бесплатно рефераты скачать
  RSS    

Меню

Быстрый поиск

бесплатно рефераты скачать

бесплатно рефераты скачатьПервые конституции азиатских государств - (реферат)

p>“Созданная по указу султана комиссия по выработке проекта конституции состояла из 28 человек–16 высокопоставленных чиновников, 10 представителей высшего мусульманского духовенства и двух генералов”29.

Султан и его ближайшее окружение были убеждены, что комиссия подобного состава либо вообще отвергнет идею конституционной реформы, либо примет такой проект, который обеспечит сохранение неограниченной власти монарха. Однако конституционные идеи были настолько популярны, что председатель комиссии Мидхат-паша и группа его единомышленников сумели в процессе обсуждения проекта добиться поддержки большинства членов комиссии. Тем не менее, Мидхат-паше не удалось провести в комиссии свой собственный проект, который был наиболее радикальным из представленных на обсуждение, что он предусматривал реальное ограничение власти султана путем существенного расширения функций и прав кабинета министров, а также определенные законодательные права будущего парламента. Проекту лидера конституционалистов противники ограничения власти султана противопоставили проект Саид-бея, первого секретаря Абдул-Хамида II. “В этом документе внимание акцентировалось на незыблемости принципа неприкосновенности неограниченных верховных прав султана в условиях парламентского режима”30.

Работа комиссии протекала в атмосфере весьма острых дискуссий. Члены комиссии изучали не только проекты; в их распоряжении имелись сотни документов, характеризующих конституционно-монархическую форму правления. При выработке окончательного варианта проекта конституции были учтены основные положения ряда действующих конституций европейских стран, в частности французской, бельгийской и немецкой.

Комиссия завершила работу 20 ноября 1876 г. Мидхат-паша вручил текст проекта конституции Абдул Хамиду II. Султан высказал недовольство проектом, заявив, что он нуждается в переработке, главным образом в части, касающейся прав монарха. В первых числах декабря проект конституции по требованию султана обсуждался в кабинете министров. В результате из проекта были изъяты все положения, ограничивавшие права султана. И все же султан и его приближенные продолжали маневрировать, надеясь, что удастся избежать провозглашения конституции. В этот момент внешнеполитические обстоятельства оказали определяющее влияние на ход событий. Чаша весов стала склоняться в сторону конституционалистов. 11 декабря 1876 г. в Стамбуле началось совещание представителей европейских держав с участием делегата Турции для рассмотрения проекта автономии Болгарии, Боснии и Герцеговины, который предполагалось реализовать под международным контролем. Таки образом, стало ясно, что на предстоящей в конце декабря конференции держав с участием турецких уполномоченных последним неминуемо придется, если не будут приняты какие-то исключительные меры, соглашаться на узаконенное международным соглашением вмешательство европейских держав в дела империи. В стремлении противодействовать созыву и проведению стамбульской конференции путем провозглашения конституции оказались едины как сторонники, так и противники конституции.

Но одно и то же средство использовалось в данном случае с разными целями. Для Мидхат-паши и других лидеров конституционалистов было важно “… отвести угрозу иностранного вмешательства, а затем обеспечить реализацию положений конституции”31. Султан и поддерживающие его феодально-клерикальные круги также надеялись “…сорвать работу конференции, но в дальнейшем в их планы входило, выбрав удачный момент, нанести удар по конституционалистам”32.

Когда стало ясно, что провозглашение конституции избежать не удается, Абдул Хамид II и его приближенные настояли на включении в ее текст дополнения к статье 113, предоставляющее султану неограниченное право права высылать за пределы страны неугодных ему лиц. Это было очень серьезным поражением конституционистов.

19 декабря, за четыре дня до открытия международной конференции, султан назначил Мидхат-пашу великим везиром. Это был вынужденный шаг. Судьба конституции решилась 22 декабря 1876 г. , буквально за сутки до ее провозглашения, на драматическом заседании кабинета министров. На этом заседании группа министров вновь выступала против провозглашения конституции. Мидхат-паша сумел отстоять свои позиции. Он заявил, что подаст в отставку, если решение о немедленном провозглашении конституции не будет тотчас же принято Кабинетом. Отставка Мидхат-паши в канун открытия конференции держав поставила бы Турцию в затруднительное положение, потому противникам конституции пришлось уступить.

Торжественная церемония провозглашения конституции состоялась днем 23 декабря 1876 г. на площади у здания Порты. Когда под сводами зала, в котором в эти часы собрались на первое заседание участники международной конференции, отдалось эхо орудийного салюта, турецкий представитель сделал заявление о важном событии, в корне меняющем политическую ситуацию в османской империи. Однако представители держав не согласились с утверждением турецкого делегата о том, что работа конференции в создавшейся обстановке представляется неоправданной. Они не признали новую конституцию гарантией осуществления необходимых реформ в балканских провинциях. Конференция продолжалась, но поставленная Портой цель все же частично была достигнута: ссылаясь на конституцию, турецкие представители стали решительно отвергать все предложения держав, с тем, чтобы сорвать работу конференции.

Таким образом, реформы, проведенные в Японии и османской империи, не изменили положения основной части населения. Разные социальные слои общества были недовольны существовавшими режимами. Это недовольство в обеих странах проявилось в нарастающей политической активности. И в Японии и в Турции возникли оппозиционные течения, целью которых было установление конституционного правления в своей стране.

Силы, боровшиеся за введение конституции в этих странах, были представлены в основном интеллигенцией, крупной буржуазией и помещиками, высшими чиновниками. Но, ни в Японии, ни в османском государстве в эту борьбу не были включены широкие массы крестьян. Хотя, в Японии делались попытки сочетать либеральное и крестьянское движение. Однако реального, положительного результата эти попытки не принесли.

В рассматриваемых странах власти упорно боролись с конституционным движением, подвергая аресту и ссылкам его участников. Тем не менее, реформаторы продолжали вести борьбу за введение конституционного режима, а японское и турецкое правительства вынуждены были пойти на уступки оппозиционерам и создать комиссии, которые приступили к разработке проектов конституции. Однако эти комиссии представляли собой ограниченный круг лиц, пытавшийся сохранить все приоритеты монархии.

В Японии в ходе борьбы за первую конституцию стали возникать политические партии, которые имели собственные программы. Но эти партии не выражали интересов широких слоев населения и поддерживались крупными японскими фирмами. Их появление, однако, явилось прогрессивным для страны явлением– на этой основе в Японии зародилась система партий и парламентаризм. В Османской империи такого процесса не наблюдалось. Там конституционное движение началось с “общества новых османов”, которое через печать активно пропагандировало свои идеи. К тому же в Турции очень важным фактором, подтолкнувшим к принятию конституции, был внешний фактор–угроза вмешательства иностранных держав во внутренние дела Османской империи. Этим объясняется тот факт, что конституция здесь была принята на десятилетие раньше, чем в Японии.

Несомненно, принятие конституции и в Турции и в Японии являлось вынужденным шагом, т. к. власти панически боялись нараставшей волны недовольства, массовых протестов, антиправительственных выступлений. Однако сам факт принятия этих конституций имел прогрессивное значение. Впервые в двух азиатских странах устанавливались конституционные режимы, в основу которых были положены идеи из европейских конституций. И хотя данный режим в Турции продержался не долго и на смену ему пришел реакционный режим Абдул Хамида, была заложена основа, фундамент нового строя, позволивший продолжать борьбу за окончательное укрепление конституционного порядка.

    Глава III. Анализ статей японской и турецкой конституций
    § 1. Содержание конституции Японской империи

“Конституция Мэйдзи” была с большой помпой обнародована 11 февраля 1889 г. Выбор именно этой даты, официально праздновавшийся как “день основания империи” (кигэнсэцу), символизировал связь новой конституции с “исконными порядками управления империей” времен мифического императора Дзимму. Новая конституция, а главное - ее официальные комментарии освещали положения тэнноистской идеологии.

Этот обстоятельный и до мелочей разработанный документ (конституция состоит из 76 статей, разделенных на семь глав) представляется умелым переложением принципов, заимствованных у европейских конституций и, прежде всего, прусской конституции 1850 г. Но эти принципы до такой степени приспособлены к особенностям японского монархического устройства, что конституция служит не столько введению определенных политических свобод и прав, сколько их ограничению. Будучи попыткой прекратить общественное брожение, вызванное “движением за свободу и народное право”, конституция отражает стремление правящей бюрократии эклектически сочетать местные теории императорской власти с заимствованными западными концепциями для наиболее полного и действенного обоснования своего господства.

Согласно ст. 1, “в Японской империи царствует и ею правит император, принадлежащий к единой и непрерывной во веки веков династии”, ст. 3 добавляет к этому, что “особа императора священна и неприкосновенна”, ст. 4 определяет императора “верховным главой государства”, а ст. 11 закрепляет его прерогативы как верховного главнокомандующего армией и флотом. 1

Конституция предоставляет неограниченные права главе государства –право императора осуществлять законодательную власть совместно с парламентом (ст. 5), право императора утверждать и издавать законы и указы, касающиеся их опубликования и исполнения (ст. 6), право императора на созыв, открытие, закрытие парламента, а также отсрочки его сессий и роспуск палаты представителей (ст. 7), право императора на определение организации и состава армии в мирное время (ст. 12), право объявлять войну, заключать мир, вступать в международные соглашения (ст. 13), объявлять осадное положение (ст. 14), право жаловать дворянские звания, чины, ордена и другие знаки отличия (ст. 15), даровать амнистии, помилования, смягчения наказаний (ст. 16)2. Таким образом, вся полнота верховной власти принадлежала императору на основании “божественного права”.

Это особенно ясно видно из комментариев к конституции, составленных Ито Хиробуми, который подчеркивал, что “… конституция– дар Благожелательного и милосердного императора народу”3. Провозглашая императора сакрализованным центром нового конституционного порядка, Ито отмечал: министры ответственны перед монархом, а не перед парламентом, деятельность которого рассматривалась как служение императору и внесение таким образом “… своей доли в гармоничное существование уникального государства - семьи”4.

Если глав первая конституции Японской империи была посвящена правам императора, то вторая глава провозглашала права и обязанности его подданных. В статье 18 этой главы говорилось, что “условия, необходимые для того, чтобы быть японским подданным, определяются законом”5, а в статье 19 отмечалось, “японские подданные, удовлетворяющие условиям, указанным в подлежащих законах и указах, могут быть допускаемы ко всякой гражданской и военной службе и ко всем другим общественным должностям”6. В обязанности японских граждан входила служба в армии и флоте и уплата податей (ст. 20, 21). Конституция провозглашала свободу избрания и перемены места жительства (ст. 220), запрет на незаконный арест (ст. 23), неприкосновенность жилища (ст. 25), тайну переписки (ст. 26). Однако в данных статьях допускалась оговорка–“За исключением случаев, предусмотренных законом, что предполагало возможность вмешательства в частную жизнь японцев. Конституция предусматривала неприкосновенность собственности (ст. 27)”, свободу вероисповедания, “… поскольку это не нарушает общественного спокойствия и порядка и не препятствует исполнению гражданских обязанностей” (ст. 28)8, свободу слова, печати, общественных собраний и союзов (ст. 29)9. Таки образом, конституция, провозглашая основные права и свободы, практически не давала возможности для сколько-нибудь свободного участия простых японцев в политической жизни страны, поскольку политические права народа отождествлялись с их долгом перед “божественным” императором.

Третья глава конституции была посвящена императорскому парламенту. Он разделился на палату пэров и палату представителей (ст. 33). Первая состояла из членов императорской фамилии, из членов титулованного дворянства и из лиц, непосредственно назначенных императором (ст. 34)10. В палату представителей входило 300 выборных депутатов”. По избирательному закону, опубликованному одновременно с конституцией, право выбирать предоставлялось мужчинам старше 25 лет, платившим не менее 15 иен прямого налога и проживавшим в своем избирательном округе не менее полутора лет. Избранными могут быть лица не моложе 30 лет. Каждый кандидат в депутаты должен был внести высокий денежный залог. Депутаты избирались на 4 года12. Конституция запрещала быть одновременно членами обеих палат (ст. 36). Как орган законодательной власти парламент имел право принимать и отвергать правительственные законопроекты (ст. 38), пользовался правом законодательной инициативы (ст. 37)13. Конституция определяла схему работы парламента. Императорский парламент созывался каждый год (ст. 41). Сессия его продолжалась три месяца, а в случае необходимости сессия могла быть продолжена по указу императора (ст. 42). В случае острой необходимости созывалась чрезвычайная сессия, продолжительность которой также определялось императорским указом (ст. 43). Открытие, закрытие, продление или отсрочка сессий императорского парламента должны были иметь место одновременно для обеих палат (ст. 44). В случае если палата представителей распускалась, одновременно должны были объявляться новые выборы, и новая палата созывалась в течение 5 месяцев со дня роспуска парламента (ст. 45). Для открытия прений и законности постановлений каждой палаты требовалось присутствие не менее 1/3 всех ее членов (ст. 46). В обеих палатах решения принимались абсолютным большинством голосов (ст. 47)14. Конституция провозглашал неприкосновенность членов парламента. В частности, ст. 53 гласила: “Члены обеих палат в течение сессии не могут подлежать задержанию иначе, как с согласия парламента…”15. В работе парламента в любое время могли принять участие министры и уполномоченные правительства (ст. 54).

Четвертая глава конституции включала в себя всего лишь две статьи, касающиеся государственных министров и тайного совета. В статье 55 говорилось, что каждый из государственных министров дает свои советы императору и ответственен перед ним за них.

Все законы, императорские указы и акты всякого рода, касающиеся государственных дел, должны быть скреплены государственными министрами. Согласно конституции 1889 г. , тайный совет обсуждал важнейшие государственные дела (ст. 56)16. Таким образом, кабинет министров нес ответственность не перед парламентом, па перед императором. В том случае, когда парламент отклонял проекты бюджета, правительство могло не уходить в отставку, а принять бюджет предыдущего года. Тем самым, парламент был лишен возможности воздействовать на политику кабинета. Император мог издавать указы по тем или иным важным вопросам государственной политики в межсессионный период, с последующим их утверждением парламентом. Конституция определяла тайный совет как высший консультативный орган при императоре “состав его был увеличен до 27 человек, которых назначал император из высших сановников, имевших большой опыт государственной службы”17. Тайный совет был независим от парламента и кабинета. Фактически каждое сколько-нибудь важное решение кабинета или парламента должно было получить санкцию совета.

Все это до крайности ограничивало права и деятельность японского парламента. Отдельная глава конституции была посвящена судебной власти (глава V). В ней говорилось, что “судебная власть осуществляется судами именем императора и согласно закону. Организация судов определяется законом”18(ст. 57). По конституции, ни один судья не отрешался от своей должности иначе как за наказуемое деяние, по приговору условного или дисциплинарного суда (ст. 58). Суды не могли входить в рассмотрение исков, касавшихся прав, о которых утверждалось, что они нарушены незаконными действиями административных властей, и подлежащих ведению административного суда, особо установленного законом (ст. 61)19.

Таким образом, конституция 1889 г. утверждала заново созданную систему судебных органов. Что касается финансов, о которых подробно говорилось в шестой главе, определенную роль в финансовых вопросах играл парламент: он утверждал доходы и расходы государства в форме годового бюджета, очень большой расход непременно представлялся на утверждение парламента (ст. 64)20. Но право парламента в этой области также были ограничены, о чем свидетельствовала статья 67–“императорский парламент не может без согласия” правительства отменить или уменьшить расходы, определяемые согласно конституции властью императора, или расходы, проистекающие из использования законов или возникающие из законных обязательств правительства”21.

Глава седьмая данной конституции содержала в себе дополнительные постановления. В ней говорилось, что когда в будущем представится необходимость изменить постановления конституции 1889 г. , то соответствующий проект будет внесен в императорский парламент по повелению императора. Далее оговаривалось, что не одна из палат не может открыть прений иначе как большинством в присутствии 2/3 общего числа ее членов, и никакое изменение конституции не может быть принято иначе как большинством не менее 2/3 присутствующих членов (ст. 73)22. Дополнительные постановления предполагали, что изменения в статусе императорского дома не подлежат обсуждению императорского парламента, и что никакое постановление данной конституции не может быт изменено статусом императорского дома (ст. 74)23.

Итак, конституция провозглашала верховную власть императора. Она также утвердила единую судебную систему. Конституция 1889 г. установила схему, при которой император правил государством с помощью тайного совета, министров и парламента. Однако в действительности японский император, в отличие от русского царя и германского кайзера, не принимал активного участия в управлении страной. Конституция представляла собой юридическое оформление союза помещиков и буржуазии под эгидой реакционной монархии. Парламентская буржуазная оппозиция добивалась ликвидации “клановых” правительств–бюрократии и военщины из Сацума и Тёсю. Однако на основе агрессивной внешней политики оппозиция довольно быстро нашла общий язык с правящими кругами. К 1889 г. в Японии происходит идеологическое оформление культа императора. Последствия этого оформления, а также введения конституции Мэйдзи очень верно определяет американский исследователь политической роли императора в довоенной Японии Д. Титус: “Во-первых, институт императорской власти был поднят в недосягаемости критики “японского подданного”. Высший священнослужитель, верховный главнокомандующий и конституционный монарх, император должен был представлять трансцендентный институт государственной власти”, далекий от дыма человеческих жилищ, причем никто никогда не мог нарушить его священности. Эта дистанция, внушающая благоговение, должна была обеспечить основу народной лояльности и покорность государству. Во-вторых, император не обладал свободой действия в открытом политическом процессе. Его личная воля, подверженная ошибкам, не была идентична императорской воле, являвшейся, по определению, вечной волей императорских предков. Это, в свою очередь, означало ограничение его публичной роли формальными ритуалами, такими, как синтоистские обряды и формальное санкционирование государственных решений. Устранив императора от открытого и прямого участия в процессе принятия решений и в то же время осуществляя все государственные аспекты именем императора, олигархия, очевидно, надеялась гарантировать собственную власть, развить японские политические институты на прерогативу сверху и лояльность снизу”24.

    § 2. Основные положения конституции Османской империи

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10


Новости

Быстрый поиск

Группа вКонтакте: новости

Пока нет

Новости в Twitter и Facebook

  бесплатно рефераты скачать              бесплатно рефераты скачать

Новости

бесплатно рефераты скачать

© 2010.