бесплатно рефераты скачать
  RSS    

Меню

Быстрый поиск

бесплатно рефераты скачать

бесплатно рефераты скачатьРазвитие Процессуального права в России - (реферат)

p>Оценка относительной силы доказательств выражается в законе терминами “совершенное” доказательство или “несовершенное”. Всякое доказательство принимается за свершенное только при известных обстоятельствах: так, собственное признание (“лучшее свидетельство всего мира”) должно быть проверено; свидетельские показания оцениваются судом по лицам свидетелей и обстоятельствам; даже присяга (остаток прежних безусловных средств процесса) подозревается в допущении возможности клятвопреступления. После рассмотрения доказательств, по большинству голосов судей (суд был коллегиальным) выносился приговор, который облекался в письменную форму, подписывался судьями и скреплялся аудитором.

Законодатель не объяснил, к какого рода судам и делам должно применяться “Краткое изображение.... ”. Можно предположить, что по первоначальной его [17 Петра I. ] мысли, применение его ограничивается военными судами. Определенным диссонансом Указу от 21 февраля 1697 года и “Краткому изображению процесов или судебных тяжеб” звучит именной указ от 5 ноября 1723 года “О форме суда”. Указ отменял розыск и делал судединственной формой процесса. Возникает вопрос, чем вызвано столь резкое колебание в законодательстве.

К. Д. Кавелин по этому поводу осторожно заявлял: “Причины.... возвращения к прежней форме судопроизводства, найденной неудобною, с точностью неизвестны” [18 Кавелин К. Д. Указ. Соч. ]. С. В. Юшков считал отмену розыска результатом того, что он себя не оправдал: “Эти процессуальные формы, с вязанные с канцелярской тайной и письменным производством, не только не устранили волокиты в судах, но даже значительной степени способствовали ее развитию” [19 Юшков С. В. Указ. Соч. ]. Однако розыск не был новостью для Руси, и Петр I, вводя его, должен был знать его недостатки еще в 1697 году и тем более в момент издания“Краткого изображения.... ”. Историческая обстановка в 1697 и 1723 годах не различалась столь принципиально, чтобы потребовать коренной ломки процессуального права. Представляется возможность искать ответ на этот вопрос каким-то другим путем. Во-первых, необходимо отметить недостаточную определенность самих понятий “суд” и “розыск”, в силу чего законодатель, возможно, не всегда столь резко противопоставлял их, как нам часто кажется.

Во-вторых, исследование законодательства ( в частности, “Краткого изображения.... ”) показывает, что в розыске сохранялись некоторые элементы состязательности и, наоборот, в суде имелись элементы формализма свойственные следственному процессу.

В-третьих, сама жизнь препятствовала точному соблюдению Указа от 21 февраля 1697 года, распространению розыска на все уголовные и тем более на все гражданские дела. Во всяком случае в практике и после этого Указа удержалось разделение на суд и розыск. Недаром сам Указ от 5 ноября 1723 года упоминает об этом: “Не надлежит различать (как прежде бывало) один суд, другой розыск.... ”. В-четвертых, обращает на себя внимание то обстоятельство, что Указ о форме суда наряду с критикой предыдущего законодательства (“.... а не по старым о том указом, ибо в судах много дают лишняго говорить, и много ненадобного пишут, что весьма запрещается”) подчеркивает и свою преемственность с ним: “Понеже о форме суда многия указы были сочинены, из которых ныне собрано, и как судить надлежит, тому форма яснее изображена.... ”.

Таким образом, изменения вносимые Указом о форме суда, представляются не столь уж принципиальными, как это кажется на первый взгляд. В определенной мере Указ издан не во изменение, а развитие предыдущего законодательства. К. Д. Кавелин полагал, что Указ о форме суда означает “восстановление нашего древнего суда , формы гражданского судопроизводства, разумеется, видоизмененной сообразно с потребностями времени” [20 Кавелин К. Д. Указ. соч. ]. “Суд по форме” должен был иметь применение во всех невоенных судах, в том числе уголовных: “все суды и розыски имеют по сей форме отправлятца”. Некоторые главные постановления суда по форме не применяются, однако, к делам об измене, “злодействе”, оскорблении величества и бунте (статья 5: “кроме сих дел: измены, злодейства или слов противных на императорское величество и его семью и бунт”). “Уже при самом Петре I (в 1724 году) действие процессов и “формы суда”было распределено по отношению ко всем судам империи так: последняя должна действовать при решении гражданских дел (“партикулярных”), первые в делах уголовных (“доносительных и фискальных”). В 1725 г. мая 3 сенат истолковал, что под названием “злодейства”разумеются преступления против веры, убийство, разбой, татьба. Итак, общее значение суда по форме исчезло: к этому привели практика и последующие узаконения: с одной стороны, воинские“процессы” были рецепированы для невоенных судов, с другой — найдено было невозможным руководствоваться в уголовных судах “судом по форме”. Однако, такая двойственность форм процесса (гражданского и уголовного) не удержалась: как узаконения, так и практика решительно наклонялись в сторону инквизиционного процесса” [21 Владимирский-Буданов М. Ф. Указ. соч. ]. Очевидно, общие тенденции развития абсолютизма все же требовали господства розыска, хотя, может быть, и не в столь безграничной форме, как предусматривалось Указом от 21 февраля 1697 года.

    Г л а в а III.
    Состязательный процесс
    по Именному указу от
    5 ноября 1723 года
    “О форме суда”.

Указ от 5 ноября 1723 года “О форме суда”изменяет судопроизводство Воинского устава к восстановлению прежнего порядка состязательного процесса с некоторыми изменениями, “клонящимися к сообщению судье более активной роли при борьбе сторон” [22 Радин И. М. Указ. соч. ]. Указу о форме суда была предпослана вводная часть. В ней даны обоснование закона, его отношение к предыдущему законодательству и основные направления изменений, вносимых этим актом в процессуальное право.

Главное нововведение здесь, как уже отмечалось, —отмена розыскной формы процесса. Однако практика не пошла по линии полной линии полной отмены розыска. Во всяком случае уже через три года А. Д. Меншиков, давая указания специальному суду по делу А. М. Девиера, П. А. Толстого и других, записал: “А розыску над ними не чинить” [23 Цит. по: Павленко Н. И. Указ. соч. ]. Очевидно, что без этого указания такой розыск мог быть учинен. Впрочем, так и получилось: А. М. Демивера по всем правилам розыскного процесса подвергли пытке и даже дважды.

Процесс начинался с подачи письменного прошения истцом —челобитной. Указ уделяет особое внимание на связанность изложения прошения. Требования краткости и четкости челобитной выдвигались еще в“Кратком изображении.... ” (ст. 3 гл. “О челобитчике”). Определенные требования к челобитной предъявлялись и Соборным Уложением (ст. 102 и др. гл. Х), в частности требование точно указывать цену иска. В Указе“О форме суда”было предписано прошение располагать пунктами, пункт за пунктом и так, чтобы то, что написано в одном пункте не повторять и не смешивать с изложенным в другом (статья 1: “Как челобитныя, так и доношении писать пунктами, так чисто, дабы что писано в одном пункте, в другом бы того не было”).

Закон различает два вида челобитчиков: истец — в гражданском процессе и доноситель —в уголовном. Однако противная сторона носит прежнее общее для тех и других дел название— ответчик.

Закон предъявляет определенные формальные требования к протоколу, ранее отсутствовавшие в законодательстве (статья 2: “А когда время придет суда, тогда изготовить две тетради прошивные шнуром, и оной запечатать, и закрепить секретарю по листам, из которых на одной писать ответчиков ответ, на другой истцовы или доносителевы улики. ”). Регламентируется порядок судебного следствия. В отличие от “Краткого изображения.... ” (ст. 2 гл. “О ответчике”) теперь запрещается давать ответ на челобитную в письменном виде. Тем более уже не может быть речи об одном обмене процессуальными бумагами. Запрещается возбуждать встречный иск или встречное обвинение до окончания следствия по основному делу. Возможна передача встречной жалобы в другой суд, если она не подсудна данному суду.

Судебное следствие ведется по отдельным пунктам челобитной, прошение истца читалось по пунктам, на которые ответчик должен был давать последовательные ответы. Он не мог касаться следующего пункта, пока не давал исчерпывающего ответа на предыдущий вопрос (статья 3: “А когда первой пункт со всем очистит.... тогда спросить истца, имеет ли он еще доказательства, и потом ответчика, что он имеет ли более к оправданию.... велеть руки приложить к каждому своему пункту”). Ответчик теперь имеет право в любой момент судебного следствия ходатайствовать о приобщении к делу новых документов. Для этого дается время— поверстный срок( статья 3: “.... буде же ответчик станет просить времяни для справок, то давать, ежели какие письма имеет, с поверстным сроком.... ”). Конкретные нормы поверстного срока не указаны. В этой статье довольно ярко выступает состязательность процесса. Стороны спорят, доказывая свою правоту, по каждому вопросу.

Принцип состязательности проводится и в стадии до судебной подготовки с некоторыми изъятиями для серьезных преступлений (измена, бунт, оскорбление императорской фамилии). Ответчику не позже чем за неделю дается копия (“список”) челобитной, чтобы он мог подготовиться к защите (статья 5: “Надлежит прежде суда.... дать список ответчику с пунктами, поданных от челобитчиков.... призвав ответчика пред суд, и ему самому отдать оной список, на котором пометить всем судящим число на которое стать к суду, дабы неделя полная та копия в ответчиковых руках была”). Вводятся определенные канцелярские формальности для обеспечения явки ответчика в срок на суд: пометка о дате судебного разбирательства, расписка в получении“списка” — реверс (ст. 5 “.... и взять с него реверс, что он копию получил, и должен на положенной срок к суду стать без всякой отговорки”). Эти формальности дополняются более существенными мерами: возможностью наложения ареста на имущество (прямо не предусмотренной, но подразумевающейся в законе), поручительством, арестом ответчика (ст. 5“А ежели усмотрено будет, что у того ответчика на толикое число, сколко в челоибитье истцове показано иску, движимого и недвижимого имения не будет, то собрать по нем поруки, которым в том иску можно верить, что ему до вершения того дела не съехать, и в зборе тех порук сроку более недели не давать; а буде порук по ком не будет, то держать ево под арестом”).

Указ возвращается к довольно широкому применению поручительства, почти забытого в“Кратком изображении.... ”. Судебное представительство существенно расширяется. Если раньше оно допускалось главным образом при болезни стороны, то теперь не ставиться никаких ограничивающих условий. Вводится институт доверенности (“письма верющие”). При этом права поверенного предполагаются равными по объему правам доверителя ( статья 7: “Челобитчиком же и ответчиком дается воля посылать в суд, кого хотят, только с письмами верющими, что оной учинит, он прекословить не будет”). Что касается ареста, то по указам от 12 декабря 1720 года и от 6 апреля 1722 года [24 ПСЗРИ. Т. VI. № 3685, 3940. ]арестованные ответчики содержались за счет истца. Поэтому для истца эта мера пресечения была довольно обременительной.

Истцу и ответчику надо было приходить с суд не позднее 8-ми часов утра. Если кто-то из них не придет раньше 11-ти часов, то ему предписывалось на следующий день явиться к 8-ми утра, а если он опять вовремя не придет, то задержать его в суде, чтобы не волочить дело (статья 5“А приходить истцом и ответчиком к суду в указной день не позднее осьмого часу по утру; а ежели кто из них придет в одиннадцатом часу, тогда тому сказать, чтоб он (ежели не торжественный праздник и не воскресный день, в которые судные дела не отправляютца) был на другой день рано; а буде кто и в другой день также придет позднее осьмаго часа, тогда того до другова дни, в котором суд быть имеет, из приказу не выпускать, чтоб от того в таких судных делах продолжения не было”).

Челобитчик сам обязан собрать все необходимые доказательства (один из характерных принципов состязательного процесса) до начала судебного разбирательства. Лишь если ответчик выдвигает неожиданные возражения, истцу дается возможность представить новые материалы. Впрочем, здесь идет речь о документах, а не о всяких доказательствах ( ст. 5“.... он (истец) должен стать на положенной срок в суде со всеми к тому иску принадлежащими писмянными документами или доказателствы ......... ежели ответчик такие отговорки в оправдание себе принесет, о которых истец и чаять не мог, но принужден будет оное писмянным свидетелством опровергнуть, то в таком случае истцу для положения такова при нем необретающагося документу судье давать поверстный срок.... ”).

Лицо по разным делам могло быть подсудно разным органам. Из этого и возникает отраженная в статье 6-ой Указа коллизия, очевидно, нередко использовавшаяся недобросовестными людьми, чтобы выиграть процесс обходными путями. В статье расценивается как преступление и случай грубого воспрепятствования стороне явиться суд. “Ежели истец или ответчик, в срочный для судоговорения день будут взяты в другой суд, по другому делу, то они должны объявить о себе, что им в этот день назначено судоговорение в таком-то суде и показать— ответчик копию челобитной, а истец —билет данный ему судьями, после чего суд такового немедленно должен отпустить, в противном случае судьи, задержавшие такового, будут наказаны как преступники закона”. [25 Беляев И. Д. Лекции по истории русского законодательства. М. , 1888. ]В этой же статье говорится о том, что если истец или ответчик заболеют ко дню судоговорения, то они должны известить об этом суд, который должен послать для освидетельствования трех членов, и после освидетельствования отложить дело до выздоровления больного. Если кто-либо из тяжущихся не явился ко сроку, назначенному для разбора дела, то торжественно, с барабанным боем, оглашался указ, предписывающий отсутствующему явиться в недельный срок под угрозой быть обвиненным заочно.

Указ перечисляет случаи уважительной неявки суд: “1) Ежели от неприятеля какое помешательство имел. 2) Без ума стал. 3) От водяного и пожарного случая и воровских людей какое несчастие имел. 4) Ежели родители или жена и дети умрут. ”.

Отсутствие на судебном разбирательстве без уважительных причин, как это было и в предшествующем законодательстве, влечет за собой проигрыш дела. Взыскание по судебному решению обращается на имущество проигравшей стороны и ее поручителей.

Хотя Указ и провозглашает устность в качестве процессуального принципа, однако в статье 8-ой мы видим опять довольно сложную систему письменного оформления дела (“А когда дело изследовано все будет, тогда зделать выписки пунктами ж, и прочесть каждому и велеть подписать по пунктам челобитчику и ответчику каждому на свое, для того все ли выписано”).

Закон требует, чтобы приговор выносился по отдельным пунктам обвинения, а не общий для всего дела, как это было раньше.

Впервые требуется, чтобы приговор основывался на соответствующих (“приличных”) статьях материального закона. За применение ненадлежащего закона ( решение дела“по неприличным пунктам”) судья подвергался наказанию (статья 8: “.... тогда приговоры подписывать на каждом пункте для решения по государственным правам, приводя самые приличные пункты к тому решению; а ежели по неприличным пунктам решение учинено будет, то судящия нижеписанным штрафом наказаны будут”). Однако об отмене приговора в этом случае ничего не говориться. Указ “О форме суда”, подобно предыдущим процессуальным законам, не предусматривает еще таких этапов процесса, как прения сторон и заключительное слово подсудимого. В заключительной форме Указа прежде всего приводится форма челобитной, которая “начиналась титулом государя” [26 Беляев П. И. Указ. соч... ], — нововведение, которого раньше не было в процессуальном законодательстве. Под титулом, открывающим челобитную, помещается обращение к судье. Содержание дела излагается в соответствии с требования статьи 1-ой рассматриваемого указа. Еще указом от 12 октября 1699 года [27 ПСЗРИ. Т. III. № 1703. ]было предписано челобитные, как и некоторые другие процессуальные документы, писать на гербовой бумаге.

В заключении подчеркивается распространение настоящего указа на все виды судов и запрещается под страхом наказания применять другую форму процесса (“Все суды и розыски имеют по сей форме отправлятца, не толкуя, что сия форма суда к тому служит, а к другому не служит. А ежели кто будет иным образом судить и розыскивать, или челобитные принимать, то яко нарушитель государственных прав наказан будет”). Однако совершенно очевидно, что данный Указ не мог полностью заменить “Краткое изображение.... ”и даже Соборное Уложение в области регламентации судопроизводства, ибо он намного беднее этих законов с точки зрения полноты освещения процесса. Поэтому отмену Указом предыдущего законодательства, как это говориться во вводной части закона, следует понимать не как отмену противоречащих ему отдельных норм, заключенных в этих законах.

Необходимо отметить новое достижение в области законодательной техники — специальное указание в законодательстве на время введения его в действие (“Суды по сей форме начать судить с приходящего 1724 году с начала”. “С начала” следует понимать как с 1 января. ). З а к л ю ч е н и е.

Постановления Указа “О форме суда”не только не улучшили, а, напротив, усугубили недостатки судопроизводства. Указ до крайности стеснил действия сторон в процессе, расширил произвол судей, не установил определенных сроков для вынесения приговора и тем самым создал почву для процветания порядков, которые шли в разрез с элементарными требованиями правосудия. “Поэтому неудивительно, что большинство наказов, поданных в законодательную комиссию 1767 года, вооружаются против состязательного процесса, как он установлен в“форме суда”, так как от него осталась, действительно, только форма, которая лишь усложняла и удлиняла процесс, между тем, как сами дела решались по инквизиционному усмотрению судей” [28 Радин И. М. Указ. соч. ].

Из всего выше сказанного можно сделать вывод, что в первой половине XVIII-го века существовали две формы процесса: следственный, игравший господствующую роль, и состязательный, не имевший большого значения.

    Основные нормативные акты.
    Указ от 5 ноября 1723 года “О форме суда”.

Указ об отмене очных ставок, о бытии вместо оных распросу и розыску, о свидетелях, об отводе оных, о присяге, о наказании лжесвидетелей и о пошлинных деньгах от 21 февраля 1697 года.

“Краткое изображение процесов или судебных тяжеб” 1715 года. Русская Правда.

    Судебник 1497 года.
    Соборное Уложение 1649.
    Основные исследования.
    Законодательство Петра I. М. , 1997.
    Российское законодательство X-XX. Т. 4. М. , 1986.
    Павленко Н. И. Птенцы гнезда Петрова. М. , 1988.

Радин И. М. Учебник истории русского права. Петроград. , 1915. Владимирский-Буданов М. Ф. Обзор истории русского права. Киев-СПб. , 1909. Юшков С. В. История государства и права СССР. Ч. 1. М. , 1950. Чельцов М. А. Уголовный процесс. М. , 1948.

    Ключевский В. О. Сочинения в девяти томах. Т. IV.
    Кавелин К. Д. Собрание сочинений. СПб. , 1897-1898.

Калинычев Ф. И. Правовые вопросы военной организации Русского государства второй половины XVII в. М. , 1954.

Соловьев сочинения в восемнадцати книгах. Кн. XVIII. М. , 1995. Беляев И. Д. Лекции по истории русского законодательства. М. , 1888. История отечественного государства и права. Ч. 1. М. , 1996. Под редакцией профессора Чистякова О. И.

История государства и права СССР. Ч. 1. М. , 1967. Под редакцией Софроненко К. А.

Страницы: 1, 2, 3


Новости

Быстрый поиск

Группа вКонтакте: новости

Пока нет

Новости в Twitter и Facebook

  бесплатно рефераты скачать              бесплатно рефераты скачать

Новости

бесплатно рефераты скачать

© 2010.