бесплатно рефераты скачать
  RSS    

Меню

Быстрый поиск

бесплатно рефераты скачать

бесплатно рефераты скачатьВластно-админастративная социальная стратификация - (курсовая)

Властно-админастративная социальная стратификация - (курсовая)

Дата добавления: март 2006г.

    ВЛАСТНО-АДМИНИСТРАТИВНАЯ СОЦИАЛЬНАЯ СТРАТИФИКАЦИЯ

Административная система как модель социалистического общества

В классическом марксизме капитализм рассматривался как общество, в котором “противоречие между общественным производством и капиталистическим присвоением воспроизводится как противоположность между организацией производства на отдельных фабриках и анархией производства во всем обществе”(Энгельс 1986. Т. 5: 254). Поскольку модель социализма разрабатывалась как отрицание недостатков капитализма и развитие его достоинств (диалектическое снятие), то в основе ее лежала идея строительства нового общества по образцу капиталистической фабрики. Последняя же - это административная организация, действующая в рыночном море. Поэтому модель социалистического общества - это суперорганизация, охватывающая все общество. Средством его построения является социалистическая революция. “Пролетариат, - писал Ф. Энгельс, - берет государственную власть и превращает средства производства прежде всего в государственную собственность” (1986. Т. 5: 260).

Идеал классического марксизма - это общество полного социального равенства. Однако на пути к коммунизму лежит его первая фаза. “Мы, - писал К. Маркс, - имеем здесь дело не с таким коммунистическим обществом, которое развилось на своей собственной основе, а, напротив, с таким, которое только что выходит как раз из капиталистического общества и которое поэтому во всех отношениях, в экономическом, нравственном и умственном, сохраняет еще родимые пятна старого общества, из недр которого оно вышло” (1987. Т. 6: 14).

Одним из главных “родимых пятен”является социальное неравенство одного из видов. В этом обществе ликвидируется частная собственность на средства производства, то есть основа классового неравенства. Соответственно, “в собственность отдельных лиц не может перейти ничто, кроме индивидуальных предметов потребления”. Однако в сфере распределения “господствует тот же принцип, что и при обмене товарными эквивалентами: известное количество труда в одной форме обменивается на равное количество труда в другой”. В результате равное право остается буржуазным правом: равная мера (труд) применяется к неравным людям. “Один человек физически или умственно превосходит другого и, стало быть, доставляет за то же время большее количество труда или же способен работать дольше” (Маркс 1987. Т. 6: 15).

Здесь, как это ни странно, Маркс возвращается к традиционному способу объяснения неравенства: люди социально неравны, поскольку они различаются своими физическими и интеллектуальными качествами. Однако социальное неравенство - это неравенство позиций на иерархически организованной социальной лестнице. Поэтому анализ социального неравенства имеет два уровня: (1) анализ структуры социальной лестницы; (2) анализ людей, которые по ней карабкаются. Маркс, как и его идейные оппоненты , в этом случае начал сразу со второго вопроса.

В дальнейшем принцип распределения по труду был провозглашен как основа механизма социальной дифференциации“реального”социалистического общества, как высшее проявление социальной справедливости. Однако этот принцип составляет основу и хорошо известной капиталистическому предприятию, возникшей именно в его недрах, сдельной оплаты труда.

    Иерархичность административной организации

Административная организация иерархична по определению. Говоря “организация”, мы подразумеваем иерархически устроенную пирамиду. Организация - это форма социального взаимодействия, которая имеет следующие атрибуты: (1) целенаправленность взаимодействия; (2) наличие субъекта организационной власти; (3) наличие органа управления, выполняющего функции целеполагания (стратегического планирования), организации (упорядочивания структуры взаимодействия); контроля, оперативного регулирования, стимулирования; (4) устойчивость формализованных форм взаимодействия; (5) подчинение частей организации целому; (6) функциональное и иерархическое разделение труда.

Целерациональная совместная деятельность в любом масштабе предполагает выделение центра ее координации, что означает наделение его правами осуществления власти и всех функций управления. Соответственно этот центр формирует верхнюю часть пирамиды организации, которая делится как минимум на две части: управляющих и управляемых. Большие организации имеют более сложную иерархическую структуру: статусные позиции органа управления располагаются в виде пирамиды, почти все они имеют позиции выше и ниже себя, то есть кому-то подчиняются и кем-то управляют. В свою очередь управляемые также не являются сплошной аморфной массой: они иерархически упорядочены. В последнем случае основным критерием является степень самоуправления (автономии) в выполнении своих функций.

Власть - это способность субъекта принимать решения, являющиеся обязательными к исполнению другими участниками социального взаимодействия, независимо от их собственных интересов и желаний. Власть в организации имеет тот, кто обладает правом формулировать ее интересы и ценности, а также принуждать всех ее членов эти интересы и ценности уважать.

Организация не просто иерархична, но и в той или иной мере приближается по форме к пирамиде. Иначе говоря, чем выше этаж административной власти, тем меньше на нем статусных позиций, на самом же верху - совсем тесно.

Иерархия организации вытекает из разделения труда. В самом общем виде любая организация имеет следующие группы, выполняющие специфические функции в системе управления и обладающие особым социальным статусом: 1) группа, обладающая административной властью (руководители организаций, предприятий, их структурных подразделений); 2) группа, обслуживающая процесс управления, посредством подготовки управленческих решений (специалисты аппарата управления, то есть ИТР, экономисты, юристы и т. п. ) и являющаяся частью коллективного субъекта управления (аппарата, администрации); 3) группа, в которой индивидуальные статусные позиции лишены официальной административной власти, но являются частью органа управления (конторские клерки - машинистки, курьеры и т. п. ); 4) группа, только выполняющая приказы управляющих и находящаяся вне аппарата управления. Таким образом, стратификация осуществляется по харатеристикам индивидуальных и групповых статусных позиций.

Разумеется, в любой реальной организации эти группы не отделены железным занавесом и более или менее мягко перетекают одна в другую, связываются переходными, промежуточными слоями. Кроме того, сами эти группы имеют свою внутреннюю сложную иерархию.

Внутри группы исполнителей дифференциация происходит по степени автономии, получаемой в процессе труда. Автономия - это административное самоуправление. Поэтому, чем выше степень автономии, тем выше позиция слоя во властно административной системе стратификации. автономия же является в большинстве случаев (хотя и не всегда) функцией сложности выполняемого труда. В простейшем труде работник выступает в роли говорящего и понимающего речь орудия труда: "Возьми это и отнеси туда". Это задание-средство (переноска предмета для подготовки какой-то операции). Пример - рабочий подсобник. Рабочему, который пришел ремонтировать телевизор или компьютер, начальник уже не может приказывать на таком детализированном уровне. Ему дают задание-цель: "Там что-то неладно. Пойди, разберись и отремонтируй". В пределах выполнения этого задания работник сам управляет своей работой. Степень сложности труда в значительной степени связана с уровнем образования, которое необходимо для выполнения такой работы. Разумеется, последняя связь порою очень сомнительная и неопределенная. Поэтому в теоретическом исследовании говорить о дипломе, видимо, нет смысла. Однако в эмпирическом исследовании оперировать понятиями "сложность труда" или "автономия в производственном процессе" невозможно, поэтому наиболее подходящим эмпирическим индикатором может выступать формальный уровень квалификации. Таким образом, работники-исполнители подразделяются на работников высокой, средней и низкой квалификации. В эмпирическом исследовании, когда трудно дать трехчленное деление, вполне можно ограничиться и двумя крайними группами.

Использование критерия “автономия труда” в эмпирических исследованиях представляет серьезную трудность. Обычно применяется метод самооценки уровня автономии своего труда. Так, в исследовании “Социальная структура и стратификация” (Голенкова и др. 1994), проведенном в 1992-93 гг. , был сконструирован индекс автономии труда, составленный из двух показателей: возможности планирования процесса своей работы и возможности планирования результатов своей работы. Каждая из переменных измерялась по пятибалльной шкале. В результате были выделены три уровня автономии труда: (1) неавтономный труд, характеризующийся полным отсутствием возможности планировать как процесс своей работы, так и ее результат; (2) полуавтономный труд, характеризующийся возможностью планирования процесса и результата своей работы; (3) автономный труд, характеризующийся высокой степенью возможности планировать процесс труда и результаты работы . Результаты исследования показали четкую дифференциацию по уровню автономии труда в зависимости от положения в должностной структуре. Так, в группе неавтономного труда полностью отсутствовали руководители даже низшего ранга, во второй группе они составили 1/5, а в группе автономного труда их доля уже значительна.

Такое структурирование позволяет рассмотреть властно-административную стратификацию как сквозной процесс, пронизывающий всю организацию, структурирующий по одному критерию и управляющую, и управляемую подсистемы. Однако при переходе к сбору эмпирического материала возникает проблема достоверности информации, полученной через самооценку своего рабочего места. Она совершенно достоверна, если мы изучаем самоощущения работников, однако при анализе объективных структур ее достоверность резко падает. Даже президент России в условиях Конституции 1993 г. может под соответствующее настроение пожаловаться, что он не свободен в своих действиях и повязан парламентом. Оценка оказывается результатом переплетения таких факторов, как распределение власти и личных притязаний. Человек без властных амбиций, лишенный творчества может считать себя совершенно автономным на том лишь основании, что он не видит другого варианта действий, кроме предложенного мастером, и не хочет его иметь. На том же рабочем месте индивид с другими притязаниями и творческим потенциалом даст совершенно иную оценку степени автономии своего труда.

Структурирование рабочих мест по уровню автономии труда наиболее приемлемо для изучения властно-административной стратификации той части организации, которая стоит вне аппарата управления и где властный статус позиций не описан в должностных инструкциях.

Социальный статус имеет целый набор индикаторов, на основании которых статусные позиции упорядочиваются в виде пирамиды. Это объем административной власти, имущество, находящееся в частной собственности, материальное и моральное вознаграждение (престиж), условия труда, потенциал социальной мобильности (возможности карьеры), наличие свободного времени. Эти индикаторы могут в той или иной мере противоречить друг другу, например, высокие доходы бандита часто сочетаются с низким престижем. Однако в большинстве случаев статусные индикаторы все же коррелируются друг с другом: высокому доходу соответствует высокий престиж, хорошие условия труда и перспективы социальной мобильности. В административной организации их корреляция достигает максимальной меры.

Административная власть в административной организации выступает не просто как основной, но как системообразующий индикатор статусной позиции в системе стратификации. Иначе говоря, ее объем предопределяет и доходы, и престиж, и условия труда, и перспективы карьеры.

В административной организации иерархически упорядочены не люди, а их статусные позиции (рабочие места). Организация - это совокупность анонимных статусных позиций. Соответственно административная власть распределена не между людьми, а между статусными позициями, люди лишь ее осуществляют в той мере, в какой она делегирована занимаемым ими рабочим местам. В этом специфика административной (бюрократической) организации по сравнению с ранними формами организации, в которых нередко доминировали такие факторы, как личная зависимость, личная преданность, личная симпатия и антипатия и т. п. Чиновник, как отмечал М. Вебер, лоялен офису, учреждению, но не конкретной личности, как это было в феодальном обществе, где вассал или ученик был связан узами личной преданности и зависимости (Gerth: 199). Харизматическую власть рождает личность, адекватная ожиданиям масс. Бюрократическую власть рождает статусная позиция в аппарате власти и управления. Личные качества здесь не играют существенной роли.

Советское общество организовывалось по модели бюрократической организации (в веберовском смысле слова). Это значит, что его стратифицирование осуществлялось в значительной мере административным механизмом, а административная власть выступала как важнейший показатель социального статуса. В капиталистическом обществе нет такой всеохватывающей монолитной организации: экономическая жизнь регулируется в основном частными организациями, государство ограничивает свое вмешательство в жизнь общества вопросами гражданского статуса, соответственно лишь в рамках организации, фирмы граждане живут в социальном пространстве, напоминающем пространство государственно-монополистического социализма. Однако и в пределах государственного сектора многие организации, особенно экономические, пользуются огромной автономией и выступают как полусамостоятельные субъекты рыночных отношений. Таким образом, между государственно-социалистическим и капиталистическим обществами граница не жесткая, но тем не менее весьма заметная.

Механизм социальной стратификации в структурно-функциональном анализе

В структурно-функциональной традиции социальная стратификация является санкционированным обществом средством, “гарантирующим, что наиболее важные позиции сознательно заполняются наиболее квалифицированными людьми” (Davis 1949: 367). “Подход Т. Парсонса к предмету, - как верно отметил Г. Ленски, - больше отличается по форме, чем по содержанию”(Lenski 1966: 16). Т. Парсонс утверждал, что система стратификации в любом обществе в своей сущности является выражением его ценностной системы. Вознаграждение, которое получают люди и позиции - это функция степени соответствия качества их работы стандартам, установленным данным обществом (Parsons 1953: 127-128).

Если же быть более корректным в вопросах истории социологии, то эту мысль почти в тех же словах мы можем встретить в книге П. Сорокина, опубликованной в 1927 году. Он писал, что на место группы в социальной иерархии влияют следующие факторы: "во-первых, важность вида деятельности для выживания и существования группы в целом; во-вторых, интеллектуальный уровень, необходимый для успеха этого вида деятельности (оccupation)" (Sorokin 1964: 100-101). При этом Сорокин ссылался на Росса.

Если сравнить эти положения функционалистской теории социальной стратификации с более ранними идеями К. Маркса, изложенными в его“Критике Готской программы”, то принципиальной разницы между ними не будет. Маркс, конструируя систему распределения на первой фазе коммунистической формации, отходит от присущего марксизму структуралистско-конфликтного подхода и выступает как функционалист.

И это закономерно. Функционалисты рассматривают общество как систему с высокой степенью взаимозависимости, взаимообусловленности элементов. Для Маркса коммунистическое общество - это социальная система, организованная по образцу промышленного предприятия. Попытка смотреть на общество как на цельную систему неизбежно ведет к функционализму.

Функционализм, несмотря на то, что он подвергся мощной и обоснованной критике, все же заслуживает внимания при анализе социальной стратификации административной организации. Его достоинства и недостатки в анализе общества связаны с ответом на вопрос: “В какой мере данное общество представляет собой административную систему? ” Ближе всего к ней - общество государственно-монополистического социализма.

    А судьи кто?

С точки зрения функционализма стратификация системы происходит, исходя из ценностей, интересов всей этой системы, в данном случае административной организации. Но встает вопрос: "А судьи кто? Кто говорит от имени социальной системы (организации, общества)? ” Конечно, только тот, кто наделен властью в этой системе. Но что такое власть?

Представление об интересах и ценностях административной системы - частный аспект субъективного отражения этой системы в сознании людей, занимающих те или иные статусные позиции в ней. Поскольку эти позиции более или менее фиксированные, то и взгляд из них не может быть всесторонним. Как сказал бывший польский президент Лех Валенса, “точка зрения зависит от точки сидения”. Каждая статусная позиция имеет свой интерес как объективно оптимальный способ социального самоутверждения и удовлетворения потребностей. Взгляд с этой позиции неизбежно несет на себе отпечаток ее интереса. Поэтому субъект власти, говоря от имени всей организации, выражает и защищает прежде всего свои интересы, какой бы популистской фразеологией они не прикрывались.

Субъект власти, формируя систему социальной стратификации в организации, рассматривает функции с точки зрения их важности, полезности для удовлетворения своих интересов или интересов всей организации, но в том виде, как их представляет властвующий субъект. Представления о полезности той или иной функции будут различаться в зависимости от того, с какой колокольни на эти функции смотреть. Однако оценивать их от имени всей организации имеет право лишь тот, кто занимает властную позицию. От имени Бога говорит священник, от имени народа президент, а от имени фирмы - ее руководитель. Власть имущий имеет право оценивать меру труда и определять заслуженную меру потребления.

Однако в своем групповом эгоизме властвующая элита не может быть бесконечно свободна. Грубое попрание общих объективных интересов организации чревато ее крахом, а под ее обломками погибает в первую очередь элита. Поэтому долгосрочные групповые интересы правящей элиты предполагают ограничение собственного своекорыстия во имя реализации интересов организации в целом. Кроме того, в организации идет борьба разных групп за свои интересы. Соотношение сил разных групп в этой борьбе может быть разным, и далеко не всегда правящая элита может позволить себе роскошь игнорировать интересы низших статусных позиций и занимающих их людей. Это чревато падением их активности, снижением эффективности работы и саботажем, что больно бьет как по организации в целом, так и по правящей элите. Иначе говоря, низшие эшелоны организации нуждаются в действенной мотивации своей активности, а это предполагает при распределении ресурсов учет и их интересов.

Советская власть в первые десятилетия (с 1917 по конец 1950-х гг. ) официально называлась диктатурой пролетариата. Однако с таким же основанием эту государственную власть можно было назвать диктатурой и школьников, и пенсионеров, и летчиков, и любой иной группы. В реальности вся власть безраздельно принадлежала партийно-государственному аппарату. Поэтому это была власть организованного чиновничества как единой корпорации.

Перестройка в последние свои годы приобрела ярко выраженную антибюрократическую направленность. Самоуправление народа провозглашалось как официальная цель нового партийного руководства. Демократическое движение выдвигало лозунги реального самоуправления. Поэтому крах в 1991 г. политического режима КПСС давал основания надеяться на уничтожение в стране государства как механизма диктатуры чиновничества. Однако произошло обратное: не демократы перестроили государство, а старое советское чиновничество и аппарат, пройдя реорганизацию, поглотили тех немногих демократов, которые туда попали, и диктатура чиновничества была возрождена в новых деидеологизированных формах.

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7


Новости

Быстрый поиск

Группа вКонтакте: новости

Пока нет

Новости в Twitter и Facebook

  бесплатно рефераты скачать              бесплатно рефераты скачать

Новости

бесплатно рефераты скачать

© 2010.