бесплатно рефераты скачать
  RSS    

Меню

Быстрый поиск

бесплатно рефераты скачать

бесплатно рефераты скачатьПервые конституции азиатских государств - (реферат)

p>Провозглашенная 23 декабря 1876 г. первая турецкая конституция не содержала каких-либо ограничений и условий власти султана. Все они были аннулированы. В ней не было упоминаний о какой-либо административной автономии нетурецких провинций, предусматривавшихся в первоначальном проекте Мидхат-паши. В ст. 1 конституции Османской империи говорилось, что “империя заключает в себе нынешние страны и владения и привилегированные провинции. Она составляет одно нераздельное целое, от которого никогда не может быть отделена никакая часть по какому бы ни было поводу”25.

В ст. 3 конституции 1876 г. подтверждалась неразрывное единство прерогатив власти султана и халифа, которые, согласно издавна сложившейся традиции, принадлежали старшему члену династии Османов”26. В ст. 4 говорилось, что султан, будучи халифом, является высшим авторитетом мусульман, покровителем и хранителем святынь ислама. Он– падишах османских подданных27. При этом в статье 5 разъяснялось, что султан ни перед кем никакой ответственности не несет. Особа его священна и неприкосновенна28. Не султан, и не члены династии ответственны перед народом, а наоборот, как гласила ст. 6, “свобода членов Османской династии, их личная собственность, как движимая, так и недвижимая, их оклады и все виды содержания “гарантируются ответственностью всего населения”29.

Прерогативы верховной власти султана изложены в ст. 7 конституции: назначение и отставка министров; распределение чинов, должностей, знаков отличия, утвержденные в должности управителей вилайетов в соответствии с регламентом, определяющим привилегии, дарованные отдельным вилайетам; право чекана монеты30. Как и в прошлом, имя султана провозглашалось в мечетях на общих молитвах. Он облагал правом утверждать условия договоров с другими государствами, объявлять войну и заключать мир, осуществлять верховное командование сухопутными и морскими войсками. Под контролем высшей власти султана находились и исполнение норм шариата, и функционирование государственной администрации. Помилование и смягчение приговоров судов также относилось к прерогативам султана. Он имел право созыва парламента, приостановки его деятельности или роспуска, мог требовать переизбрания депутатов. Следует отметить, что в текст конституции 1876 г. не вошло. Находились и исполнения норм шариата, и функционирования государственной администрации. Помилование и смягчение приговоров судов также относилось к прерогативам султана. Он имел право созыва парламента, приостановки его деятельности или роспуска, мог требовать переизбрания депутатов. Следует отметить. Что в текст конституции 1876 г. не вошло положение Корана, запрещающее правителям под угрозой законного возмущения подданных всякие нововведения, не согласующиеся с нормами священной книги. Таким образом, все эти статьи, входившие в раздел конституции под названием “Об Оттоманской империи”, подчеркивали неограниченный характер власти султана. Далее в конституцию был включен раздел, касающийся государственного права османов.

Провозглашение конституции 1876 г. было, с одной стороны, несомненным достижением либерального крыла правящей верхушки, с другой, маневром султана Абдул-Хамида II, желавшего любой ценой удержаться у власти пред угрозой ультиматума великих держав и внутреннего кризиса. В конституции содержались положения, характерные для доктрины османизма, что свидетельствовало о том, что она все еще сохраняла некоторое значение для правящей верхушки. В составе Османской империи пока находились значительные территории, населенные христианами, а какой-либо альтернативой для их удержания не было. В статье 8 конституции объявлялось, что все подданные империи какой бы религии они не придерживались, являются османами31. В конституции объявлялось, что все османы “пользуются личною свободою”, которая является неприкосновенной (ст. 9, 10)32. Государственной религией по конституции, объявлялся ислам, но в то же время утверждалось, что “… государство… покровительствует свободному отправлению всех исповеданий, признанных в империи, и сохраняет религиозные привилегия, предоставленные разным общинам, при том условии, чтобы не наносилось никакого ущерба общественному порядку и добрым нравам” (ст. 11)33.

Все османы провозглашались равными перед законом, имели одинаковые права и обязанности перед государством независимо от исповедуемой религии (ст. 17). По конституции, допуск к общественным должностям обусловливался знанием турецкого языка–официального языка османского государства (ст. 18). Все османские подданные допускались к общественным должностям в зависимости от их подготовленности, их заслуг и способностей (ст. 19)34. В конституцию был включен ряд законодательных актов, известных со времен Махмуда II и танзимата. Например, о порядке распределения и взимания налогов в зависимости от имущественного положения населения (ст. 30); о гарантии сохранности движимого и недвижимого имущества (ст. 21); о праве на создание коммерческих, промышленных и сельскохозяйственных объединений в соответствии с существующими правилами и в границах, установленных законом (ст. 13)35. В статье 22 говорилось, что жилища османов неприкосновенны, и общественная власть не могла силой проникать в жилища, исключая случаи, определенные законом. Конституция предусматривала унифицировать и упорядочить османскую систему образования. Все школы передавались под контроль государства, однако было оговорено, что этим не будет нанесен ущерб религиозному образованию, организованному в милетах. 36

В разделе “О министрах” конституции 1876 г. сообщалось о должностях великого везира и шейх-уль-ислама (высший мусульманский авторитет в Османской империи). Эти должности султан вверял тем лицам, которым доверял. Назначение остальных министров производилось императорскими ирадэ (повелениями султана) (ст. 27). В данном разделе упоминалось о работе совета министров, который собирался под председательством великого везира. В компетенцию совета министров входили все важные внутренние и внешние государственные дела. Решение совета поступали на утверждение султана (ст. 28)37.

Конституция устанавливала создание двухпалатного парламента –сената из членов, пожизненно назначаемых султаном, и палаты депутатов, избираемый мужским населением империи (из расчета 1 депутат на 40 тыс. жителей) (ст. 42)38. По конституции султан мог ускорить время открытия палат, сократить или продолжить их сессию (ст. 44). Конституция запрещала быть одновременно членами обеих палат (ст. 50). Процедуре законотворчества была посвящена статья 54, гласившая, что “проекты законов, изготовленных государственным советом, вносится сначала в палату депутатов, а потом в сенат. Проекты эти имеют силу закона только тогда, когда, будучи приняты обеими палатами, они получают утверждение императорского ирадэ…”39.

Конституция 1876 г. определяла функцию сената: он рассматривал проекты законов, которые поступали из палаты депутатов; отвергал или возвращал эти проекты вместе со своими замечаниями в палату депутатов для их исправления; рассматривал петиции, часть из которых пересылал великому везиру (ст. 64). Депутатами могли быть избранные подданные империи, владеющие турецкими законами, достигшие 13-летнего возраста, пользующиеся гражданскими правами, не находящиеся под следствием и не “претендующие на принадлежность к чужой национальности” (ст. 68).

Конституция предполагала установить каждому депутату жалование за каждую сессию в размере 20 000 пиастров, а также возмещение “путевых издержек” (ст. 76)40. Заседание палаты депутатов были публичны, но палата могла проводить и тайные заседания по предложению министров или 15 членов (ст. 78). В конституции говорилось о неприкосновенности личности депутата, но если он не пойман с поличным (ст. 79).

Конституция определяла, что палата депутатов имеет право принимать, отвергать или изменять различные постановления, касающиеся финансов и конституции, и утверждать государственный бюджет (ст. 80). Однако даже эти скромные права палаты депутатов зависели от сената, который мог отвергать законопроекты, принятые палатой депутатов.

В разделе о судебной власти провозглашались несменяемость судей (ст. 81), гласность и независимость судей (ст. 82, 86). В статье 87 оговаривалось, что дела, относящиеся к мусульманскому праву, подлежат ведению судов шариата, а разбирательство гражданских дел подлежит гражданским судам (ст. 87). Статьи конституции, относившиеся к финансовому вопросу, устанавливали, что взимание налога может производиться только на основе закона (ст. 96) и что все государственные расходы должны определяться бюджетом (ст. 97); статья 100 особо подчеркивала, что всякие сверхсметные расходы могут производиться только после того, как будет принят специальный закон об этом расходе.

Особого внимания заслуживает статья 113, по которой правительство имело право объявлять осадное положение в случае волнений и временно приостанавливать действие гражданских законов. Султану принадлежало право высылать с территории Османской империи тех лиц, которые нанесли “ущерб безопасности государства”. Таким образом, конституция 1876 г. представляет собой важнейший политический документ в истории Турции эпохи нового времени. Хотя конституция практически не ограничивалась, большим шагом вперед в условиях феодально-абсолютистского режима стали провозглашение буржуазных свобод (неприкосновенность личности, имущества и т. п. ) и введение в стране парламентской системы. Конституция гарантировала личную свободу и равенство перед законом всем подданным империи без различия вероисповедания. Вместе с тем в ряде ее статей отразилось стремление увековечить господство турок над угнетенными народами, так как все подданные султана объявлялись османами, официальным языком империи провозглашался турецкий, знание которого обусловливало допуск к государственной службе. Гарантировав свободу всех вероисповеданий, конституция, тем не менее, объявила ислам государственной религией.

Роль двухпалатного парламента была незначительной, она сводилась к обсуждению и принятию законов, касавшихся финансов страны, поправок к конституции, а также к утверждению бюджета.

Однако конституции 1876 г. была суждена недолгая жизнь. Абдул Хамид стремился путем провозглашения конституции не допустить проведения стамбульской конференции. Но эта цель достигнута не была, конференция начала свою работу. Однако требования европейских держав о предоставлении балканским народам независимости, Турция не выполнила.

Конференция в Стамбуле прекратила свою работу, Абдул Хамид II в феврале 1877 г. сместил вдохновителя конституционной реформы с поста великого везира. Мидхат-паша стал первой жертвой пресловутого дополнения к статье 113–его выслали по указу султана за пределы империи. Одновременно из столицы были высланы другие активные сторонники конституции. Поражение реформаторов показало узость социальной базы конституционного движения, отсутствие поддержки масс в борьбе с султанским абсолютизмом.

Первая турецкая конституция была встречена подавляющей частью населения в провинциях империи без энтузиазма, так как уровень его образования и культуры, особенно мусульманской части, был таков, что сам смысл конституционной реформы оставался для него непонятным. Современник события Герман Вамбери отмечал, “… что большинство населения даже не знало и не понимало смысла слов “конституция” и “парламент”41. Начальник штаба Кавказского округа русской армии сообщал в донесении о 31 декабря 1876 г. , что “… объявление конституции не произвело особого впечатления в восточных вилайетах Анатолий; население считало, что конституция не устранит произвол и злоупотребление властей”42.

Тем не менее, значение этого документа было огромным. Впервые в истории Османской империи провозглашались конституционная монархия и буржуазные свободы. Более чем десятилетняя деятельность "новых османов" завершилась победой. Провозглашалось равенство всех подданных империи перед законом, свобода печати, гласность судебных заседаний, депутатская неприкосновенность. В то же время статьи конституции несли на себе след борьбы между ее сторонниками и противниками и являли половинчатый характер. Самым очевидным следствием борьбы между сторонниками и противниками конституции была ст. 113, принятая в последний момент.

При всей своей ограниченности конституция 1876 г. была важным прогрессивным явлением в турецкой истории. Она нанесла серьезный удар по феодально-абсолютистскому строю. Однако буржуазные элементы в турецком обществе были слишком слабы, и существовавший режим сумел выстоять и нанести ответный удар по либерально-конституционному движению, подвергнув арестам лидеров "новых османов".

Разгромив сторонников Мидхат-паши, Абдул Хамид не решился упразднить конституцию. В марте 1877 г. открылась первая сессия парламента. Он состоял из 119 депутатов - 71 мусульманина и 49 немусульман. Среди депутатов были турки, греки, армяне, евреи, болгары, сербы, арабы и т. д. Подавляющее большинство депутатов-турок составляли отставные государственные служащие, крупные землевладельцы, улемы. Среди депутатов-немусульман было немало крупных предпринимателей. Основная масса членов парламента была послушна воле султана, тем не менее, в ряде выступлений прозвучала критика в адрес султанской администрации. Осенью 1877 г. Порта провела новые выборы в парламент, но число оппозиционно настроенных депутатов увеличилось, а тон их критических выступлений стал резче. В феврале 1878 г. парламент выразил недоверие великому везиру и членам его кабинета за неспособность вести успешные действия в русско-турецкой войне 1877-1878 гг. Это и решило судьбу парламента; он был распущен на неопределенный срок, не успев обсудить важные вопросы. Фактически конституция 1876 г. перестала действовать. Она осталась символической вехой времени и в течение многих лет не имела какого-либо практического значения в общественной жизни Османской империи.

Главной причиной поражения конституционной конституционного движения была узость его социальной базы. Силы, заинтересованные в укреплении конституционного режима, были слабы и разрозненны. Турецкая национальная буржуазия лишь зарождалась. Доктрина "османизма" оттолкнула от движения "новых османов" инонациональную буржуазию империи. Хотя молодая турецкая интеллигенция еще прочно была связана с традиционной средой, она не искала поддержки среди народа. Все эти факторы определили победу консервативных сил.

    Заключение

Таким образом, в Османской империи в 1876 г. , а в Японии в 1889 г. установилась новая для этих стран парламентская система. Но только в Японии эта система смогла укрепиться, "прижиться", и конституция 1889 г. просуществовала там до 1947 г. , когда вступила в силу новая конституция. И по новой конституции парламент являлся высшим органом государственной власти.

Тем не менее, в первых конституциях двух азиатских государств очень много общего. Как турецкая, так и японская конституции были разработаны с учетом религиозных идеологий этих государств - с принципом тэнноизма, божественности происхождения императора в Японии и с принципом халифата в Турции, где султан являлся главой всех мусульман. В основу рассматриваемых конституций легли положения, заимствованные из подобных европейских законодательных актов. В конституциях органично сочетались западные заимствования и идеологические особенности, имевшие место в Турции и в Японии. Естественно, что все это предпринималось в интересах японской и турецкой правящей верхушки. Как турецкого султана, так и японского императора конституции провозглашали главами государства и наделяли неограниченными правами. Их личности объявлялись священными и неприкосновенными.

Обе конституции давали буржуазные права и свободу, но ничего не меняли в жизни простых подданных своих империй: в Японии народные массы по-прежнему были далеки от участия в политической жизни, а в Османской империи нетурецкие народы так и не получили независимости. Кроме того, в турецкой конституции очень ярко подчеркивалось превосходство турецкого населения путем провозглашения ислама государственной религией и турецкого языка - государственным. Конституции Османской и Японской империй предусматривали создание двухпалатных парламентов. Но их роль была незначительной и ограниченной, а в Японии особо важную роль играл тайный совет.

Рассматриваемые конституции закладывали основу новой системы судопроизводства и системы финансов. Японская и Османская конституции были прогрессивным явлением того времени. Они провозглашали буржуазные права и свободы, создали парламентскую систему в Турции и в Японии. Вследствие этого государства смогли встать на путь буржуазного развития. Правда, в Японии этот процесс шел более гладко, а Турции и младотуркам пришлось побороться за этот путь. Несмотря на многочисленные сходства этих двух конституций, все же японская конституция отличалась от турецкой своей демократичностью. Японский император не мог единолично решать все вопросы политической жизни страны. Указы императора должны были подкрепляться правительством. Глава японского государства царствовал, но не правил, реально у власти находилось правительство. Турецкий султан играл ведущую роль в политической жизни страны и обладал всею полнотой власти.

Это объясняется тем, что в XIX в. эти две страны развивались по-разному. В Японской империи произошла революция и смена политического режима. В результате этого к власти пришли новые слои, не связанные с традиционным обществом. Этот процесс завершился принятием конституции, которая стала первой действующей азиатской конституцией.

В Османской империи реформы проводились на протяжении всего XIX столетия. Казалось, что именно здесь они должны увенчаться успехом, так как был накоплен значительный опыт преобразований. Но все турецкие реформы осуществлялись старыми слоями, чем и объясняется их половинчатость, незавершенность и неэффективность. Конституция в Турции была принята, но не введена в действие. Она осталась декларацией и была введена в действие только в 1908 г. Однако в истории принятия первых азиатских конституций много общего. Как в Турции, так и в Японии на арену борьбы вышли прогрессивно настроенные силы, представленные в Османском государстве“Обществом новых османов”, а в Японской империи –политическими партиями. Все они требовали введения в своих странах конституционной формы правления. Под давлением этих сил японский император согласился на создание тайного совета, а турецкий султан издал указ о формировании комиссии, которые приступили к выработке проектов конституции. Тем самым было положено начало перехода двух азиатских государств к новому политическому строю.

В целом, схожесть текстов японской и турецкой конституций объясняется тем, что в их основе лежала германская конституционная модель. Однако в Японии эта модель“прижилась”, и конституция вступила в действие, а в Турции просуществовала недолго. Это объясняется тем, что в Османской империи принятие конституции было всего лишь внешнеполитическим маневром. Турецкие правящие круги ставили перед собой одну цель–освободиться от европейской зависимости, не учитывая перспектив внутреннего развития страны. Все это в конечном итоге привело к наиболее успешному развитию Японии и отставанию Турции.

Тем не менее, принятие конституции явилось решающим шагом в процессе модернизации азиатских обществ. Начался новый этап в развитии Японии и Турции. Приоритет в этом процессе, несомненно, принадлежал Японской империи, которая в результате реформ Мэйдзи, встала на путь капиталистического развития. Реформы положили начало заметному экономическому росту страны, что, в свою очередь, дало ей возможность перейти на путь внешней экспансии. Атака японской авиацией 7 декабря 1941 г. американской военно-морской базы Пёрл-Харбор воочию продемонстрировала реальное начало конца евроцентристского мира (Великобритания, Франция, Германия, Россия, Италия, Испания, США, Канада) и стала точкой отсчета новой эпохи в мировой истории.

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10


Новости

Быстрый поиск

Группа вКонтакте: новости

Пока нет

Новости в Twitter и Facebook

  бесплатно рефераты скачать              бесплатно рефераты скачать

Новости

бесплатно рефераты скачать

© 2010.