бесплатно рефераты скачать
  RSS    

Меню

Быстрый поиск

бесплатно рефераты скачать

бесплатно рефераты скачатьСудебная реформа в XIX веке и ее прогрессивное значение - (курсовая)

p>Записки Безобразова (6 мая 1956 года) виновницей беззакония в стране с неизбежным последствием– социально-политической стагнацией –называет бюрократию. “Бюрократия, - писал он, - делает все, она обдумывает и пишет законы, рассматривает судебные дела, правит церковью, финансами, государственным хозяйством…” Одно из центральных мест отвел Безобразов юстиции. Он писал: “Правосудие–это первая потребность жизни гражданской почти отсутствует, ибо суд получается большею частью ценою денег или влияния. Нетрудно доказать, ежели бы это не было всем известно, что нет дела сопряженного сколько-нибудь со значительным интересом, которое имело бы правильно законное производство” [8 Российское законодательство Х-ХХ вв. В 9 т. , т. 8. Судебная реформа. – М. ]. Еще более значительной гарантией независимости судов стал принцип несменяемости судей, закрепленный ст. 243 учреждения судебных установлений. Согласно этой статье, председатели и члены окружных судов и судебных палат не могли быть уволены или переведены с одной должности на другую без их согласия, кроме как по приговору суда. Все постоянные, профессиональные члены окружного суда и судебной палаты, так называемые коронные судьи, назначались императором по представлению министра юстиции. Для назначения на должность члена окружного суда необходимо было иметь высшее юридическое образование и стаж работы в суде или прокуратуре не менее трех лет (в звании присяжного поверенного– 10 лет). Для более высоких должностей стаж увеличивался. Окружные суды состояли из одного или нескольких отделений по уголовным и гражданским делам. Они разбирали большинство дел, причем все гражданские и значительная часть уголовных разбирались коронными судьями. Для рассмотрения дел о преступлениях, за которые могло быть назначено наказание в виде лишения прав состояния, как особенных, связанных с принадлежностью к привилегированным сословиям, так и всех прав (имущественных, брачно-семейных и т. д. ), привлекались присяжные заседатели. Как правило, лишение прав состояния сопровождалось другими наказаниями: каторжными работами, ссылкой, тюрьмой–и назначало за тяжкие преступления. Таким образом, суд присяжных являлся не самостоятельным учреждением, а особым присутствием окружного суда. К его подсудности не были отнесены дела о государственных преступлениях, а также значительная часть должностных преступлений и некоторые другие [9Сост. С. М. Казанцев. Суд присяжных в России: Громкие уголовные процессы 1864-1917 гг. , Л. 1991, с. с. 5-7].

Теория свободной оценки доказательств была приспособлена главным образом к деятельности суда присяжных, а ее сущность выражена в правилах, определявших исследование доказательств и вынесение судебного решения в этом суде. Правила свободной оценки доказательств должны были создать иллюзию беспристрастности судей, убеждение которых формируется якобы исключительно под влиянием тех впечатлений, которые присяжные получают в ходе судебного разбирательства. Действительный характер, направление и содержание деятельности суда обуславливалось тем, что суд был органом буржуазного государства. Это определяло как классовый состав судей, так и их буржуазное мировоззрение и правосудие.

В. И. Ленин гневно разоблачал буржуазный суд как активного защитника интересов эксплуататоров. Анализируя отдельные формы и институты уголовного процесса, он показал, что в этом суде обвиняемый лишен необходимых гарантий для защиты своих прав и интересов, для доказывания своей невиновности.

В. И. Ленин показал, что в условиях буржуазного государства суд присяжных действительно имел определенные преимущества по сравнению с судом сословных представителей. “Суд улицы, - писал он, - ценен именно тем, что он вносит живую струю в тот дух канцелярского формализма, которым насквозь пропитаны наши правительственные учреждения…” [10 В. И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. 4, с. 407-408. ]. Но вместе с тем В. И. Ленин отмечал, что в условиях буржуазного государства, когда рабочие устранены от участия в суде в качестве присяжных заседателей, а среди присяжных преобладает реакционное мещанство, суд остается выразителей интересов эксплуататорских классов.

Реформой 1864 года была установлена следующая система судов: суды с избираемыми судьями– мировые судьи и съезды мировых судей – и суды с назначаемыми судьями –окружные суды и судебные палаты. Каждый уезд с входившим в него городом, а в ряде случаев и отдельно крупный город составляли мировой округ, делившийся на несколько участков. Каждый из них имел одного участкового, мирового судью и одного почетного. Мировые судьи– участковые и почетные –избирались на три года местными органами городского и земского самоуправления (уездными земскими собраниями и городскими думами) из числа лиц, проживавших в данной местности и имевших определенный возрастной, образовательный, служебный и имущественный ценз (имущественный ценз определялся недвижимой собственностью не менее чем в 15 тысяч рублей или равнялся двойному земскому земельному цензу) [11Ерошкин Н. П. История государственных учреждений дореволюционной России. М. : Высшая школа, 1968, с. 242-246].

Новая судебная система по сравнению с прежней отличалась определенной стройностью. Для разбора мелких уголовных, гражданских дел учреждался институт выборных мировых судей. Мировой судья единолично рассматривал дела по обвинению в преступлениях, за совершение которых могло быть определено одно из следующих наказаний: замечание, выговор, денежное взыскание на сумму не свыше 300 рублей, арест на срок не свыше трех месяцев, заключение в тюрьму на срок до одного года. Мировые судьи (участковые и почетные) данного округа собирались на уездные съезды мировых судей или мировой съезд судей, который был окончательной апелляционной инстанцией. Дальнейшее рассмотрение дел мировых судей проводилось лишь в кассационном порядке в Сенате.

Сенат в процессе судебной реформы также претерпел изменения. Он превратился в единственный в стране кассационный суд. Основное отличие кассационного порядка обжалования судебных решений и приговоров от апелляционного порядка обжалования в России состояло в том, что поводом для кассации являлись процессуальные правонарушения.

Институт мировых судей при всей ограниченности демократизма в нем не удовлетворял высшее чиновничество и в 1889 году был упразднен везде был, кроме Москвы, Петербурга и Одессы. Мировые судьи были заменены назначаемыми лицами. В первые годы после введения Судебных уставов в составе почетных мировых судей, по словам А. Ф. Кони, было немало чутких, порядочных людей. Мировой судья Н. В. Почтенов, весьма образованный человек, вносил в разбирательство дел “живую струю впечатлительной струи”. У него правосудие было поставлено хорошо, и местные жители относились к нему с доверием. Большое влияние на съезд мировых судей оказывал А. Р. Шидловский– олицетворение трудолюбия, педантизма и корректности. Судебная реформа 1864 года создала систему общих судов. Судами первой инстанции были окружные суды. Каждый окружной суд учреждался для рассмотрения гражданских и уголовных дел, выходивших за рамки подсудности мирового судьи [12 В. И. Смолярчук. Анатолий Федорович Кони. М. , 1981, с. 46]. Второй инстанцией в системе общих судов являлась судебная палата. В ней в апелляционном порядке рассматривались дела по жалобам на приговоры и решения окружных судов, вынесенные без присяжных заседателей. Кроме того, к ее подсудности были отнесены дела об особо опасных преступлениях–государственных и должностных. Эти дела должны были рассматриваться коронным судом с сословными представителями, по одному от каждого сословия: губернский (или уездный) предводитель дворянства, городской голова и волостной старшина. В отличие от суда присяжных особое присутствие судебной палаты представляло собой единую коллегию коронных судей и народных представителей, причем права всех членов присутствия были равны и в процессе судебного следствия, и при вынесении приговора. Но это формальное равенство не приводило к повышению их роли по сравнению с присяжными заседателями. Напротив, как заметил Г. А. Джаншиев, “эта форма ничем почти не отличается от обыкновенного коронного суда” [13 Джаншиев Г. А. Сборник статей, с. 179. ], а В. И. Ленин писал, что сословные представители “представляют из себя безглазых статистов, играют жалкую роль понятых, рукоприкладствующих то, что угодно будет постановить чиновникам судебного ведомства” [14 В. И. Ленин. Полное собрание сочинений. т. 4, с. 407. ]. Большое значение для независимости суда и упрочения принципа законности в уголовном и гражданском процессах дореволюционной России имело создание адвокатуры и реорганизация прокуратуры. Адвокатура, созданная судебной реформой, сразу заявила о себе решительно и смело.

В адвокатуру потянулись видные юристы-профессора, прокуроры, обер-прокуроры Сената и лучшие юристы, состоявшие при коммерческих судах. Сюда и вошел друг М. Е. Салтыкова-Щедрина известный деятель движения крестьянского освобождения А. М. Унковский. На страницах газет и журналов все чаще стали встречаться имена адвокатов: Ф. Н. Плевако, В. Д. Спаговича, К. К. Арсеньева, Н. П. Карабчевского, А. М. Унковского, А. И. Урусова, С. А. Андреевского, П. А. Александрова, В. М. Пржевальского, А. Я. Пассовера и других [15 В. И. Смолярчук. Анатолий Федорович Кони. М. , 1981, с. 47-48]. Адвокатура по судебным уставам была двух категорий. Адвокатами высшей категории являлись присяжные поверенные, которые объединялись в корпорации по округам по округам судебных палат. Присяжные поверенные избирали Совет, который ведал приемом новых членов и надзором за деятельностью отдельных адвокатов. Вторую, низшую категорию адвокатуры составляли частные поверенные. Они занимались малозначительными делами и могли выступать в тех судах, при которых состояли.

Большое значение для утверждения новых демократических принципов судопроизводства имела и реорганизация прокуратуры. После судебной реформы прокуратура освободилась от функции общего надзора, ее деятельность ограничивалась только судебной сферой. Если до судебной реформы прокурор должен был выступать в суде “как взыскатель наказания и вместе с тем защитник невинности”, то теперь главной его задачей становился надзора дознанием и следствием и поддержание государственного обвинения в суде. Новая прокуратура создавалась при судах.

В соответствии с судебными уставами учреждались должности прокурора судебной палаты и его товарищей. Организация прокуратуры строилась на принципах строгой иерархичности, единоначалия и взаимозаменяемости в процессе. Прокурорский надзор осуществлялся под высшим руководством министра юстиции как генерал-прокурор. Обер-прокуроры Сената и прокуроры судебных палат непосредственно подчинялись генерал-прокурору, прокуроры окружных судов действовали под руководством прокуроров судебных палат. Число товарищей прокурора и распределение их обязанностей зависели от размеров судебного округа. Безусловно, прокуроры находились в гораздо большей зависимости от правительства и в силу их прямого подчинения министру юстиции, и потому, что на них не распространялся принцип несменяемости.

Первое поколение работников прокуратуры немногим уступало своим коллегам-противникам–адвокатам и в соблюдении норм судебной этики, и в стремлении установить в деле истину, а не доказывать вину подсудимого во что бы то ни стало. Прокуратура ни в первые годы своего существования, ни в последствии не была подвержена коррупции. К чести прокуратуры следует отнести выигранное дело миллионера Овсянникова, дело игуменьи Митрофании, так называемые банковские процессы и другие.

Между обвинением и защитой происходили публичные состязания в правильном понимании и применении закона, в остроумии, в блеске фраз и в постижении тончайших зигзагов человеческой души. Прокуратура щеголяла “беспристрастием”, защита брала изворотливостью и патетикой.

Таким образом, судебная реформа создала не только новый суд, но и новую систему правоохранительных органов, более того, новое понимание и представление о законности и правосудии.

Учреждением судебных установлений (ст. 237 и 239) предусматривалось, что основой внутренней самостоятельности судей служат прочность судейских должностей и равенство судей: у них не может быть начальников; члены всех судебных инстанций как судьи равны между собой, а сами судьи различаются только по степени власти–суды первой и высших инстанций. Прогрессивными были и такие важные принципы, закрепленные в Судебных уставах, как коллегиальность суда, несменяемость судей и дисциплинарная ответственность их только перед судом, несовместимость судебной службы с другими профессиями [16 В. И. Смолярчук. Анатолий Федорович Кони. М. , 1981, с. 47]. Губернатор уже не мог, как раньше, арестовать судью за несоответствующий его представлению о законе приговор, а подсудимые и потерпевшие, истцы и ответчики были избавлены от необходимости задабривать судебных чиновников. Избираемые мировые судьи пришли на смену полицейским чиновникам. Вину подсудимого нужно было доказывать гласно, в борьбе с адвокатурой перед лицом представителей населения–присяжных заседателей. Суд присяжных оказал мощное благотворное влияние на всю судебную систему и даже, в некоторой мере, на политическую систему России. Первые шаги новых судов, и в особенности суда присяжных, были встречены одобрением и правительства, и печати [17Сост. С. М. Казанцев. Суд присяжных в России: Громкие уголовные процессы 1864-1917 гг. , Л. 1991, с. 13-14].

    4. Судебные уставы (20 ноября 1864 года).

Судебные уставы, в России законодательные положения, принятые 20 ноября 1864 года составили основу судебной реформы 1864 года.

Судебные уставы –в дореволюционной России официальное название законов, утвержденных 20 ноября 1864 года: “Учреждение судебных установлений”, “Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями”, “Устав уголовного судопроизводства”, “Устав гражданского судопроизводства”. Судебные уставы оформили проведение судебной реформы 1864 года.

Согласно “Учреждению судебных установлений” (закон о судоустройстве), судебная власть принадлежала мировым судьям, съездам мировых судей, окружным судам, судебным палатам и Сенату (верховный кассационный суд). Мировые судьи решали дела единолично. Они находились при мировом округе (уездном, городском), делившиеся на несколько участков. В мировом округе состояли также почетные мировые судьи, которые совместно с мировыми участковыми судьями данного округа образовывали высшую инстанцию–съезд мировых судей. В окружной суд, учреждавшийся на несколько уездов, входили председатель и члены суда.

Судебная палата учреждалась в округе, объединявшем несколько губерний или областей (по особому расписанию). Она делилась на департаменты, которые состояли из председателя и членов департамента. Для заведования судебной частью в Сенате были сохранены в качестве верховного кассационного суда кассационные департаменты по уголовным и гражданским делам. Прокурорский надзор вверялся обер-прокурорам, прокурорам и их товарищам и осуществлялся под наблюдением министра юстиции как генерал-прокурора.

“Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями” являлся кодексом, в который были выделены из “Уложения о наказаниях уголовных и исправительных” менее серьезные преступления (проступки), подведомственные мировым судьям. Устав состоял из 13 глав. Глава 1-я содержала общие положения и перечень наказаний за преступления, предусмотренные уставами. Главы 2-9 были посвящены мелким преступлениям против общественного и политического строя, проступкам против порядка управления и т. д. В главах 10-13 говорилось о проступках против личной безопасности, против семейной чести и т. д.

“Устав уголовного судопроизводства” (уголовно-процессуальный кодекс) определял компетенцию судебных органов по рассмотрению уголовных дел, общие положения, порядок производства в мировых установлениях, порядок производства в общих судебных местах, изъятие из общего порядка уголовного судопроизводства. Согласно уставу, мировой судья рассматривал уголовные дела в пределах отведенной ему компетенции, однако дела некоторых лиц (например, духовенства) подлежали ведомству других судов; из компетенции мирового судьи исключались дела таких ли, привлечение которых к ответственности изменяло состав преступного деяния или влекло усиление наказания.

Основными стадиями в уголовном процессе, согласно Уставу, были: предварительное расследование, предание суду, приготовительные распоряжения к суду, рассмотрение дела, исполнение приговора. Различались приговоры окончательные (которые подлежали пересмотру только в кассационном порядке, т. е. не по существу, а лишь по вопросу об их законности или незаконности) и неокончательные (допускавшие возможность пересмотра дела по существу, т. е. в порядке апелляции).

“Устав гражданского судопроизводства” (гражданский процессуальный кодекс) различал судопроизводство гражданских дел в мировых и судебно-административных установлениях (в суде земских начальников и уездных съездов) и судопроизводство в общих судебных местах. В Уставе, отразившем основные принципы буржуазного права, наиболее последовательно осуществлены начала состязательности, доказательства в нем должны были обеспечивать стороны. Низшей инстанцией являлся окружной суд, апелляционной– судебная палата. Слушание дела происходило в открытом судебном заседании. Судебные уставы ввели суд присяжных и институт судебных следователей, была реорганизована прокуратура, учреждена адвокатура и провозглашены такие буржуазно-демократические принципы судопроизводства, как гласность, устность, состязательность. Некоторые судебные органы (мировая юстиция) стали выборными, была создана более четкая система судебных инстанций.

Однако судебные уставы сохранили в значительной мере черты феодализма. Крестьянство и национальные меньшинства (“инородцы”) по маловажным уголовным и гражданским делам судились в особых судах, главным образом на основе при феодализме обычаев; существовали особые суды для духовенства; состав судебных работников был в основном из среды дворянства. Крестьяне и рабочие не только не могли быть судьями, их не допускали даже в качестве присяжных заседателей. Внешне прикрытый демократическими принципами дворянско-буржуазный суд дореволюционной России был орудием угнетения и подавления трудящихся [18 Большая Советская Энциклопедия, т. 41].

    5. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Судебная реформа имела прогрессивное значение, ибо новая судебная система заменила собой крайне раздробленную систему судов (суды по сословиям, по роду дел, с множеством инстанций, где дела велись на основе инквизиционного процесса, при закрытых дверях, следственные функции осуществляла полиция и т. п. ). Однако значение судебной реформы 1864 года умалялось рядом положений судебных уставов: изъятием некоторых категорий дел из компетенции суда присяжных (в т. ч. о государственных преступлениях), сохранением системы поощрений судей местными администрациями, которые представляли их к очередным чинам и орденам и т. д.

С 70-х годов в период реакции началось отступление от провозглашенных принципов.

Судебная реформа была подвергнута коренному пересмотру ранее других реформ 60-х годов. В 1866 году из ведения суда присяжных были изъяты дела о печати; законом 19 мая 1871 года были утверждены Правила о порядке действия членов корпуса жандармов по исследованию преступлений, передавшие дознание по делам о государственных преступлениях в ведение жандармерии. 7 июня 1872 года была принята новая редакция раздела о судопроизводстве по государственным преступлениям “Устава уголовного судопроизводства”, закрепившая создание Особого присутствия правительствующего Сената (с участием сословных представителей) для рассмотрения этой категории дел законом от 9 мая 1878 года “О временном изменении подсудности и порядка производства дел по некоторым преступлениям” был резко сокращен круг дел, рассматривавшихся судом присяжных; законами от 9 августа 1878 года и 8 апреля 1879 года рассмотрение дел о государственных преступлениях и особо опасных преступлениях против порядка управления было передано военным судам. Принятое 14 августа 1881 года “Положение о мерах к охранению государственного порядка и общественного спокойствия” еще более расширило компетенцию военных судов и сузило круг процессуальных гарантий в общих судебных установлениях. Завершением судебной “контрреформы” явилась судебно-административная реформа 1889 года [19 Большая Советская Энциклопедия. т. 25]. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Виленский Б. В. Подготовка судебной реформы 20 ноября 1864 года в России. – Саратов, 1963. Виленский Б. В. Судебная реформа и контрреформа в России. – Саратов, 1969. Глазунов М. М. , Митрофанов П. А. , Фоменко И. П. , По законам Российской империи. – М. , 1976.

Зайончковский П. А. Российское самодержавие в конце XIX столетия. – М. , 1970. Исаев И. А. Политико-правовая утопия в России (конец XIX – начало ХХ века). – М. , Наука, 1991. Исаев И. А. История государства и права России: Учебное пособие. – М. , Юрист, 1996. Кони А. Ф. Воспоминание о деле Веры Засулич. т. 2. – М. , 1966. Куприн Н. Я. Из истории государственно-правовой мысли дореволюционной России (XIX век). – М. , Издательство МГУ, 1980.

Ленин В. И. Проект и объяснение программы социал-демократической партии. // Полное собрание сочинений. т. 2, с. 99-101.

Ленин В. И. Случайные заметки. Бей, но не до смерти. // Полное собрание сочинений. т. 4, с. 401-415.

Ленин В. И. Гонители земства и Аннибалы либерализма. // Полное собрание сочинений. т. 5, с. 26-38.

Ленин В. И. По поводу юбилея. // Полное собрание сочинений. т. 20, с. 161-170. Ленин В. И. “Крестьянская реформа” и пролетарски-крестьянская революция. //Полное собрание сочинений. т. 20, с. 171-180.

Ленин В. И. Памяти Герцена. // Полное собрание сочинений. т. 21, с. 255-262. Маркс. Вопрос об отмене крепостного права в России. // Маркс и Энгельс. соч. 2-е изд. т. 12. с 605-608.

Российское законодательство Х-ХХ вв. В 9 т. , т. 8, Судебная реформа. – М. , Юридическая литература, 1991. Троцкий Н. А. Царские суды против революционной России. Политические процессы 1871-1880 годов. – Саратов, 1976.

Юшков С. В. История государства и права СССР. ч. 1. – М. , 1961.

Страницы: 1, 2


Новости

Быстрый поиск

Группа вКонтакте: новости

Пока нет

Новости в Twitter и Facebook

  бесплатно рефераты скачать              бесплатно рефераты скачать

Новости

бесплатно рефераты скачать

© 2010.