулся. В соответствии со ст. 3 федерального закона “О порядке формирования Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации” выборы глав исполнительных органов государственной власти субъектов федерации должны быть завершены не позднее декабря 1996 г. Легитимация высшего должностного лица субъекта федерации путем непосредственного избрания населением, безусловно, создаст ощутимые препятствия для назначения ответственности за допущенные им нарушения Конституции Российской Федерации и неисполнение федеральных законов. С углубляющимся экономическим кризисом и повсеместно растущими антимосковскими настроениями, это обстоятельство станет дополнительным фактором децентрализации России. Уже сегодня нам приходится констатировать независимость национальных республик в составе Российской Федерации и бесконтрольность (читай - безответственность) их политических лидеров.

С нашей точки зрения, персональная ответственность высших должностных лиц субъектов федерации является одним из главных атрибутов суверенной власти федерального правительства на всей территории страны. Поэтому игнорирование этого совершеннейшего механизма реализации общегосударственной политики вызывает у нас откровенное недоумение.

Согласно ст. 78 Конституции, осуществление полномочий федеральных органов государственной власти на всей территории России обеспечивают Президент и Правительство Российской Федерации. Осуществляя в целях сохранения единства системы органов государственной власти согласованное взаимодействие федеральных органов с органами государственной власти субъектов федерации, Президент выступает в роли вышестоящего должностного лица для высших должностных лиц субъектов Российской Федерации. Но если для назначаемых им глав администраций в качестве меры принуждения можно было применять дисциплинарную ответственность в соответствии с Указом от 7 августа 1992 г. №828, предусматривающим в качестве дисциплинарных взысканий - замечание, предупреждение о неполном служебном соответствии и освобождение от должности, - то установление равной ответственности для глав исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации независимо от того, назначены они или избраны, а именно в этом заключается смысл президентского указа “О мерах по укреплению единой системы исполнительной власти в Российской Федерации”, нетрудно подвергнуть сомнению. Вряд ли в отношении избранных глав администраций будет действовать и норма ст. 68 Закона Российской Федерации “О краевом, областном Совете народных депутатов и краевой, областной администрации” - о досрочном прекращении их полномочий в случае освобождения от должности Президентом Российской Федерации за нарушение Конституции и законов Российской Федерации, а также актов Президента и Правительства. Не содержит ни слова об ответственности высших должностных лиц субъектов федерации и проект федерального закона “Об общих принципах организации системы органов государственной власти в субъектах Российской Федерации”.

Поэтому у нас сложилось впечатление, что полномочия по установлению ответственности для высшего должностного лица субъекта федерации окончательно переданы субъектам федерации на самостоятельное усмотрение. Проследим на примере Хабаровского края, каким образом решается проблема политической ответственности высшего должностного лица субъекта федерации. Во-первых, в ст. 34. 1 Устава Хабаровского края оговорен неприкосновенный статус высшего должностного лица Хабаровского края - Главы Администрации на всей территории края. По аналогии с институтом депутатской неприкосновенности это должно означать, что Глава Администрации не может быть привлечен к ответственности без соблюдения установленной законом процедуры лишения такой неприкосновенности. Проект Закона Хабаровского края “Об Администрации Хабаровского края” устанавливает, что вопрос о лишении неприкосновенности Главы Администрации решается по представлению прокурора края квалифицированным большинством голосов депутатов Законодательной Думы края. Однако, подобная формулировка прямо противоречит федеральному законодательству. Разработчики законопроекта, видимо, упустили из виду, что Глава Администрации по должности является членом Совета Федерации Федерального Собрания, и вопрос о лишении его неприкосновенности может быть решен только с согласия Совета Федерации. Во-вторых, в ст. 37. 3 Устава края предусмотрена возможность отрешения высшего должностного лица Хабаровского края от должности в случае нарушения Конституции Российской Федерации и законов. Несколько подробнее процедура отрешения от должности описана в проекте Закона “Об Администрации края”. Факт нарушения Главой Администрации Конституции Российской Федерации или неоднократного (более двух раз в течение одного года) нарушения федеральных законов, Устава и законов Хабаровского края должен быть подтвержден заключением Конституционного Суда Российской Федерации или краевого суда, соответственно. По получении официальных документов, принимается постановление об отрешении Главы Администрации от должности, что, фактически, означает вынесение решения простым большинством голосов депутатов представительного органа. Это положение не может не вызывать справедливые возражения, ибо, насколько бы серьезным не было основание для привлечения Главы Администрации к политической ответственности, отрешение от должности высшего должностного лица субъекта федерации, кстати, избираемого населением края, требует более серьезных процессуальных гарантий законности при вынесении соответствующего решения. К месту сказать, краевые законы часто грешат такого рода условностями и неточностями. Невнимательность, а, в отдельных случаях, прямой умысел депутатов почтеннейшего собрания, подрывают авторитет законодательного органа государственной власти, призванного контролировать деятельность исполнительной власти, служить административным органам образцом для подражания. На наш взгляд, происходящий под знаменем народно-освободительного движения от влияния Москвы, процесс распада России [56 который приобрел крайнюю форму в Чеченской Республике. ]вызван местническими корыстными интересами региональных лидеров и группировок, почувствовавших вкус бесконтрольной власти, но никак не самого народа. Негативные последствия децентрализации российского государства, обособления региональных элит, в силах разрешить только институт персональной политической ответственности высших должностных лиц субъектов Российской Федерации перед Конституцией, народом и собственной совестью.

Наиболее специфичной и малоизученной, несмотря на тысячелетнюю историю, разновидностью ответственности является моральная ответственность. Моральные нормы стали регулировать общественные отношения еще задолго до возникновения государства и права, но до сих пор сохраняют немаловажное значение. Моральная ответственность, равно как и всякая иная связанная с нарушением неюридических социальных норм ответственность, - это, как и юридическая ответственность, та же обязанность, но исполняемая под воздействием принуждения. Разумеется, существенное различие между действием норм права и действием иных социальных норм состоит в том, что право обеспечиваетсягосударственным принуждением со всеми вытекающими отсюда важными последствиями. [57 Братусь С. Н. Указ. соч. С. 50. ]К сожалению, моральная норма таким средством не обеспечена. Моральная ответственность не вносит изменений в имущественное, правовое и политическое положение должностных лиц, которым она адресована, не закрепляет свою отрицательную оценку каким-либо реальным наказанием. И все же сведение способов защиты нарушенного права только лишь к государственному принуждению исполнения обязанностей было бы большим заблуждением.

В государственном управлении категория моральной ответственности выступает как самостоятельно, так и в сочетании с другими видами социальной ответственности. Самым типичным в управленческих отношениях является взаимодействие моральной и юридической оценок. Моральная оценка - обязательный элемент, сопутствующий отрицательной юридической оценке. Так, совершение преступления предполагает не только уголовную ответственность виновного лица, но и его моральное осуждение [58 Уголовное право. Общая часть.... С. 74-75. ]. Наложение дисциплинарного взыскания на служащего за упущение в работе представляет собой процесс, в котором также присутствует отрицательное, нравственно-этическое осуждение, часто незаметное, но психологически ощущаемое виновным лицом.

Императив ответственного поведения приходит к человеку не только извне, но вырабатывается и в нем самом, создавая ряд устойчивых стереотипов: сознание долга, чести, достоинства и вины. Моральная ответственность проявляется также в форме стыда и угрызений совести, то есть в форме психологического переживания за содеянное. Наиболее ярким переживанием является чувство раскаяния, которое может быть довольно острым и причинять человеку постоянные страдания. Категория совести составляет субъективную сторону моральной ответственности. Совесть - сложный и тонкий душевный инструмент, обязывающий человека отчитываться перед собой, постоянно оценивать свои действия и решения, “она есть тот высший судья, перед которым человек считает себя обязанным ответствовать и на приговоры которого нет апелляции” [59Кареев Н. И. Мысли об основах нравственности. СПб. , 1895. С. 102. Цит. по: Бельский К. С. Персональная ответственность в государственном управлении. М. , 1989. С. 15. ]. С совестью неразрывно связано понятие чести. Честь - это особая гордость за свою профессию, своего рода благородство. Честь в управленческих отношениях выступает как осознание служащим ценности своего труда, заслуг перед обществом. Значение понятий совести и чести состоит прежде всего в том, что они являются внутренними регуляторами, обеспечивающими должное поведение без внешнего воздействия, на основе самоконтроля и самооценки.

Вместе с тем нужно сказать, что нравственная обязанность не всегда исполняется в результате внутреннего побуждения и убеждения. В практической действительности моральная ответственность, как объективная реальность, чаще локализуется и действует в виде общественного мнения. Общественное мнение в государственном управлении - это общественное отношение по поводу оценки управленческой деятельности, проявляющееся в коллективных суждениях граждан о государственной политике, работе государственного аппарата и его отдельных должностных лиц. Такие суждения отличаются распространенностью, интенсивностью и устойчивостью, чем создают ощутимое влияние на должностных лиц. Сила общественного мнения, являясь своеобразной мерой принуждения, удерживает от безнравственного поступка. Давление со стороны общественного мнения виновное лицо может испытывать и после того, как перестала действовать послужившая поводом для его возникновения негативная юридическая оценка. Моральная ответственность органически связана с реализацией политической ответственности в государственном управлении. И это закономерно, поскольку действия политического руководителя должны иметь нравственную основу и в значительной степени определяться нравственными принципами. Именно потому, что мораль и политика - взаимопроникающие, тесно связанные между собой явления, они не могут действовать изолированно и обособленно, не нарушая целостности друг друга.

В этой связи показательна, на наш взгляд, процедура приведения к присяге высшего должностного лица государства.

Конституции многих стран мира, в том числе и России, содержат ряд общественно важных морально-политических и гражданских обязательств, которым должен следовать президент на протяжении всего срока своих полномочий. При всей своей декоративности торжественное обязательство, даваемое президентом перед лицом своего народа, при всех обстоятельствах соблюдать Конституцию и другие законы, имеет большое общественно-политическое значение. Это обязательство является одним из ключевых элементов легитимности всего института президентства, неотъемлемым условием доверия народа к главе государства и важным моральным ограничителем для президента, если он окажется перед искушением нарушить те или иные правовые нормы. [60 Сахаров Н. А. Институт президентства в современном мире. М. , 1994. С. 12. ]Такого рода обязательства и официально установленные стандарты деятельности президента направлены на всемерное укрепление авторитета и достоинства поста главы государства. Далеко не всегда президенты в своей политической практике выдерживают эти обязательства и стандарты, и в этих случаях в условиях демократии различные политические институты, средства массовой информации и общественное мнение в целом подвергают их обоснованной критике. Если же президент, вопреки взятому на себя обязательству, допускает серьезное нарушение конституции или законодательства, то в отношении его на вполне законных основаниях может быть применена процедура отстранения от должности, получившая название “импичмент”. Поэтому вполне оправданы те высокие общественно-политические обязательства и морально-этические нормы, соблюдения которых требует от президента конституционное право. [61 Сахаров Н. А. Указ. соч. С. 13-14. ] Практику приведения к присяге, применяемую, кстати, также к лицам, несущим специфичную государственную службу (военнослужащим, судьям, дипломатам и некоторым другим), можно было бы распространить на весь круг должностных лиц государства (и должностных лиц местного самоуправления). Это создало бы предпосылки формирования государственного аппарата нового, этичного типа, для должностных лиц которого высшей ценностью стали бы человеческая жизнь, права и свободы.

    ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Законность и правопорядок - неотъемлемые элементы демократии. Исполнение установленных законом обязанностей, равно как и осуществление прав, продиктовано прежде всего высокой сознательностью граждан, должностных лиц государственного аппарата. Но пока существует государство и право, необходимо принуждение по отношению к тем, кто не подчиняется закону. Таким образом, ответственность выступает важнейшим средством обеспечения законности, обеспечения исполнения обязанности.

Государственный аппарат должен действовать не по произволу, а в рамках норм права, определяющих его деятельность, его права и обязанности. Отступление должностных лиц государственного аппарата от нормативных предписаний должно влечь по отношению к ним соответствующее государственное принуждение, обеспечивающее восстановление нарушенных ими обязанностей.

Предписания, содержащиеся в законах и других актах, к сожалению, часто не обеспечиваются реальной юридической ответственностью. Во многих нормативно-правовых актах ответственность за исполнение обязанностей, возлагаемых на должностных лиц, только провозглашается и становится лишь призывом к определенному поведению. Действительность настоятельно требует усиления и расширения сферы применения мер персональной ответственности в государственном управлении. В развитие идеи о прямом действии конституционных норм, например, было бы целесообразно дополнить российское законодательство следующими составами должностных правонарушений:

незаконный отказ гражданину в замене несения воинской службы выполнением альтернативных гражданских обязанностей;

принуждение гражданина к определению или указанию его национальной принадлежности;

создание препятствий для осуществления гражданами их права на пользование родным языком, включая обучение и воспитание на родном языке; создание препятствий гражданам в осуществлении их прав на объединения, собрания, митинги, уличные шествия, демонстрации и пикетирование; отказ государственного должностного лица в мотивированном ответе на личное или коллективное обращение граждан в государственные органы и к должностным лицам; создание государственным должностным лицом препятствий гражданам в осуществлении их права собственности и права на предпринимательскую деятельность, не запрещенную законом;

принуждение граждан к труду, не обусловленному трудовым соглашением с ними, а равно иное нарушение законодательства о труде, связанное с ущемлением трудовых прав граждан;

отказ в оказании гражданам квалифицированной медицинской помощи в государственной системе здравоохранения;

сокрытие государственным должностным лицом фактов и обстоятельств, создающих угрозу жизни и здоровью людей;

злостное нарушение законодательства о социальном обеспечении, законодательства об образовании, законодательства о защите материнства и детства, прав инвалидов, умственно отсталых, а также граждан, отбывающих наказание в местах лишения свободы и нуждающихся в социальной поддержке;

злостное нарушение законодательства о свободе художественного, научного и технического творчества, исследования и преподавания, а также об интеллектуальной собственности;

отказ государственным должностным лицом гражданину в ознакомлении с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы. Установление персональной ответственности за названные выше деяния, характеризующиеся в условиях развития процессов демократии повышенной опасностью, создаст более надежные гарантии основных прав и свобод человека и гражданина. [62Панченко П. Н. Декларация прав и свобод человека и гражданина и вопросы совершенствования правоохранительного законодательства и практики его применения//Права человека и проблемы обеспечения законности. Н. Н. , 1993. С. 15-16. ]

Развитие и совершенствование норм материального права потребуют кодификации процессуальных норм в сфере управления. В повестке дня стоит разработка и принятие Административно-процессуального кодекса - нормативного документа, регламентирующего все управленческие процедуры, включая коллизионные, согласительные и, что особенно важно, порядок реализации конституционного права граждан участвовать в управлении, в том числе посредством предъявления законных требований к служащим органов государственной власти.

Объективно существует также необходимость постоянной смены должностных лиц, замещающих отдельные государственные посты, для того, чтобы они могли “почувствовать нужды народа и принять в них участие” [63Thorpe F. N. The Federal and State Constitutions, Colonial Charters and Other Organic Laws of the States, Territories and Colonies, Now and Heretofore Forming the United States of America. Washington, 1909. V. 6. P. 3813. Цит. по: Лафитский В. И. США: конституционный строй и роль штатов в структуре американского федерализма. М. , 1993. С. 11. ], что отмечалось еще в декларациях прав некоторых Североамериканских штатов во времена образования США, проблемы 200-летней давности которого стоят теперь перед Российской Федерацией. В число должностных лиц с ограниченным сроком полномочий, избираемых непосредственно населением или, в крайнем случае, представительными органами власти, по нашему глубокому убеждению, должны попасть все руководители, занимающие особо ответственное положение в органах государственной власти субъектов федерации, то есть должностные лица от решений которых зависит сама возможность реализации прав и свобод граждан. Такими должностными лицами могли бы стать прокуроры, начальники управлений внутренних дел, начальники управлений юстиции, распорядители бюджетов-казначеи субъектов Российской Федерации. Тогда они будут рассматриваться как поверенные и слуги народа, а ответственность их гарантировалась бы путем проведения частых и свободных выборов.

Слабым звеном во всей проблеме обеспечения прав человека является вопрос о реальном наказании конкретных виновных лиц за их нарушение. На практике права грубо нарушаются, а виновные в преступлениях против прав человека, остаются безнаказанными. В качестве действенной меры наказания за правонарушение можно было бы расширить перечень оснований ограничения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на известный срок для лиц, совершивших должностное правонарушение, как это предусмотрено в проекте Уголовного кодекса. Причем запрет на занятие государственной должности должен налагаться в бесспорном порядке. Недопустимо оказывать снисхождение человеку, чьи решения и действия, в силу занимаемого общественного положения, нанесли ущерб интересам граждан, организаций, государства или гражданского общества. При этом значение ответственности будет обусловливаться не ее жестокостью, а неотвратимостью.

“Одно из самых действительных средств, сдерживающих преступления, заключается не в жестокости наказаний, а в их неизбежности и, следовательно, в бдительности властей и в той суровости неумолимого судьи, которая только тогда становится полезной добродетелью, когда он применяет кроткие законы. Уверенность в неизбежности хотя бы и умеренного наказания произведет куда большее впечатление, чем страх перед другим, более жестоким, но сопровождаемый надеждой на безнаказанность” [64 Беккариа Ч. О преступлениях и наказаниях//Законность. 1993. №4. С. 50. ]. Неотвратимость означает, что ни одно правонарушение не должно миновать ответственности. Неотвратимость ответственности за нарушение норм права необходимое условие законности, воспитания граждан, должностных лиц в духе подлинного уважения к закону. Принцип неотвратимости ответственности следовало бы закрепить не только в уголовном и хозяйственном законодательстве, где он все-таки нашел применение, но и в других отраслях права, при безусловном его соблюдении с тем, чтобы никто не мог рассчитывать на уклонение от ответственности и чтобы ни у кого не создавалось впечатления о ненаказуемости виновных.

Но для реальной защиты прав необходимы специальные органы и процедуры, способные обеспечить практическое исполнение предписаний законодательства. Ведь, как известно, “право - ничто без аппарата, способногопринуждать к соблюдению его норм” [65 Ленин В. И. Государство и революция. М. , 1989. С. 100. ]. Исторический опыт свидетельствует о том, что наилучшим способом защиты прав является хорошо организованная и снабженная эффективными процессуальными гарантиями система правосудия, приводимая в действие по инициативе носителей прав, заинтересованных в их осуществлении и защите [66Братусь С. , Маковский А. , Рахмилович В. Правовое регулирование хозяйственной деятельности//Коммунист. 1990. №8. С. 103. ]. Поэтому необходима общая реформа правосудия - расширение сферы его действия и укрепление юридических гарантий законности при его осуществлении. Острейшим образом здесь стоит проблема персональной ответственности судей, вольно толкующих предоставленные им законом личную неприкосновенность и независимость в вынесении решения, как совершеннейшую свободу от исполнения человеческого и профессионального долга, правда, это тема для отдельного серьезного разговора. Судебную ответственность должностных лиц, виновных в нарушении прав человека, следует признать важнейшим средством защиты прав человека. Судебное наказание их должно являться одним из основных средств реализации прав человека. [67Проблемы демократизации общества и защиты прав человека после ликвидации режима военной диктатуры в Аргентине. М. , 1988. С. 19-20. ] Pereat mundus et fiat justitia [68 Лат. “Правосудие должно свершиться, хотя бы погиб мир”. ].

Настанет время, когда люди станут поступать из сознания необходимости следовать закону, а не вопреки ему, когда каждый свой шаг будут соизмерять со своей гражданской совестью. До тех пор должен существовать правовой институт персональной ответственности, воспитывающий в человеке стремление жить в гармонии с другими людьми, не посягая на свободу, честь и достоинство человеческой личности.

    СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
    ИСТОЧНИКИ:

Конституция Российской Федерации: Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. М. : Известия, 1993. 59 с.

Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая (от 26 января 1996 г. №14-ФЗ)//Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. №5. Ст. 410.

Кодекс Законов о труде Российской Федерации: Утвержден Верховным Советом РСФСР 9 декабря 1971 г... С изм. и доп. на 25 сентября 1992 г... М. : Республика, 1992. 125 с.

Кодекс РСФСР об административных правонарушениях: Утвержден Верховным Советом РСФСР 20 июня 1984 г. (ред. от 9 января 1996 г. ).

Уголовный кодекс РСФСР: Утвержден Верховным Советом РСФСР 27 октября 1960 г. (ред. от 20 декабря 1995 г. ).

Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации: Федеральный закон от 28 августа 1995 г. №154-ФЗ М. : Известия, 1995. 40 с.

Об основах государственной службы Российской Федерации: Федеральный закон от 31 июля 1995 г. №119-ФЗ//Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. №31. Ст. 2990.

О краевом, областном Совете народных депутатов и краевой, областной администрации: Закон Российской Федерации от 5 марта 1992 г. (ред. от 22 декабря 1993 г. ).

О порядке формирования Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации: Федеральный закон от 5 декабря 1995 г. №192-ФЗ//Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. №50. Ст. 4869.

О Совете Министров - Правительстве Российской Федерации: Закон Российской Федерации от 22 декабря 1992 г. №4174-1// Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. №1. Ст. 14.

О борьбе с коррупцией в системе государственной службы: Указ Президента Российской Федерации от 4 апреля 1992 г. №361//Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. №17. Ст. 923.

О мерах по укреплению единой системы исполнительной власти в Российской Федерации: Указ Президента Российской Федерации от 3 октября 1994 г. №1969// Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. №24. Ст. 2598.

О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей: Указ Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г. //Ведомости Верховного Совета СССР. 1981. №21. Ст. 750.

О судебной практике по делам о взяточничестве: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1990 г. №3//Бюллетень Верховного Суда СССР. 1990. №3.

О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышение власти или служебных полномочий, халатности, должностном подлоге: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1990 г. №4//Бюллетень Верховного Суда СССР. 1990. №3.

Положение о дисциплинарной ответственности глав администраций: Утверждено Указом Президента Российской Федерации от 7 августа 1992 г. №828//Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1992. №7. Ст. 385.

Положение о материальной ответственности рабочих и служащих за ущерб, причиненный предприятию, учреждению, организации: Утверждено Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 июля 1976 г. //Ведомости Верховного Совета СССР. 1976. №29. Ст. 427.

Положение о федеральной государственной службе: Утверждено Указом Президента Российской Федерации от 22 декабря 1993 г. №2267//Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1993. №52. Ст. 5073.

    Устав Хабаровского края. Хабаровск: “Магеллан”, 1995. 40 с.

Об общих принципах организации системы органов государственной власти в субъектах Российской Федерации: Проект федерального закона.

    О борьбе с коррупцией: Проект федерального закона.

Уголовный кодекс Российской Федерации: Проект федерального закона//Библиотека “Российской газеты” и журнала “Социальная защита”. 1995. №22.

Об Администрации Хабаровского края: Проект Закона Хабаровского края.

    ЛИТЕРАТУРА:

1. Бахрах Д. Н. Административное право. Учебник. Часть общая. М. : “БЕК”, 1993. 301 с.

2. Бахрах Д. Н. Важные вопросы науки административного права//Государство и право. 1993. №2. С. 37-45.

3. Бахрах Д. Н. Индивидуальные субъекты административного права//Государство и право. 1994. №3. С. 16-24.

4. Бачило И. А. Новая жизнь госслужбы// Ваше право (Приложение к журналу “Социальная защита”). 1995. №21. С. 12.

5. Беккариа Ч. О преступлениях и наказаниях//Законность. 1993. №1-6.

6. Бельский К. С. Персональная ответственность в советском государственном управлении (моральные, экономические и политические аспекты): Учебное пособие. М. : ВЮЗИ, 1989. 96 с.

7. Бельский К. С. Разделение властей и ответственность в государственном управлении: (Политологические аспекты): Учебное пособие. М. : ВЮЗИ, 1990. 167 с.

8. Братусь С. , Маковский А. , Рахмилович В. Правовое регулирование хозяйственной деятельности//Коммунист. 1990. №8. С. 95-103.

9. Братусь С. Н. Юридическая ответственность и законность: (Очерк теории). М. : Юрид. лит. , 1976. 215 с.

10. Дмитриев Ю. А. , Измайлова Ф. Ш. Проблема контроля и ответственности в деятельности органов государственной власти//Государство и право. 1996. №4. С. 88-96.

11. Ефимова Л. Г. Ответственность и распределение убытков в расчетных отношениях//Государство и право. 1995. №12. С. 27-33.

12. Комментарий к Гражданскому кодексу РСФСР/Под ред. С. Н. Братуся, О. Н. Садикова. М. : Юрид. лит. , 1982. 680 с.

13. Комментарий к Кодексу Законов о труде. М. : “ПРИОР”, 1996. 272 с.

14. Комментарий к Кодексу Законов о труде Российской Федерации (с изменениями и дополнениями на 15 декабря 1995 г. ). М. : “Вердикт”, 1995. 328 с.

15. Лафитский В. И. США: конституционный строй и роль штатов в структуре американского федерализма. М. : Известия, 1993. 164 с.

16. Ленин В. И. Государство и революция. Учение марксизма о государстве и задачи пролетариата в революции. М. : Политиздат, 1989. 144 с.

    17. Маркс К. , Энгельс Ф. Сочинения. Т. 6, 8, 21.

18. Монтескье Ш. Избранные произведения. М. : Госполитиздат, 1955. 799 с.

19. Ноздрачев А. Ф. Основные характеристики исполнительной власти по Конституции Российской Федерации 1993 г. //Государство и право. 1996. №1. С. 12-23.

20. Общая теория права: Курс лекций/[Под общ. ред. В. К. Бабаева]. Н. Н. : ВШ МВД, 1993. 544 с.

21. Ответственность в управлении/[И. А. Бачило, П. Г. Щекочихин, С. В. Катрич и др. ]; Отв. ред. А. Е. Лунев, Б. М. Лазарев. М. : Наука, 1985. 303 с.

22. Ответственность за должностные преступления в зарубежных странах. М. : Юрид. лит. , 1994. 128 с.

23. Права человека и проблемы обеспечения законности: (Межвузовский сб. научных трудов). Н. Н. : ВШ МВД, 1993. 167 с.

24. Проблемы демократизации общества и защиты прав человека после ликвидации режима военной диктатуры в Аргентине: (Судебная ответственность должностных лиц, нарушающих права человека). М. : ИНИОН АН СССР, 1988. 20 с.

25. Сахаров Н. А. Институт президентства в современном мире. М. : Юрид. лит. , 1994. 176 с.

    26. Уголовное право. Общая часть. М. : МГУ, 1993. 368 с.

27. Уголовное право России. Часть особенная. М. :“Юрист”, 1993. 560 с.

28. Черниловский З. М. Всеобщая история государства и права (история государства и права зарубежных стран): Учебник. 2-е изд. , перераб. и доп. М. : Высш. шк. , 1983. 656 с.

29. Шон Д. Т. Конституционная ответственность//Государство и право. 1995. №7. С. 35-43.

30. Энтин Л. М. Разделение властей: опыт современных государств. М. : Юрид. лит. , 1995. 176 с.

31. Юридическая ответственность: проблемы и перспективы. Труды по правоведению/ [Отв. ред. П. А. Варул, И. А. Ребане]. Тарту: ТГУ, 1989. 224 с.

Страницы: 1, 2, 3, 4


Новости

Быстрый поиск

Группа вКонтакте: новости

Пока нет

Новости в Twitter и Facebook

  бесплатно рефераты скачать              бесплатно рефераты скачать

Новости

бесплатно рефераты скачать

© 2010.