бесплатно рефераты скачать
  RSS    

Меню

Быстрый поиск

бесплатно рефераты скачать

бесплатно рефераты скачатьВластно-админастративная социальная стратификация - (курсовая)

p>Совершенно иной выступает роль государства в этакратической цивилизационной ветви. Здесь государство является главным социально-организующим фактором, оно упорядочивает не только чиновников, но всех жителей своего социального пространства. В обществе государственно-монополистического социализма все граждане (за редким исключением) являются наемными работниками государства, владеющего почти всеми средствами производства. Поэтому здесь не только чиновники, но и все занятое население, начиная с детей, посещающих ясли, вписано в жесткую административную систему, подчиняется ее детализированным нормам, регулирующим труд и жизнь во внерабочее время (правила уличного движения, поведения в общественном транспорте, в общественных местах, нормы создания семьи, отношений с детьми и т. д. ). Все население расписано по иерархически упорядоченным административным слоям, различающимся местом и ролью в административной системе. В таком обществе государство - это главный организатор социального пространства. Поэтому властно-административная стратификация является ведущей формой социальной стратификации.

Административная статусная позиция в государственной организации играет определяющую роль: из нее вытекают почти все индикаторы социального положения человека (уровень жизни, условия труда, престиж и т. д. ). Даже в теневой экономике положение индивида во многом зависело от его места в административной системе: грузчик, директор и министр могли воровать в весьма различных масштабах. Соответственно и их роль в теневой социальной стратификации в значительной мере определялась их официальной административной позицией.

Советская административная система имела колоссальные масштабы, поэтому ее структура была сложной и запутанной. Один ее срез административно-территориальное деление. Соответственно ему упорядочивались и административные организации:

    1) центральные (общесоюзные органы);
    2) органы союзных республик;
    3) краевые, областные, автономных республик;
    4) органы городов и районов;
    5) органы поселков, сел, деревень.

Однако выстроить все групповые и индивидуальные статусные позиции в четкую иерархию было невозможно. Как сопоставить статус заведующего отделом республиканского министерства и председателя облисполкома? Председателя горсовета и инструктора обкома партии? Советская административная пирамида имела столь колоссальный масштаб, что под ее тяжестью происходила диффузия составляющих ее слоев, нарушение разделяющих границ, нарушение иерархического порядка.

Параллельно этой подсистеме существовала и административно упорядоченная функциональная подсистема: 1) центральные общеадминистративные органы (ЦК КПСС с его отраслевыми отделами, Совет Министров); 2) центральные отраслевые органы - министерства СССР; 3) министерства союзных республик; 4) предприятия союзно-республиканского подчинения (для предприятий местной промышленности схема иная); 5) функциональные подразделения предприятий; 6) статусная позиция рядового работника. Соответственно статусные позиции индивидов зависели от того в орган какого уровня они входили и какие внутриорганизационные позиции занимали. На уровне индивидуальных статусных позиций соотношения объема полномочий, статусов также было весьма запутанным, противоречивым. Как было соотнести статусы инструктора обкома и директора предприятия, начальника цеха? Тут многое зависело от конкретной управленческой ситуации: выполнял ли инструктор указания своего органа или действовал по собственной инициативе? Директором какого предприятия является данный индивид: союзного и областного подчинения? Низшие позиции здесь занимали работники исполнительского труда.

Дать единую классификацию административных статусных позиций невозможно. При любом варианте будут упрощения, перекосы. Поэтому в тех случаях, когда нужно дать внеотраслевую систему социальной стратификации, можно вынести за скобки элитарную часть аппарата как числено относительно малозначащую (руководителей министерств, ведомств, крупных хозяйственных руководителей, генералитет и т. п. ) и взять в качестве объекта основную массу населения. Тогда административно-властная социальная стратификация будет выглядеть следующим образом: 1) руководители организаций и предприятий, их подразделений (высшая административная элита растворяется в этом слое); 2) специалисты-исполнители с высшим и средним специальным образованием; 3) конторские служащие, выполняющие функции в аппарате управления, не требующие высокого уровня образования; 4)высококвалифицированные рабочие; 3) рабочие со средним уровнем квалификации; 4) неквалифицированные рабочие, подсобники.

Разумеется в силу высокого уровня обобщения эта схема весьма неточна и при эмпирическом исследовании в ней часто возникает немало противоречий. Но во многих случаях это не просто логические, но и статусные противоречия. Например, статус мастера противоречив в реальности, поэтому и при его упорядочивании в процессе классификации неясность, противоречивость сохраняется и даже усугубляется.

    Административная элита

Любая организация делится на управляющую и управляемую подсистемы. В свою очередь, первая стратифицируется по объему административной власти, делегированной каждому слою статусных позиций. Высшие административные позиции (с точки зрения объема административной власти) - это элитарные позиции, а люди, занимающие их могут быть названы элитой. При этом меритократический подход в анализе административной элиты имеет оснований на существование меньше, чем в любой иной сфере. Элитарность - это высшая позиция в иерархии, а отнюдь не характеристика личностных качеств. Факторов, обеспечивающих успешное восходящее движение, очень много, при этом личные интеллектуальные способности играют среди них не самое заметное место. Более того, индивиды с выдающимися способностями чрезвычайно редко попадали на высшие элитарные позиции в государствах и иных организациях. Движение индивида наверх - это всегда результат взаимодействия более или менее значительного количества социальных субъектов, следствие переплетения их интересов. Чем более выдающимися способностями обладает индивид, тем большие опасения порождает он у окружающих перспективой закупоривания на длительное время канала восходящей мобильности. Совершенно бездарный индивид опасен для организации, поэтому также встречает на пути своей карьеры сопротивление окружающих. Максимально благоприятная среда создается вокруг индивида со средними способностями: он и организацию не развалит, и с ним относительно легко конкурировать, он рассматривается окружающими как потенциально временная фигура.

История советского и постсоветского государств яркое тому подтверждение. Единственным исключением может показаться лишь В. Ленин. Однако это не так: он был вынесен на вершину партийно-государственной пирамиды не административной, а революционной динамикой. И. Сталин, до момента концентрации в своих руках всей полноты государственной власти, вряд ли кем-то рассматривался как выдающаяся личность. В. Ленин в “Письме к съезду”, характеризуя тогдашних лидеров партии большевиков, о Бухарине и Пятакове сказал, что это “по-моему, самые выдающиеся силы (из самых молодых сил”), что Бухарин - “не только ценнейший и крупнейший теоретик партии, он также законно считается любимцем всей партии”, что Троцкий - “отличается выдающимися способностями”(1970, т. 45: 345). Вместе с тем, эти лидеры никогда не имели шансов претендовать на первую роль. Пост генсека без особой конкуренции занял и удерживал И. Сталин, которого до конца 20-х годов никто не награждал столь лестными эпитетами, уступавший многим членам Политбюро ЦК по уровню образования, интеллектуальному кругозору и другим ценным качествам. Если не считать придворных льстецов, то вряд ли кто-то оценивал как сколько-нибудь выдающиеся способности Н. Хрущова, Л. Брежнева, Ю. Андропова, К. Черненко, М. Горбачева и Б. Ельцина. Еще реже таланты попадали и попадают на должности заместителей. Чаще всего существует практика, когда посредственный руководитель во имя своей безопасности подбирает еще более посредственного зама. Наиболее талантливых обычно держат на бесперспективных с точки зрения конкурентной борьбы должностях консультантов, помощников.

В советском партийном государстве административная элита - это позиции, включенные в номенклатуру партийных комитетов. В принципе эти понятия (номенклатура и административная элита) в контексте такого государства выступали как синонимы. М. Джилас (1992) и М. Восленский (1991) для обозначения этой группы использовали понятие “нового класса”. Однако такой подход вряд ли имеет основания. “Новый класс” - это административно-политическая элита партийного государства. С 20-х годов вплоть до конца 80-х действовала номенклатурная система подбора и расстановки руководящих кадров. В 1920 г. в ЦК и губкомах РКП(б) были организованы учетно-распределительные отделы по ротации кадров. На центральном уровне этот процесс находился в руках Секретариата ЦК. Номенклатура включала в себя три составные элемента: номенклатуру (список должностей, занимаемых по решению, рекомендации или под контролем данного партийного органа), резерв руководящих кадров (списки людей, считавшихся достойными занятия этих должностей), так называемые “ленинские принципы работы с кадрами” (набор принципов отбора людей для замещения номенклатурных должностей). Имелась номенклатура всех партийных комитетов, начиная с ЦК партии и кончая райкомом. Иногда делались попытки ввести номенклатуру и парткомов предприятий, однако на этом уровне номенклатурная система работала не в полном объеме. Отбор людей на замещение номенклатурных должностей проводился на основе учета их политических качеств (“преданность делу партии”), деловых достоинств (способности справляться с функциями данной должности), моральных характеристик.

В конце 80-х годов номенклатурная система формирования административной элиты была разрушена. Это означало, что административные элитные позиции сохранились с более или менее существенными структурными изменениями (в 1991 г. был ликвидирован партаппарат как часть государства), а замещение элитных позиций стало проводиться в условиях часто открытой конкурентной борьбы претендентов, обычно хаотично, без прежних жестко формализованных процедур. Несмотря на смену звонкой коммунистической риторики на столь же звонкую антикоммунистическую, элитные административные позиции в постсоветском государстве в основном оказались замещенными людьми, входившими ранее в номенклатуру и резерв кадров, сформированные комитетами КПСС. Лица, не состоявшие прежде в номенклатуре и кадровом резерве, в новой административной элите очень редки.

По данным исследования О. Крыштановской, в центральной политической элите постсоветской России лишь 10% людей пришли к власти при Б. Ельцине, 37% - еще при Л. Брежневе, 39% - при М. Горбачеве. Около 70% глав администраций в регионах были на руководящих позициях в советскую эпоху (Егикова 1994).

Однако более детальный анализ политической элиты 1991-93 гг. показывает наличие более сложной картины. Д. Лэйн и К. Росс в своем исследовании пришли к выводу, что “революция в России не может рассматриваться как старое вино в новых бутылках, поскольку старая номенклатура не воспроизвела себя”.

Проанализировав карьеру 145 представителей центральной административно-политической элиты РФ 1991-1993 гг. , они выделили три типа людей: (1) “Карьерные чиновники” с большим опытом работы в аппарате (35 чел. , включая такие ключевые фигуры, как Силаев, Черномырдин, Геращенко). (2) “Промежуточные” фигуры с меньшим опытом работы, не столь давно влившиеся в госаппарат (64 чел). Правда, авторы включили в эту группу и самого Б. Ельцина, который в госаппарате - новичок. Однако рассматривать в советском контексте партаппарат как нечто отличное от госаппарата вряд ли корректно. (3) “Новые люди” (46 чел. ), не имевшие опыта работы в правительстве. В эту группу вошли Е. Гайдар, Г. Хижа, В. Шумейко. В январе 1992 г. Б. Ельцин сформировал “правительство реформ “ Е. Гайдара, которое разработало и провело основные мероприятия “шоковой терапии”. В этом правительстве только один человек И. Силаев - занимал видный пост до 1985 г. , несколько - до 1989 г. Ядро, обеспечивавшее преемственность, было выдвинуто на посты в правительстве РСФСР в 1990-91 гг. По крайней мере половина правящей административной элиты центрального уровня была представлена новыми на этом уровне людьми. В целом в ельцинской административно-политической элите выходцы из партаппарата составили от 17 до 22, 8% (Lane 1995: 62).

Однако исследование Лэйна и Росс, основывающееся на анализе опубликованных данных, не дает полной картины преемственности с партноменклатурой, поскольку в таких публикациях можно скрывать некоторые непрестижные в данный момент факты биографии (например, членство в КПСС, работа в ее партаппарте). Поэтому эти цифры можно использовать лишь как ориентировочные. Но даже и при наличии точных данных статистический анализ правящей элиты может дать лишь очень смутную и приблизительную картину преемственности.

Так, президент страны и министр считаются как равнопорядковые единицы, хотя объем их власти несопоставим. Однако учесть это различие в статистическом анализе вряд ли возможно: кто может посчитать, скольким министрам равен один президент? Кроме того, даже чисто формальное наследование старых кадров различно в разных звеньях правящей элиты. Так, в президентском аппарате, который с 1991 г. концентрировал все большую власть в своих руках, а с осени 1993 г. по объему власти стал сопоставим с прежним Центральным Комитетом КПСС, уровень преемственности оказался гораздо выше. Во-первых, сам президент - это представитель традиционной высшей группы партаппарата, достигший высот партийной карьеры. Во-вторых, Б. Ельцин привел в этот орган целый ряд своих коллег из Свердловского обкома КПСС (Илюшин, Лобов, Петров, Семенченко). Влияние на принятие решений людей на таких теневых позициях с неопределенным статусом, как отмечают многие аналитики, чрезвычайно высоко, нередко намного выше, чем у тех, кто занимает формально ключевые позиции в правительстве.

В регионах преемственность правящей элиты, пожалуй, еще более очевидна.

Табл. : Преемственность региональной политической элиты России

    Область, край
    Всего глав администраций
    Среди них представителей бывшей партноменклатуры
    Ростовская
    54
    28
    51, 9%
    Липецкая
    27
    11
    40, 7%
    Воронежская
    33
    25
    75, 8%
    Белгородская
    27
    21
    77, 8%
    Ставропольская
    33
    21
    63, 6%
    Краснодарский
    58
    32
    55, 2%
    (Охотский 1993: 55).

Проведенное социологической лабораторией Сыктывкарского университета исследование административной элиты Республики Коми в 1994 и 1996 г. , охватило формализованным интервьюированием более широкий круг работников регионального аппарата: министров, председателей госкомитетов и их замов, освобожденных руководителей Госсовета республики, глав администраций городов и районов всего 131 чел. Оно показало более высокий уровень преемственности за счет вскрытия второго эшелона региональной элиты. Более 80% прошли школу работы в партийном и государственном аппарате советской эпохи, 42, 7% работали в партаппарате, а 22, 9% - на ключевых позициях серетарей местных партийных органов.

    Табл. : Работа в местных партийных, советских
    и прочих государственных органах
    (Республика Коми, № =131)
    в %
    да
    80, 9
    нет
    19, 1
    (Ильин, Колесник и Добрякова 1996).
    Табл. : Работа в партаппарате (Республика Коми, № =131)
    (включая должность секретаря парткома)
    в %
    да
    42, 7
    нет
    57, 3
    (Ильин, Колесник и Добрякова 1996).
    Табл . : Работа в качестве секретаря райкома , горкома,
    обкома партии ( № =131)
    в %
    Да
    22, 9
    Нет
    77, 1
    (Ильин, Колесник и Добрякова 1996).
    Табл. : Преемственность в административной элите
    Ростовской области, в %
    Категории
    Предшествующая работа
    Парт. и советская
    Хозяйст-венная
    Препода-ватель-ская
    Прочая

Руководители администрации области (включая руководителей областных структур) 48, 4

    16, 1
    6, 5
    29
    Главы администраций городов и районов области
    65, 1
    30, 2
    1, 6
    3, 2
    В среднем
    25, 5
    3, 2
    11, 7
    (Понеделков 1995: 222)

Степень преемственности административно-политической элиты в бывших советских республиках СССР различна, однако в той или иной мере она наблюдается везде, в том числе и в особенно негативно настроенной по отношению к коммунистическому прошлому элите Прибалтики. Однако главный критерий оценки представителей коммунистической номенклатуры - их отношение к национальной независимости и вообще национальной идее.

Так, в Латвии бывший последний первый секретарь ЦК КП Латвии Альфред Рубикс был посажен в тюрьму на 8 лет. В то же время в сейм были избраны два бывших секретаря ЦК КПЛ по идеологии - А. Горбунов и И. Кезберс, бывший первый секретарь рижского горкома партии И. Даудиш, бывший первый секретарь рижского горкома комсомола З. Чеверс (Маркарян 1996: 5).

Наличие преемственности элит характерно для всех стран Восточной Европы, однако в России ее масштаб заметно существеннее. Члены российской номенклатуры сохранили свои элитарные позиции в гораздо большей степени, чем их коллеги из Польши и Венгрии.

Табл. : Перемещения старой номенклатурной политической элиты в России и Восточной Европе

    Позиции в 1993 г.
    Россия
    Польша
    Венгрия
    Элитарные
    67, 7
    27, 5
    21, 9
    Неэлитарные руководящие
    13, 7
    15, 1
    23, 0
    Неэлитраные неруководящие
    7, 6
    29, 3
    23, 9
    Пенсионеры
    11, 0
    28, 2
    31, 2
    N= 582
    N = 502
    N= 426
    (Szelenyi 1995)

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7


Новости

Быстрый поиск

Группа вКонтакте: новости

Пока нет

Новости в Twitter и Facebook

  бесплатно рефераты скачать              бесплатно рефераты скачать

Новости

бесплатно рефераты скачать

© 2010.