бесплатно рефераты скачать
  RSS    

Меню

Быстрый поиск

бесплатно рефераты скачать

бесплатно рефераты скачатьСовременная российская государственность: конституционные и фактические характеристики - (курсовая)

p>Федеральная территория может иметь (а может и не иметь) свой законодательный орган (если он существует, то законы принимаются по сравнительно узкому кругу вопросов и нередко требуют одобрения федеральных властей). Но в любом случае территория управляется из центра специально назначенным чиновником. В отличие от субъектов федерации территория не представлена в верхней палате парламента (Сенате), хотя есть исключения. Обычно территории имеют представительство в нижней палате, как правило, лишь с правом совещательного голоса (по 1 представителю в США, по 4 делегата в Бразилии, независимо от численности населения территории).

Наряду с федеральными территориями почти во всех федерациях имеется федеральный (столичный) округ - столица с прилегающими к ней окрестностями. Во многих федерациях есть федеральные владения. Это мелкие, иногда ненаселенные территории, чаще всего прибрежные острова (Австралия, Аргентина, Венесуэла и др. ). Они управляются федеральной администрацией, " Особым статусом обладают резервации коренного населения (индейцев в США и Канаде, майори в Австралии). Они имеют свои традиционные власти (племенные советы и др. ). Иногда в федерациях выделяются специальные образования, например, экономические округа, охватывающие несколько штатов. Они призваны координировать экономическую политику, но обычно влияние в них федеральной власти сильнее, чем влияние штатов. Таким образом, структурно асимметричная федерация имеет как бы два "этажа": объединение субъектов в федерацию и связи федерации с несубъектами. Поэтому возникает, казалось бы теоретический, но на деле практически важный вопрос о том, является ли федерация юридически "соединенным государством" ("соединенными штатами") только субъектов федерации, или представляет собой единство всех составных частей - субъектов и несубъектов. Некорректный ответ на этот вопрос может вызвать определенное социальное напряжение (как было, например, в США в ситуации с Гавайскими островами), но в некоторых федерациях эта проблема не считается существенной (например, в Индии).

Каждая модель федерации имеет свои достоинства и недостатки. Вряд ли правильно считать, что наилучшей формой при всех обстоятельствах является симметричная федерация. Теоретически, казалось бы, симметричная модель всегда предпочтительнее, поскольку она'исходит из того, что структурными составляющими являются только субъекты, которые равноправны. Это, действительно, может способствовать снятию напряженности в отношениях федерации и субъектов (хотя часто она зависит от других причин), обеспечить пропорциональную партиципацию разных частей федерации в определении и осуществлении федеральной политики. Но помимо юридического фактора равноправия в реальной жизни действуют более мощные социально-экономические, психологические и иные факторы. Распад Чехословацкой федерации в. 1993 г. , Югославии (СФРЮ) в 1992 г. , СССР в 1991 г. , где конституции предусматривали однопорядковые составные части и полное равноправие субъектов федерации, показал, что симметрии не всегда достаточно для обеспечения прочности этих федераций.

Асимметричная федерация в определенной степени опирается на объективно существующие социально-экономические, исторические, национальные, географические и иные условия. Стремление игнорировать эти факторы путем искусственного выравнивания статуса субъектов федерации может в определенных условиях принести только вред. Практика показывает, например, что положение федеральной территории иногда предпочтительне'е статуса штата: федеральная территория получает особые субсидии для своего развития, чего не имеет штат! Когда Аляска была территорией США, жизненный уровень ее населения был выше, чем в любом штате.

Положение несубъекта федерации при конкретных условиях той или иной территории может способствовать ее ускоренному развитию и тем самым соответствовать интересам ее населения и интересам федерации в целом. Однако, если градации в структуре федерации осуществлены без тщательного учета специфических условий и без необходимой подготовки (в том числе психологической) населения, это может вызвать острые конфликты. Известно, например, какие острые дебаты развернулись на Конституционном совещании в России в 1993 г. по вопросу о равноправии краев, областей, других субъектов федерации с республиками в составе РФ. Словом, любая модель может оказаться лучшей, если она соответствует конкретным условиям и наиболее полно обеспечивает свободное развитие населения.

Длительное время в западной политической и юридической науке, с одной стороны, и в марксистском государствоведении - с другой, использовались различные подходы к структуре федерации. В западной науке (что во многом было обусловлено историческими причинами) федерация не рассматривалась как способ решения национального вопроса, хотя в некоторых странах, например, в Швейцарии, имелись компактно проживавшие национальные группы населения (франко-, немецко-, итальянскоговорящие и другие общности). В Канаде при создании федераций наряду с историческим, в определенной мере учитывался и лингвистический фактор: 1 из 10 провинций (Квебек) имеет большинство франкоговорящего населения. Но такая структура канадской федерации не только не способствует решению национального вопроса, а, напротив, обостряет его. В целом роль федерализма в западной науке и практике сводится к задачам консолидации нации (например, путем преобразования конфедерации в федерацию при принятии конституции США в 1787 г. ) или к поиску способов децентрализации управления, в частности, путем размежевания полномочий центра и мест.

В последние десятилетия роль федерализма трактуется в западной науке более широко: он рассматривается прежде всего не как совокупность структур и норм, а как процесс, призванный заглушать конфликты центра и мест, устанавливать их взаимодействие, обеспечивать наиболее целесообразные в данных условиях методы управления. Территориальный подход к строительству федерации не предполагает учета национального фактора, к тому же такая федерация часто создавалась в однонациональных государствах, не имевших крупных компактно проживавших национальных групп. Но в отдельных случаях, как уже отмечалось, учитывались национально-культурные моменты. В целом можно отметить непродуктивность односторонних подходов, противопоставлении этнического и территориального принципов.

В отличие от западного подхода к федерализму в марксистско-ленинской концепции федеративная форма обязательно увязывалась с решением национального вопроса. При этом ставилась цель объединить в форме союза распавшееся государство, где обострились национальные противоречия, либо устранить (смягчить) эти противоречия в существующем государстве путем предоставления отдельным народам национально-территориальной автономии. Первый путь был использован в 1922 г. при создании СССР, второй - в 1918 г. при образовании РСФСР. Процесс развития федерализма в мире показал, что ни тот, ни другой подход нельзя абсолютизировать, каждый из них имеет свои плюсы и минусы. Национально-территориальный подход соответствует международно признанному коллективному праву народов (зтносов) на самоопределение, он может способствовать интеграции частей распавшегося унитарного государства, ускорению экономического и культурного развития окраинных регионов, способен снять определенные противоречия между национальностями. Но с течением времени национально-территориальный подход может породить сепаратистские тенденции, которые нередко инспирируются местными политическими элитами и даже мафиозными группами, стремящимися к установлению личной власти.

Развитие сепаратистских тенденций в СССР, России, Чехословакии, Югославии, последующий распад некоторых из этих федераций - наглядное свидетельство этого. Преувеличение роли национального момента в строительстве федерации может не сплотить, а, напротив, разделить население, подорвать государственную общность.

Территориальный подход к федерации способствует укреплению государственности путем централизации, стимулирует процессы интеграции, единство гражданской общности. Он доказал свою полезность в США, где были отвергнуты марксистские идеи создать негритянскую автономию на юге США, в так называемом Черном поясе. Территориальный подход не опирается на какой-то один постулат (национальную самобытность), а имеет многофакторный характер, позволяет учесть экономические, исторические, географические и иные данные. На практике - это комплексно-территориальный подход. Он может быть полезен в тех странах, где нации находятся в процессе становления, а размежевание территории по племенным перегородкам ведет к отчуждению народов. Но этот подход тяготеет к излишней централизации, так как не учитывает коллективные права компактно проживающих национальных групп. Поэтому реализуя территориальный подход, нельзя игнорировать коллективные права различных этносов, равно как и законные права и интересы всего народа, населения государства как целого. При территориальном подходе должны учитываться как национальные интересы, так и социально-экономические факторы, исторические условия, вопросы коммуникаций, географические условия и др. Словом, территориальный подход должен быть действительно комплексным, что обеспечит жизнеспособность федеративного государства.

В необходимых случаях территориальный подход к федерации должен быть дополнен культурно-национальной автономией. Она успешно осуществляется в Финляндии, Швеции, Норвегии.

Модель федерации на основе союза или на базе автономии составных частей неразрывно связана с проблемой сецессии -- права выхода субъектов из состава федерации. Этот вопрос связан также с правом нации на самоопределение и некоторыми другими обстоятельствами. Обычно он рассматривается в двух аспектах: с точки зрения права на отделение и целесообразности осуществления этого права. Условия многих федераций ставят и другую проблему - реальной возможности осуществить сецессию.

Теоретически проблема права выхода субъекта из состава федерации может возникнуть только в том случае, когда федерация образована на основе союза государств. В данном случае при объединении они могут оговорить это право, что и было сделано, например, при заключении Договора о создании в 1922 г. Союза ССР и затем подтверждено в конституциях СССР 1936 г. и 1977 г. Что касается федерации, основанной на автономии ее субъектов, то здесь, очевидно, нет исторической основы для сецессии, такие федерации создаются "сверху", актами государственных органов, хотя, как будет показано ниже, факты сецессии имели место и в таких федерациях.

Наряду с историко-правовой основой сецессии, это право в современных условиях вытекает из признания мировым сообществом права наций на самоопределение. И с этой точки зрения им обладает любая национальная общность, независимо от происхождения и структуры федерации.

Однако в настоящее время конституции государств мира не предусматривают права выхода субъектов из состава федерации. Исключениями являются ст. 74 Конституция Узбекистана 1992 г. , допускающая при определенных условиях выход Каракалпакии, но с утверждения общегосударственного парламента, и ст. 1 Конституции Тувы 1993 г. , допускающая ее выход из России). Тем не менее, попытки сецессии имели место и в мирных, и в насильственных формах. Они заканчивались по-разному: в некоторых случаях - созданием новых государств, в других - насильственным возвращением субъекта (субъектов) в состав федерации. Так, в 1847 г. группу швейцарских кантонов, образовавших объединение Зонненбург, силой оружия заставили вернуться в состав конфедерации (официально и теперь Швейцария называется конфедерацией, хотя давно превратилась в федерацию). Другая такого рода попытка имела место в 1861 г. в США и положила начало гражданской войне Севера и Юга (1861 -- 1865 гг. ). Силой оружия 11 южных штатов, заявивших о создании своей конфедерации, были возвращены обратно. Верховный суд США установил, что союз США -- нерасторжим. Вместе с тем, истории известны факты успешной сецессии. В начаде 30-х годов Х1Х в. Венесуэла отделилась от Федерации Великой Колумбии в Латинской Америке. В 1965 г. из состава Малайзии вышел штат Сингапур, образовавший город-государство. В 1991 г. в соответствии с решениями Государственного совета СССР (он был создан в связи с событиями неудавшегося августовского путча 1991 г. и действовал как временный орган), принятыми 6 сентября 1991 г. , Латвия, Литва и Эстония вышли из состава СССР. Как сецессию можно рассматривать Беловежское соглашение России, Украины и Белоруссии 8 декабря 1991 г. , которое провозгласило создание Содружества Независимых Государств (СНГ). Более позднее декабрьское соглашение бывших союзных республик СССР в Алма-Ате означало уже распад и прекращение существования СССР. Сецессия нескольких республик (Словении, Хорватии и др. ) была осуществлена в начале 90-х в Югославии.

Теоретически закрепление в конституциях права сецессии демократично, если речь идет о праве наций на самоопределение в федерации, построенной по национально-территориальному признаку. Но это право не может быть абсолютным и безграничным: нужно учитывать структуру федерализма (договорную или конституционную, на основе союза или автономии), историческое происхождение федерации.

Важно также уважать права других субъектов, их интересы, права государства как целостного образования, наконец, права и интересы всего народа. На практике в большинстве случаев сецессия приводила к отрицательным результатам, влекла за собой многие жертвы, разрушение исторически сложившихся связей, в том числе экономически снижение жизненного уровня населения, ослабление государственности. Решение проблем, видимо, следует искать не на пути сецессии, а на основе соглашений, компромиссов, консенсуса.

Одной из важнейших тенденций развития форм государственного устройства являются предпринимаемые в последние годы попытки совместить позитивные стороны унитаризма и федерализма, уравновесить их достоинства и недостатки. Выражением этого является новое течение регионализма, который представляет собой промежуточную форму между унитарным и федеративным государством и в своем развитии может привести к созданию федеративных государств на месте унитарных. Регионализм обладает признаками, сближающими его, с одной стороны, с федерализмом, а с другой, - с унитарным устройством государства. Как и в федеративном государстве, регионам принадлежит законодательная и исполнительная (но не судебная) власть, они формируют законодательные собрания и областные коллегиальные исполнительные органы. В конституциях содержится перечень вопросов, по которым регионы могут издавать местные законы. Это напоминает размежевание компетенции между федерацией и штатами. Области имеют особые акты - статуты, которыми определяется их организация. Это не конституция, но и не обычные акты, так как некоторые из них утверждаются конституционными законами. Статуты разрабатываются и принимаются органами законодательной власти областей. Но некоторые признаки сближают регионализм с унитарным государством. Так, области не имеют конституций. В регионы назначается правительственный комиссар, который визирует акты законодательных органов регионов. Он может отказать в визе, что напоминает институт административной опеки в унитарном государстве и что не свойственно ни одной федерации. Правительство при определенных условиях вправе распустить законодательный орган области. Изменение границ регионов тоже осуществляется актами центральной власти, с органами регионов проводится толькоконсультация. Есть и другие черты, которые характеризуют и элементы федерализма, и признаки унитаризма в региональной структуре Италии и Испании. Региональный подход имеет несомненные плюсы, обеспечивая, в частности, сочетание необходимой централизации в государстве с обширными правами территориальных коллективов (местное законодательство). Но здесь есть и свои минусы, поскольку регионализм может выйти за объективные пределы унитарного государства. Не превратившись в федерализм со свойственными ему институтами сохранения единства государства, он способен вызвать сепаратизм. В каком направлении развивается эта форма государственного устройства? На международной конференции по проблемам федерализма в Москве в 1993 г. большинство участников склонялись к тому, что она означает все-таки переход этих государств к федерализму.

Разнообразие федеративных структур и полуфедеративных отношений в современном мире создает широкие возможности для использования позитивных сторон той или иной федеративной модели. Однако при этом все зависит, во-первых, от конкретных условий, в которых реализуется та или иная модель, во-вторых, от функционирования того или иного института в различных обстоятельствах. В одной обстановке "плюсы" могут превращаться в свою противоположность, в другой -"минусы" могут стать позитивными средствами. Это относится, например, к созданию субъектов федерации по национально-территориальному и комплексно-территориальному признакам, к тезису о необходимости равного или, напротив, неодинакового (с учетом численности населения) представительства субъектов федерации в верхней палате парламента, к вопросу о предпочтит ности симметрии или асимметрии в структуре федерации, проблеме сецессии и т. д. Лишь учет конкретной ситуации, поиски адекватных форм, а зачастую и создание комбинированных, переходных, гибридных видов могут обеспечить продуктивное функционирование федерализма.

И в заключение хочется привести слова великого российского правоведа Е. В. Спекторского, который отмечал важность роли конституции и конституционного строя в России: "как бы ни была непримирима экономическая борьба классов, есть известные блага, предоставляемые конституцией, которые ценны для каждого человека, независимо от его принадлежности к тому или иному классу, ведь конституционным государством является такое, где власть не только организована, но еще и ограничена, и притом не фактически только, а юридически или правомерно, ограничена же она ни чем другим, как признанием за населением публичных прав или политической свободы, осуществляя эти права население превращается из управляемых подданных в самоуправляющихся граждан. Конституция должна содержать в себе законы об организации публичных властей, а также законы о публичных правах населения, ограничивающих эти власти. Конституция обещает много, но далеко не все: она не устраняет социальной борьбы, религиозной, классовой и иной, зато она вводит ее в культурную форму, она не производит социальных реформ, зато она создает для них законную возможность, она вообще не разрешает по существу ни одного общественного вопроса, зато без нее нельзя разрешить ни одного вопроса, ибо она устанавливает пути для разрешения всяких общественных вопросов: хорошая конституция - это все равно, что хорошие пути сообщения. И если как удастся упрочить у себя в России прочный конституционный строй, то в отличие от наших предков, призывавших варягов, мы вправе будем сказать: земля наша велика и обильна, и порядок в ней есть. " [11 Е. В. Спекторский Что такое конституция? М. ,1917. ]

Страницы: 1, 2, 3, 4


Новости

Быстрый поиск

Группа вКонтакте: новости

Пока нет

Новости в Twitter и Facebook

  бесплатно рефераты скачать              бесплатно рефераты скачать

Новости

бесплатно рефераты скачать

© 2010.