бесплатно рефераты скачать
  RSS    

Меню

Быстрый поиск

бесплатно рефераты скачать

бесплатно рефераты скачатьКурсовая: Исторический портрет Льва Троцкого

руководство «левой» оппозицией. Троцкий катего­рически отказался его

выполнить. В ответ на это 18 ян­варя 1929 г. коллегия ОГПУ приняла решение

выслать Троцкого за пределы СССР. В 1932 г. Верховный Совет СССР лишил его и

тех членов его семьи, которые выеха­ли с ним, советского гражданства.

Началась новая

________________________________________________________________

25 Троцкий Л. Моя жизнь. Т. 2. С. 317.

по­лоса в жизни и деятельности Троцкого—его третья по­литическая эмиграция.

До 1933 г. Троцкий жил на Принцевых островах, близ Стамбула, пока его

сторонникам во Франции не удалось добиться разрешения на его въезд в эту

страну, где он поселился. Летом 1935 г. Троцкий перебрался в Норвегию, где

находился до января 1937 г. Отсюда он, при посредничестве известного

художника Диего Риверы получив приглашение президента Мексики Карденаса,

перебрался в Новый Свет. Здесь он обосновался в одном из районов

Мехико—Койоакане, где и оставался до последнего дня своей жизни—21 августа

1940 г.

В эмиграции деятельность Троцкого свелась к созда­нию организации, которая

должна была притянуть к се­бе всех, кто стоял «левее» коммунистических партий и

Коминтерна. Из Стамбула Троцкий разослал во многие страны письма, в которых

призывал единомышленников не падать духом, а попытаться изыскать новые формы

работы, среди которых главная—создание «интернаци­оналистской левой оппозиции».

«Мы идем навстречу столь трудным временам, что каждый единомышленник должен

быть нам дорог- Было бы непростительной ошиб­кой оттолкнуть единомышленника,

тем более группу еди­номышленников, неосторожной оценкой, пристрастной критикой

или преувеличением разногласий»26,—писал Троцкий в первом номере

созданного им «Бюллетеня оппозиции».

В начале 30-х годов, общаясь с самыми разными по своим политическим и идейным

убеждениям, роду заня­тий, социальному происхождению и положению людьми,

Троцкий отдает предпочтение тем из них, кто в той или иной форме

засвидетельствовал ему свою личную пре­данность. Среди них такие, с кем он

еще в годы первой мировой войны

________________________________________________________________

26 Бюллетень оппозиции. 1929. № 1—2. С. 20.

разделял центристские, каутскианские позиции, например голландка Г. Роланд-

Холст и фран­цузский анархо-синдикалист А. Росмер. Среди них оказа­лись

выходцы из состоятельных семей, представители средней буржуазии, вроде

француза М. Паза. Но особым расположением Троцкого пользовались

мелкобуржуаз­ные интеллигенты П. Франк, П. Навиль, А. Розенталь и другие. Эта

молодежь, вступив на путь политической борьбы, испытывала одновременно тягу к

«левой» фразе и желание участвовать в работе Французской коммуни­стической

партии.

Но даже среди этих лиц Троцкий находил немного таких, кто бы вполне понимал

стоявшие перед «интерна­ционалистской левой» проблемы. Как впоследствии пи­сал

один из старейшин троцкистов США Дж. Хансен» Троцкий не ставил перед своими

новыми сторонниками «слишком больших задач, а предпочитал действовать по

пословице: «Брать то, что можно». В русском переводе она звучит менее

благозвучно, хотя лучше передает смысл: «С паршивой овцы хоть шерсти клок»

27.

В директивных письмах, при личных встречах Троц­кий проводил одну и ту же

мысль—необходимо присту­пить к созданию троцкистских партий, а там, где они

уже имеются, активизировать их деятельность в рабочем дви­жении. Сам Троцкий

сконцентрировал свои усилия на создании «левой оппозиции» во Франции.

Его интерес к этой стране не был случаен. «Трудно­сти и проблемы, с которыми

Троцкий столкнулся при создании левой оппозиции во Франции,—писал историк

троцкизма Ж. Ж. Мари,—отражали те трудности и проб­лемы, с которыми ему

пришлось столкнуться при созда­нии интернационалистской левой оппозиции в

целом»28. Интерес Троцкого к Франции был продиктован тем, что здесь

были сильны позиции мелкой

________________________________________________________________

27 Quatrieme Internationale. 1964. N 21. Р. 53.

28 Marie J. 1. Le trotskisme — questions d' histoire. Paris, 1970,

буржуазии. К тому же еще до Октября ему удалось обрести сторонников именно

среди леворадикальных деятелей французского рабочего движения, с которыми он

близко сошелся при издании в 1915—1916 гг. газеты «Наше слово». Эти кон­такты

Троцкий постарался сохранить и позднее, когда. будучи в Коминтерне, принимал

участие в составлении ряда документов, имевших отношение к Французской

коммунистической партии.

Питательной почвой для создания троцкистских групп во Франции явилось

происходившее после первой миро­вой войны в результате бурного индустриального

роста пополнение пролетариата за счет новых рекрутов из про­межуточных слоев. В

их сознании сохранялись мелкобур­жуазные пережитки, проявлялось недоверие к

рабочему классу, его авангарду—Коммунистической партии. Мно­гие из этих

рекрутов были склонны к анархизму. На та­кого рода настроениях и играли

французские троцкисты. «Не считая Америки,—указывал журнал «Коммунисти­ческий

Интернационал»,—Франция является междуна­родной базой троцкизма»29.

Здесь с конца 20-х годов возник ряд троцкистских ор­ганизаций. Это—«Пролетарская

революция» во главе с А. Росмером и П. Монаттом, «Круг демократов» Б.

Сува-рина, кружок «Против течения» М. Паза, «Ленинское единство» А. Трена,

«Классовая борьба» П. Навиля. По своему социальному составу члены этих групп

являлись выходцами преимущественно из мелкобуржуазных слоев интеллигенции. Так,

среди 50 членов «Круга демокра­тов» лишь трое были рабочими30.

В начале 30-х годов троцкистские группы уже дейст­вовали в США и Германии.

Одной из самых многочис­ленных становится «левая оппозиция» в Греции. В ней

насчитывалось около 1400 членов. В Испании

________________________________________________________________

29 Коммунистический Интернационал. 1930. № 18. С. 45.

30 Rabaut J Tout est possible! Les «gaushistes» franais.

1929—. 1944. Paris. 1974. P. 45.

Троцкий нашел приверженцев в лице полуанархистскн настроен­ных деятелей Нина

и Андрада. В Китае оппозицию воз­главил бывший секретарь К.ПК Чон Дусин.

Итальянская группа возникла из бывших сторонников Бордиги. Ею руководил

Трессо (Бланко), ранее—секретарь одной из окружных организаций ИКП.

В феврале 1933 г. в Париже состоялась первая кон­ференция

«интернационалистской левой оппозиции». В принятом на ней итоговом документе

«Интернациона­листская левая оппозиция: задачи и методы» отмечалось, что на

данном этапе секции оппозиции имелись в девяти странах, причем в семи из них

они были созданы лишь за последний, 1933 год. Троцкисты располагали 32

перио­дическими органами печати в 16 странах. Их материалы печатались на 15

языках. Конференция утвердила 11 пун­ктов приема в оппозицию. Среди них были:

требова­ние отказа от признания возможности построения социа­лизма в одной

стране, в частности в СССР, отрицание достижений в развитии народного

хозяйства страны, ост­ро критическая оценка социальной политики ВКП(б) и

Советского государства, которая представлялась как по­литика отступления

перед капиталистическими элемен­тами, и др.

Факт остается фактом—несмотря на все трудности, Троцкому удалось осуществить

задуманное: пусть и не в таких масштабах, как планировалось, но создать

груп­пы своих сторонников в ряде стран, которые были в 1938 г. объединены в

IV Интернационал, существующий и по сей день.

На пути к созданию троцкистского интернационала Троцкий в многочисленных

статьях и книгах («Перма­нентная революция» (1930 г.), «Сталинская школа

фаль­сификаций» (1932 г.), «История русской революции» (1931—1933 гг.),

«Преданная революция» (1936 г.), «Их мораль и наша» (1938 г.) формирует его

идейно-политическую платформу, которую известный на Западе иссле­дователь

деятельности Троцкого И, Дейчер назвал «но­вым троцкизмом».

Действительно, в сравнении с 20-ми годами в идей­ном багаже Троцкого

появилось немало новых положе­ний и установок. Центральная среди них—борьба

про­тив сталинизма. Некоторые троцкистские и буржуазные исследователи и

сегодня убеждены в том, что троц­кизм—это антисталинизм.

В 1932 г. Троцкий писал: «Сталин завел нас в тупик. Нельзя выйти на дорогу

иначе, как ликвидировав ста­линщину... Надо, наконец, выполнить последний

настоя­тельный совет Ленина: убрать Сталина».

15 марта 1933 г. Троцкий направил письмо в Полит­бюро ВКП(б) с призывом

«возродить партию». При этом он предлагал собственные услуги, с тем «чтобы

переве­сти партию на рельсы нормального развития, без потря­сений или с

наименьшими потрясениями». После убийст­ва Кирова Троцкий писал о

надвигавшемся на партию кризисе. 30 марта 1935 г. он отмечал: «Что-то у них

не в порядке, и притом в большом непорядке; «непорядок» сидит где-то глубоко

внутри самой бюрократии, вернее, даже внутри правящей верхушки». Троцкий

резко кри­тиковал московские процессы, справедливо считал их мистификацией,

фикцией, своеобразным способом сведе­ния счетов Сталина и его группы со

своими противни­ками.

Судя хотя бы по этим фактам, можно сделать вывод, что Троцкий был не лишен

стремления к исправлению положения дел в ВКП(б), стране в целом. Почему же к

нему вновь, как и в 20-е годы, не прислушались ни в пар­тии, ни в

международном коммунистическом движении? Вопрос далеко не простой.

Нам представляется, что предложенная Троцким программа в условиях 30-х годов

ставила фактически те же цели, что и «левая» оппозиция в 20-е годы,—навязать

отвергнутые ВКП(б), международным коммунистиче­ским движением троцкистские

взгляды и представления о переходе от капитализма к социализму, реализации в

СССР социалистической перспективы. Борясь против Сталина, Троцкий, по сути,

стремился один «изм»—ста­линизм—подменить другим, столь же чуждым

лениниз­му,—троцкизмом.

Допускавшиеся группой Сталина провалы в экономи­ческой и социальной политике,

нарушения социалистиче­ской законности, репрессии, свертывание

внутрипартий­ной демократии и другие негативные явления использо­вались

Троцким в качестве доказательства актуальности одного из ключевых положений

теории «перманентной революции»—о невозможности построения социализма в одной

отдельно взятой стране.

В статье «Новый хозяйственный курс в СССР», спра­ведливо критикуя сталинский

авантюризм в экономиче­ской политике, Троцкий писал: «Еще и еще раз мы

ре­шительно отказываемся от задачи построить в «кратчай­ший срок» национальное

социалистическое общество. Коллективизацию, как и индустриализацию, мы

связы­ваем неразрывной связью с проблемами мировой рево­люции. Вопросы нашего

хозяйства решаются в конечном счете на международной арене»31.

Своеобразным было и отношение Троцкого к фактам произвола и беззаконий, творимых

группой Сталина. Он фактически первым выдвинул положение, смысл которо­го

определялся пропорцией — чем больше, тем лучше. «Репрессии будут чем дольше,

тем больше выдавать результат, противоположный тому, на который рассчи­таны: не

устрашать, а наоборот, возбуждать против­ника, порождая в нем энергию отчаяния»

32,— писал Троцкий.

Складывается впечатление, что, приводя на страни­цах «Бюллетеня оппозиции»

четырех-, пятизначные циф­ры исключенных в ходе партийных

___________________________________________________________________________________________________________________________________________

31 Бюллетень оппозиции. 1930. № 9. С. 8.

32 Троцкий Л. Дневники и письма. С. 44.

чисток, арестованных, отправленных в ссылку, Троцкий как бы хотел сказаты

«Жив курилка!»

Раскладывая репрессированных по категориям, он с нескрываемым,

удовлетворением отмечал, что на первое место выходят «троцкисты». «Даже

официальная совет­ская пресса последних месяцев,—писал Троцкий в 1933

г.,—свидетельствует о том, что наши единомышлен­ники мужественно и не без

успеха ведут свою работу», Именно они—а по расчетам Троцкого, их

насчитывалось в СССР несколько тысяч—призваны составить ядро но­вой,

возрожденной ВКП(б), а ее программой должна стать программа совершения

политической революции в СССР.

Выдвижение этой идеи весьма симптоматично. По мере укрепления существовавшего

в СССР строя Троц­кий пришел к выводу, что предлагавшейся им ранее по­литики

реформ этого строя, центральным пунктом кото­рой было требование устранения

Сталина, уже недоста­точно. «Устранение Сталина лично означало бы сегодня не

что иное, как замену его одним из Кагановичей, кото­рого советская печать в

кратчайший срок превратила бы в гениальнейшего из гениальных».

В книге «Преданная революция» (1936 г.) Троцкий писал: «Речь идет не о

простой замене одной команды руководителей другой. Речь идет об изменении

самих принципов управления экономикой и культурой... Нужна вторая революция».

Разумеется, ни от Сталина, ни от других деятелей ВКП(б) и коммунистического

движения не укрылся главный смысл «нового троцкизма». Осознание его

сущ­ности, казалось бы, давало Сталину шанс для идейного развенчания

Троцкого. Сталин, однако, не воспользовал­ся этим шансом. Ему нечего было

противопоставить. Ис­поведовавшаяся им концепция социализма, хотя на сло­вах

и представлялась претворением в жизнь ленинского плана социалистического

строительства, на деле была крайне далека от взглядов Ленина на социализм как

об­щество самоуправления трудящихся, развития их иници­ативы и творчества.

Сталин на практике фактически реа­лизовал установки Троцкого начала 20-х

годов—создал командно-административную систему, опиравшуюся на насилие и

репрессии в отношении всех классов и слоев советского общества, на

внеэкономическое принуждение ряда категорий трудящихся, свертывание

социалистиче­ского принципа распределения: «От каждого—по спо­собностям,

каждому—по труду», ограничение экономи­ческих рычагов в управлении народным

хозяйством, на­саждение культа личности и др.

В результате в идейном отношении критика Стали­ным Троцкого свелась к «войне

цитат», навешиванию яр­лыков, обвинениям в шпионаже, диверсиях,

вредительст­ве. А в организационном—к физической расправе над всеми, кто

подозревался в принадлежности к троцкизму, в том числе и к расправе над их

идейным вдохновителем.

В октябре 1936 г. в «Бюллетене оппозиции» утвержда­лось: «Сталину нужна

голова Троцкого — это его главная цель». Первые признаки готовившейся

ликвидации Троцкого дали себя знать уже в 1937 г. В сентябре в Швейцарии, в

окрестностях Лозанны, был убит Игнаций Раисе, сотрудник НКВД,

симпатизировавший Троцкому. За два месяца до гибели он отправил письмо в ЦК

ВКП(б), где призывал к решительной борьбе против сталинизма. «Раисе пал как

один из героев IV Интерна­ционала»,— говорилось в редакционной статье

«Бюллетеня оппозиции».

В конце 1937 г. Троцкий узнал еще об одной жерт­ве—в мае в Испании исчез 34-

летний чешский гражда­нин Эрвин Вольф, личный секретарь Троцкого. По всей

видимости, в Испании он оказался с целью налаживания контактов с

ПОУМ—организацией, деятельность кото­рой хотя и критиковалась Троцким, по

своим идейно-по­литическим позициям и методам работы была близкой к

троцкистским и анархистским группам. 13 июля 1938 г. в Париже при загадочных

обстоятельствах пропал граж­данин Германии Рудольф Клемент, один из

технических секретарей IV Интернационала, также бывший в 1933— 1935 гг.

секретарем Троцкого.

В том же году в Мехико была предпринята первая попытка покушения уже на

самого Троцкого. На виллу в Койоакане под видом посыльного, принесшего

подарок, пытался проникнуть подозрительный человек. Его не пу­стили. Однако

«посыльному» удалось скрыться. При этом неподалеку от дома им был оставлен

пакет со взрыв­чаткой.

Троцкий понял, что круг замкнулся. Он начал всерь­ез задумываться о

самоубийстве. Каждый день начинал­ся им с фразы: «Они нас не убили этой

ночью. Они пода­рили нам еще один день».

Убийцей Троцкого стал человек с паспортом на имя канадского гражданина Фрэнка

Джексона, он же бельгийский подданный Жак Морнар, туристом прибыв­ший в США.

Однако эти имена, фамилии, гражданство были фальшивыми. Убийцей оказался

испанец Рамон дель Рио Меркадер.

Он вошел в доверие к близким друзьям Троцкого, которые и ввели его в дом.

Вечером 20 августа 1940 г. Меркадер, до того уже несколько раз посещавший

Троцкого, оставшись с ним наедине, нанес ему альпий­ской киркой удар в

затылок — настолько сильный, что вмятина в голове составила почти 7

сантиметров. На следующий день Троцкий скончался.

Одним из тех, через кого непосредственно осуществ­лялась операция по

ликвидации Троцкого, был полков­ник НКВД Н. Эйтингон. Он завербовал мать

Меркаде-ра—Каридад, а с ее помощью привлек к «делу» и сына. В 1939 г. в

Париже Эйтингон («незнакомец», по показа­ниям Меркадера в мексиканском суде)

вручил ему пас­порт на имя канадца Джексона. Паспорт действительно

принадлежал гражданину Канады, но югославу по про­исхождению, Бабичу,

погибшему в Испании бойцу ин­тербригад. Подделка паспорта была совершена

настоль­ко небрежно—в фамилии Jackson пропустили букву «к»,— что остается

только гадать, как ни французские, ни американские, ни мексиканские власти не

заинтере­совались личностью «канадца» с таким документом и с такой типично

южноевропейской внешностью.

Эйтингон через мать Меркадера передал ему 5 ты­сяч долларов для поездки за

океан. В день убийства Троцкого Эйтингон и Каридад ждали Меркадера

непо­далеку от виллы в Койоакане, готовые вывезти его по отработанному

заранее маршруту. Не получилось. Мер­кадер был задержан на месте убийства и

предан суду.

Но они не оставили его на произвол судьбы. Сперва помогли с адвокатами, а

после того как суд приговорил Меркадера к высшей по мексиканским законам мере

на­казания—20 годам заключения, как могли, облегчали ему отбывание срока.

В 60-х годах, после освобождения из тюрьмы, Мер­кадер жил на Кубе, затем в

Праге, Москве, потом сно­ва на Кубе. Здесь, в Гаване, как сообщалось в

печати, в октябре 1978 г, после почти полутора лет болезни Меркадер умер. Из

жизни ушел человек, который мно­гое прояснил "бы в убийстве Троцкого. Хотя не

исклю­чено, что и он мог не знать всех обстоятельств подготов­ки и

организации совершенного им же преступления.

ГЛАВА 6. ТРОЦКИЗМ БЕЗ ТРОЦКОГО

Убийство Троцкого не положило конец основан­ному им идейно-политическому

течению. И это лишний раз свидетельствует о том, что троцкизм возник не на

пустом месте, что были, есть и остаются определенные предпосылки для его

существования. Исследование этих предпосылок — одна из важнейших задач

современного исторического познания.

После своего возникновения в 1938 г. IV Интернаци­онал претерпел несколько

расколов, и в настоящее время известно по крайней мере несколько группировок,

высту­пающих под флагом троцкистского Интернационала. Их сторонники имеются в

более чем 60 несоциалистических странах, прежде всего в тех, где сильны

традиции мелко­буржуазного радикализма (ряд стран Латинской Амери­ки,

Франция, Испания, Италия), где коммунистическим партиям приходится

действовать в очень непростых ус­ловиях (США, Великобритания). За последние

годы по­явились троцкистские группы в Австралии и Новой Зе­ландии. Общая

численность этих групп во всем мире сравнительно невелика—около 100 тысяч

человек (не забудем, что в конце 30-х годов троцкистов было не бо­лее 3

тысяч), но влияние троцкистской идеологии неиз­меримо сильнее, чем

численность троцкистов. Так, напри­мер, во Франции за кандидатов троцкистских

групп на выборах в разные органы власти голосуют от 500 тысяч до одного

миллиона избирателей. Та же картина наблю­дается и в некоторых других странах

(Великобритания, Перу, Колумбия).

Общим для всех группировок IV Интернационала является стремление вербовать

сторонников преимуще­ственно в мелкобуржуазной среде, из представителей

городской интеллигенции, в развивающихся странах— крестьянства, студенчества.

Предпочтение, отдаваемое троцкистами этим слоям, в особенности студентам и

мо­лодежи, понятно. Выражая недовольство собственным положением в обществе,

они не всегда располагают не­обходимым опытом политической борьбы и могут

увле­каться радикальной на первый взгляд идеологией троц­кизма.

В 80-е годы многие троцкистские группы высказыва­ются за перенесение центра

тяжести в работе из универ­ситетов на заводы. Например, в ФРГ появилась

троц­кистская «Социалистическая рабочая газета», которая объявила себя

«свободным органом всего рабочего клас­са Германии».

Троцкисты пытаются использовать женщин-работниц, подвергающихся двойной

дискриминации в отношении оплаты труда и профессионального продвижения. Они

ищут подходы и к другим наиболее угнетенным слоям буржуазного общества:

неквалифицированным или ма­локвалифицированным рабочим, сельскому

пролетариа­ту, иностранным рабочим, безработным и др. В этих ка­тегориях

населения троцкисты видят «широкий слой бое­способных активистов», наиболее

расположенных к ус­воению теории «перманентной революции». Ведь всем им

свойственно стремление к немедленным переменам, без ясного представления о

путях их достижения и формах борьбы, о главных виновниках их бедственного

поло­жения-Троцкисты обращаются (не всегда безуспешно) и к тем, кто уже прошел

определенную школу классовой, политической борьбы, будь то в рядах

коммунистических или социалистических партий, профсоюзов, молодежных и

антивоенных организаций. «Мы,— считают лидеры «рабочей борьбы»,— переживаем

период, когда необхо­димо рекрутировать людей из тех, кто готов бороться за

революцию, из сознательных трудящихся, которые на­ходятся пока в рядах

коммунистических и социали­стических партий, но недовольны политикой их

руковод­ства»33.

________________________________________________________________

33 Rouge. 1985. 24—ЗО.Х Direct Action. 1984. 12.

Ведя поиск новых форм работы и идей, троцкисты не могут не считаться с тем, что

отход от теории «перманен­тной революции» грозил бы подрывом идеологии и

прак­тики троцкизма в целом. Поэтому, стремясь к обновлению троцкистской

теории, они неизменно подчеркивают и свою приверженность троцкизму 20—30-х

годов. Вот как это делают австралийские сторонники «объединенного секретариата

IV Интернационала»: «В течение уже неко­торого времени мы не называем себя

троцкистами... Мы чаще всего не употребляем этот термин (троцкизм.— Н. В.)

в своей печати. Но он остается частью нас самих по одной очень важной причине.

Эта причина — вклад Троцкого в марксизм. Мы не собираемся отвергать или

забывать, каким он был великим революционером- Мы будем продолжать изучать его

достижения» .

Однако современные троцкисты далеко не всегда изучают именно достижения

Троцкого как революционе­ра, снискавшие ему похвалы Ленина и уважение в

пар­тии и Коминтерне. Как правило, они тяготеют к опоре на тот его опыт,

который лучше бы не ворошить, целиком оставив прошлому. Они упорно держатся

за ключевое по­ложение теории «перманентной революции» о невозмож­ности

революций и построения социализма в отдельных странах.

Непоследовательной является реакция троцкистов на перестройку в СССР. На

словах—они за перемены, хо­тя и вкладывают в них свое содержание,

подразумевая под перестройкой осуществление тезиса Троцкого о «по­литической

революции» в СССР. На деле же—пропове­дуют идеи о том, что осуществятся

реформы или нет, со­ветский режим будто бы останется враждебным трудя­щимся

массам.

Взаимоисключающими выглядят заявления троцкис­тов и по поводу решения

главного глобального вопроса современности — предотвращения

мировой термоядер­ной войны. Они выступают за сохранение мира, но

«ре­волюционными средствами». Отсюда политика мирного сосуществования

квалифицируется ими как «сговор» сверхдержав, «уступка» мировому

империализму, а борь­ба за разоружение—как «мелкобуржуазный пацифизм».

Хотя троцкисты продолжают подвергать нападкам политику коммунистических и

рабочих партий, национа­льно-освободительное движение, им не чуждо

проведе­ние тактики «критической поддержки» коммунистических, а в ряде

стран—социалистических партий, широких ле­вых союзов и коалиций. Суть этой

тактики сводится к попыткам противопоставить руководство левых партий и

объединений их рядовым членам, с тем чтобы оторвать часть из них и повести за

собой.

Метаморфозы современного троцкизма свидетельст­вуют о стремлении его лидеров

вывести троцкизм из по­литической изоляции, изменить прочно укоренившееся

представление о нем как сектантском и экстремистском течении.

Это не может не сказываться на отношении к троц­кистским группам других левых

партий и организаций. Известны случаи политического сотрудничества с ними

коммунистических и социалистических партий, антивоен­ных организаций и

движений в ряде стран Западной Ев­ропы, Латинской Америки, в Австралии.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Я считаю, что данный реферат, это еще одна попытка систематически, в самом

сжатом виде изложить политический путь Троц­кого и созданного им

течения—троцкизма. Троцкий— одна из самых противоречивых фигур в истории

россий­ского и международного революционного движения, ре­волюционер,

партийный и государственный деятель пер­вого в мире государства трудящихся.

Что поучительного в его многогранном и далеко не однозначном опыте? Там, где

Троцкий проявлял себя как признанный лидер масс, ответственный руководитель

партии и Советского государства, его деятельность нам близка и понятна. Там

же, где он линии партии, ленинизму противопостав­лял собственные концепции и

личные амбиции, его доро­ги расходились с партией. Такова логика

исторического развития.

Насколько полно освящена тема, судить сложно, ибо в нашей истории довольно

много фактов остаются неясными до сих пор. В рамках реферата этой проблемы

полностью не решить.

Реферат может быть использован в качестве учебного материала для студентов, в

пределах темы “История революции”

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Троцкий Л.Д. К истории русской революции. М. Изд-во полит. лит-ры 1990 г.

2. Троцкий Л.Д Моя жизнь том 1 М. Изд-во полит. лит-ры 1990 г.

3. Крупская Н. Перед вторым съездом Правда 1925, 14 апр.

4. Ярославский Е.М. За последней чертой.Троцкистая оппозиция после XV

съезда М.1930.

5. История России в вопросах и ответах. Учебное пособие. Сост.

С.А.Кислицын. Ростов н/д: изд-во “Феникс” 199 изд-е 2-е испр, и доп.

Страницы: 1, 2, 3


Новости

Быстрый поиск

Группа вКонтакте: новости

Пока нет

Новости в Twitter и Facebook

  бесплатно рефераты скачать              бесплатно рефераты скачать

Новости

бесплатно рефераты скачать

© 2010.