бесплатно рефераты скачать
  RSS    

Меню

Быстрый поиск

бесплатно рефераты скачать

бесплатно рефераты скачатьВластно-админастративная социальная стратификация - (курсовая)

p>Удельный вес тех, у кого покупка дорогих товаров не вызывает затруднений, в % Удельн. вес тех, у кого за последние 5 лет улучшилось материальное положение

    Исполнители
    4, 2
    10, 7
    Группа влияния 1
    6, 7
    19, 0
    Руководители низшего и среднего звена
    7, 5
    17, 4
    Группа влияния 2
    18, 8
    25, 0
    Руководители высшего звена предприятий
    21, 4
    71, 4
    (Голенкова 1994: 24).
    Условия труда

При оценивании статусной позиции заметное место занимают условия труда. Люди, выбирая работу, часто предпочитают низкооплачиваемое рабочее место, если оно характеризуется хорошими условиями труда. Даже беглого взгляда на физическое пространство любого предприятия, организации достаточно, чтобы заметить корреляцию уровня комфортности рабочего места и должностной позиции: чем выше должность, тем лучше рабочее место защищено от атмосферных воздействий, тем лучше, комфортнее имеющаяся там мебель, тем меньше теснота и т. д. Таким образом, характеристики физического пространства выступают в качестве важных индикаторов места позиции в социальном пространстве.

Неквалифицированный рабочий выполняет самую грязную и физически тяжелую работу. Квалифицированный рабочий работает с механизмами, поэтому его труд физически легче. Поскольку техника нуждается в защите от атмосферных воздействий, то его рабочее место защищается от них в силу технологической необходимости. Руководители даже самого низшего уровня оснащаются служебными помещениями, позволяющими весь или часть рабочего дня проводить в закрытом помещении. Все служащие, специалисты, руководители основную часть своего рабочего времени проводят в офисах. Здесь нет производственного шума, вредных газов, пыли и т. п. Руководители отделов обычно имеют собственные кабинеты, защищающие их от избыточного общения и шумов. Руководители предприятий и организаций не только имеют отдельные кабинеты, но и защищают их с помощью кордона в виде секретаря, регулирующего доступ посетителей, сокращающих их приток до минимума. Кабинеты первых руководителей нередко дополняются комнатами отдыха. Персональные автомобили с обслуживающими их водителями сводят к минимуму затраты энергии на поездку на работу и с работы.

При этом рабочее место руководящих работников нередко трактуется ими (кто же еще имеет право говорить от имени организации? ) как символ самой организации. Поэтому его скромность рассматривается как угроза авторитету самой организации. Таким образом, борьба за престиж организации совпадает с заинтересованностью руководителей в максимально комфортных условиях труда.

    Должностной статус и личная безопасность

Рабочие места делятся на опасные для жизни и здоровья и безопасные. Это деление осуществляется и на уровне законодательства, административных актов, выделяющих рабочие места с вредными условиями, и на уровне массового сознания. При равных условиях оплаты люди выбирают безопасную работу.

Наблюдается более или менее тесная корреляция должностных позиций и связанным с ними риском для жизни и здоровья. Производственный травматизм - это почти исключительно атрибут рабочих мест, заполняемых рабочими. Это же относится и к профессиональным заболеваниям. Чем выше должностная позиция, тем дальше рабочее место от опасных участков производства.

В армии боеспособность частей и подразделений в решающей мере зависит от их управляемости, от их способности к скоординированным действиям. Поэтому безопасность командного состава - это и безопасность армии в целом. Соответственно наблюдается жесткая корреляция между количеством и размером звездочек на погонах, с одной стороны, и близостью военнослужащего к передовой. Следовательно, безопасность явно коррелируется с чином. Соответственно уровень потерь среди военнослужащих разного ранга весьма различен. Во время войны рядовой и младший командный состав выбивается нередко почти полностью. В то же время жертвы среди генералов, маршалов - явление весьма редкое. Парадокс войны: те, кто больше всего получает от нее моральных и материальных дивидендов (высший комсостав), менее всего страдают от ее тягот. У них максимум наград и минимум потерь. В то же время рядовые часто гибнут, не дослужив даже до первой медали.

Однако в этой логике властно-административной стратификации бывают и исключения. Так, в период сталинских репрессий наиболее кровавые чистки прошлись по аппарату управления. При этом риск потерять голову и свободу был прямо пропорционален высоте чина. Чем выше находилась должностная позиция в пирамиде власти, тем тщательнее и чаще она вычищалась и контролировалась, чем ниже - тем меньше вероятность репрессий. Поэтому не удивительно, что у обитателей элитных московских домов (см. Трифонова “Дом на набережной”, И. Эренбурга “Люди, годы, жизнь” и др. ) складывалось впечатление, что почти всю страну отправили в лагеря или расстреляли. В то же время у рядовых жителей глубинки порою даже не возникало подозрений о том, что в стране идут массовые чистки.

В 1937-1938 гг. были расстреляны 3 из 5 имевшихся в стране маршалов, 80 из 175 членов Высшего военного совета, 3 из 15 командармов, 57 из 85 командиров корпусов, 110 из 195 командиров дивизий, 220 из 406 командиров бригад. Были репрессированы 90% занимавших генеральские должности, 80% - полковничьи. Из 10 членов Политбюро ЦК ВКП(б), занимавших эти посты в 1934 г. , к 1939г. осталось 6. Все три кандидата в члены политбюро, избранные в 1934 г. , были репрессированы (Schapiro 1960: 420, 440).

В период позднего сталинизма риск высоких позиций сохранялся (например, “ленинградское дело”), однако он был несравненно меньше, чем в 1937-1938 гг. В послесталинский период занятие руководящих постов перестало быть опасным для жизни. Начиная с Хрущева, самым страшным наказанием для руководителя высокого ранга стала пенсия. Даже за преступления высокопоставленных руководителей не лишали свободы, дабы не порочить судом партию.

    Привилегии как форма распределения

Для общества государственно-монополистического социализма с присущей ему эгалитаристской идеологией характерно стремление к затушевыванию социального неравенства, особенно между управляющими и управляемыми. В основе идеологии лежала вначале идея диктатуры пролетариата, а затем - ведущей роли рабочего класса. КПСС разыгрывала из рабочих священную корову социализма. Аппарат же затушевывался, маскировался, сливался со всей массой людей с высшим и средним специальным образованием ("народной интеллигенцией"), превращался во что-то невидимое. Только вожди союзного и местного масштаба высовывали голову из толпы. Такая идеология диктовала и скрытые формы присвоения членами партийно-государственного аппарата своей части прибавочного продукта. Наиболее адекватной ее формой были привилегии в получении материальных благ и услуг.

Привилегия - это “исключительное право социального субъекта, узаконенное правовой нормой или обычаем, получать вознаграждения (товары и услуги), обладающие ограниченной доступностью” (Радаев 1991: 127).

В государственно-социалистическом обществе фонд потребления делился на две части: (1) фонд оплаты по труду работников сферы материального производства; (2) общественные фонды потребления. Последняя часть, в свою очередь шла, на: (а) оплату труда работников сферы нематериального производства и (б) распределялась “между трудящимися бесплатно на льготных условиях”. Из общественных фондов потребления населению обеспечивалось бесплатное обучение и повышение квалификации, бесплатная медицинская помощь, пособия, пенсии, оплата очередных отпусков, бесплатные и льготные путевки в санатории, содержание детей в дошкольных учреждениях. Финансирование общественных фондов потребления осуществлялось главным образом из государственного бюджета и частично - из средств предприятий (Волков 1983: 302, 469).

По существу, льготы и привилегии - это та часть, общественных фондов потребления, исключая зарплату, которая распределялась целевым порядком для определенных социальных групп и обладала в силу этого ограниченной доступностью.

Льготы и привилегии, имея общий источник, различаются адресатами. Льготы предоставляются социальным группам с ограниченными возможностями социальной адаптации - пенсионерам, инвалидам, детям и т. п. Привилегии даются группам, представляющим для государства особую ценность, и являются замаскированной формой увеличения жалования (зарплаты).

Льготы и привилегии существуют в любом обществе. Современное социальное государство в западном мире, особенно в ряде стран Западной Европы, - это пример самой крупномасштабной системы льгот для групп с ограниченными возможностями социальной адаптации. Советская система социального обеспечения в силу бедности государства, конечно, не могла конкурировать со скандинавскими странами или Великобританией. Кроме того, для всех стран характерна и система привилегий для ряда категорий политиков, военнослужащих, чиновников и т. п. Однако в условиях рыночного общества широкое использование привилегий как формы неденежного вознаграждения не имеет особого смысла: во-первых, рынок насыщен товарами и услугами, поэтому для получения доступа к ним необходимы лишь деньги; во-вторых, государственная идеология не прикрывается эгалитаризмом, поэтому нет необходимости камуфлировать дифференциацию реального уровня жизни с помощью привилегий как формы полускрытого вознаграждения.

Имманентная черта хозяйства советского типа - дефицит товаров и услуг. В этой ситуации размер зарплаты не является показателем реального материального вознаграждения, поскольку владелец больших денег может быть не в состоянии их отоварить в силу отсутствия необходимых товаров и услуг на рынке. Поэтому гораздо важнее не количество денег, а место в очереди за товарами. Привилегии это официально закрепленное преимущественное право на покупку товаров и услуг без очереди или в первую очередь. Благодаря этому в условиях дефицитного распределения существенно возрастала покупательная способность рубля. Без привилегий в обществе советского типа обеспечить адекватное материальное стимулирование работников, занимающих наиболее важные с точки субъекта власти позиции, фактически невозможно. Привилегии порождались самой логикой дефицитного хозяйства, их масштаб пропорционален уровню дефицитности.

Привилегии как инструмент материального стимулирования были вмонтированы во все регулировавшиеся государством системы социальной стратификации. Соответственно существовали привилегии отраслевых групп, территориальных общностей. Естественно, что привилегии являлись одним из важнейших инструментов и властно-административной стратификации. Этот вид привилегий можно назвать должностными.

Система советских должностных привилегий появилась не сразу, она рождалась в муках преодоления исходной эгалитарной социалистической идеологии. Судя по всему, введение системы привилегий началось с Красной Армии. Первые привилегии для комсостава армии и их семей включали усиленные продовольственные пайки, повышенные нормы карточного снабжения, сниженные нормы оплаты жилья и проезда, пониженные налоги, бесплатное образование (после введения частичной оплаты образования в марте 1923 г. ). Дети командиров Красной Армии имели преимущества при поступлении в вузы (Matthews 1978: 68-69).

Однако в 20-е годы эгалитаризм все же был силен и в армии. Так, в середине 20-х годов командиры Красной Армии не имели своей столовой. Еда готовилась в одном котле и для красноармейцев, и командиров. Разумеется, что о денщиках не было и речи. С конца 20-х годов, когда развернулась борьба с уравниловкой, скрытым каналом перераспределения стали должностные привилегии. Американский журналист Уайт, с симпатией относившийся к большевистскому режиму, в 1944 году посетил заводскую столовую и описал ее иерархическую организацию: отдельное помещение и рацион были для рабочих, для мастеров, инженеров, директора. При этим каждая последующая категория имела преимущества в питании. "Стол же директора значительно лучше стола любого директора частной корпорации в США" (Labin 1950: 170).

Реальное социальное равенство не соответствовало ни господствующему положению аппарата в социальной структуре общества, ни требованиям оптимизации управления, ибо оно подрывало бы стимулы к карьере, без которых управление аппаратом стало бы проблематичным. Привилегии позволяли при формально равной зарплате отдельным категориям иметь более высокую покупательную способность заработанного рубля. При этом покупательная способность возрастала по мере восхождения по лестнице социальной иерархии.

Основной формой повышения покупательной способности работников партгосаппарата были предназначенные для внутреннего пользования буфеты, столовые, магазины, ателье. С одной стороны, партийно-государственный аппарат как особая социально-отраслевая группа в процессе распределения отсекался через систему закрытых торговых точек от остального населения. Это обеспечивало ему защиту от очередей. С другой стороны, внутри самого аппарата торговые точки дифференцировались по должностному рангу. Рядовые работники партийно-государственного аппарата толпились в очереди в своем буфете или столовой, заведующие отделами, например, обкома КПСС пользовались особой столовой, где очереди уже исключались. На самом высшем уровне обеспечивалось обслуживание в кабинетах, продукты доставлялись на дом. На разных этажах должностной иерархии предлагался и разный ассортимент.

В закрытых торговых точках (буфетах, магазинах, распределителях) ассортимент предлагаемых товаров, лимит покупок и цены варьировались в зависимости от должности покупателя. Так, в одних случаях в 70-е годы целая семья могла хорошо жить на 60-70 руб. в месяц (зарплата уборщицы), покупая товары по почти символическим ценам, в других случаях цены были чуть ниже государственных или равны им (Matthews 1978: 38). Однако в любом случае такая система давала стабильный доступ к дефицитным товарам, обеспечивая повышенную покупательную способность рубля.

Особой формой привилегий являлась выдача части заработной платы высокопоставленным работникам инвалютными рублями (“сертификатами”), которые принимались в валютных магазинах. В 30-е гг. сеть этих магазинов называлась “Торгсин”, затем они были закрыты и восстановлены как “Березки”. Они появились как валютные магазины в московских отелях в конце 50-х годов и распространились по городам в 60-е гг. В московском телефонном справочнике 1968 г. упоминалось 11 таких магазинов, в 1975 г. - 15. “Березки” были созданы в столицах союзных республик и крупных городах (Matthews 1978: 38).

Схожая иерархия привилегий создавалась и на уровне предприятий, организаций. Конечно, здесь не было жесткого единообразия, каждый руководитель вносил творческое начало в конструирование социальной иерархии, исходя из своего собственного представления о социальной справедливости, неравенстве и т. п. Так, в Сыктывкарском университете в середине 70-х годов студенческую столовую разделили на две части: одна для студентов, другая - для преподавателей. Эти две части были изолированы перегородкой, отличались обстановкой, обслуживанием, меню. Ректору и проректорам носили обед в кабинет. Поскольку это вызвало негативную реакцию как студентов, так и преподавателей, то две столовые объединили, а руководители университета стали демонстрировать единство с коллективом, обедая в студенческой столовой, где, правда, пищу для них готовили отдельно. Схожие процессы наблюдались и в других вузах, на промышленных предприятиях.

Советская система медицинского обслуживания была совершенно бесплатна, но ее качеством редко кто был доволен. Услуги улучшенного качества за дополнительную плату (атрибут рыночной медицины) официально купить было нельзя, однако они предоставлялись лицам, занимавшим относительно высокие позиции в властно-административной иерархии. Это были как работники партийно-государственного аппарата, так и руководители других отраслей.

Для обеспечения повышенного качества медицинских услуг руководителем в рамках Министерства здравоохранения СССР было создано Четвертое управление, в ведении которого находились закрытые элитные больницы, поликлиники. ЦК партии имел свою собственную больницу в Кунцево, обеспечивавшую обслуживание высокого качества. Аналогичные больницы или отделения больниц, спецполиклиники существовали во всех крупных административных центрах страны.

СССР существовал на протяжении всей своей истории как закрытое общество. Поездки за границу, особенно на Запад, были доступны населению в очень ограниченных масштабах, несмотря на весьма низкие цены туристических путевок. Путевки в социалистические страны в силу низких цен (в 70-е гг. путевка в Восточную Европу без дороги стоила 120-200 руб. , то есть равнялась месячной зарплате среднеоплачиваемого работника) на них были дефицитны, поэтому путевки не продавались свободно, а распределялись партийными, комсомольскими и профсоюзными органами, исходя из оценки заслуг претендентов на поездку. Разумеется, самые “надежные” и “достойные” занимали руководящие посты и были первыми в очереди за путевкой. Поездки в западные страны были предельно дефицитны, поэтому доставались уже “самым-самым достойным и надежным”. Все группы туристов, выезжавших за рубеж, должны были иметь руководителя, а то и двух, которые ехали по бесплатной или частично оплачиваемой путевке. Такие возможности предоставлялись руководителям партийных, комсомольских, профсоюзных органов и активу из числа руководителей других ведомств. Это было важной формой должностных привилегий. Чем престижнее и дефицитнее страна - тем выше требовался пост, чтобы возглавить группу или даже попасть в нее (если не считать обязательной прослойки из рабочих и колхозников). При этом надо отметить, что в закрытом обществе возможность поездки за границу выступала как очень серьезный индикатор социального статуса. Такая поездка не только удовлетворяла интерес, давала возможность отдохнуть, но и являлась существенным механизмом повышения покупательной способности жалования, поскольку выезжавшим некоторая сумма менялась по официальному курсу, что открывало доступ к дефицитным иностранным товарам. Кроме того, продажа этих товаров в советских комиссионных магазинах давала очень высокую прибыль.

С разгромом КПСС необходимость в борьбе с партаппаратом популистскими методами отпала. Партаппарат перешел на службу "демократическому" режиму. Кроме того, с начала 1992 г. началось освобождение цен. Рыночная реформа ценообразования сделала многие прежние привилегии (покупка товаров в спецмагазинах без очереди) бессмысленными. В новых условиях дефицитными стали не товары, а деньги. Однако это не означает исчезновение системы привилегий госаппарата и аппарата предприятий. Основной их формой стало использование средств государства и предприятий для улучшения условий своего труда, быта (роскошные импортные автомобили, офисы и т. п. ). В первой половине 90-х годов дифференциация доходов существенно превзошла все стандарты старой номенклатуры.

    Противоречия советской государственной иерархии

Самой крупномасштабной и властной организацией является государство. Буржуазная западная цивилизация, в основе которой лежит частная собственность на средства производства как главный фактор, структурирующий социальное пространство, в своем исходном либеральном варианте имела государство с весьма ограниченными функциями (это был, по выражение Маркса, “ночной сторож”). В административную государственную систему жестко вписывались лишь чиновники, остальные граждане ограничивали свои отношения с государством уплатой налогов, воинской повинностью, соблюдением законов, то есть выполнением гражданских обязанностей. В дальнейшем развитие западной цивилизации шло по пути усиления роли социально-организующей роли государства. Но все равно ограниченность функций государства, его сдерживание развитым и независимым от него гражданским обществом остались в качестве важнейших атрибутов данного типа цивилизации.

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7


Новости

Быстрый поиск

Группа вКонтакте: новости

Пока нет

Новости в Twitter и Facebook

  бесплатно рефераты скачать              бесплатно рефераты скачать

Новости

бесплатно рефераты скачать

© 2010.