бесплатно рефераты скачать
  RSS    

Меню

Быстрый поиск

бесплатно рефераты скачать

бесплатно рефераты скачатьРеферат: Антон Иванович Деникин - белый генерал

наличии способностей и удачи — сулило офицеру возможность большой военной

карьеры.

После детства и юности, проведенных в глухой провинции, жизнь в Петербурге

повернулась к Деникину совершенно новыми для него сторонами. Впервые пришлось

ему видеть императора Николая II, впервые быть на придворном балу в Зимнем

дворце. Академия Гене­рального штаба получила туда 20 приглашений, и одно из

них доста­лось Деникину. «Я и двое моих приятелей держались вместе, —

вспо­минал Деникин. — На нас, провинциалов, вся обстановка бала произ­вела

впечатление невиданной феерии по грандиозности и импозант­ности зала, по

блеску военных и гражданских форм и дамских кос­тюмов, по всему своеобразию

придворного ритуала. И вместе с тем в публике, не исключая нас, как-то не

чувствовалось никакого стесне­ния ни от ритуала, ни от неравенства

положений».

Впервые также столкнулся Деникин с петербургской интелли­генцией разных

толков, со студентами и курсистками, с нелегальной литературой, печатавшейся

левыми эмигрантами того времени за гра­ницей и переправлявшейся в Россию. Все

это было ново, все интерес­но, обо всем хотелось составить собственное

суждение.

Нелегко было ему совместить наплыв новых впечатлений с ака­демическими

занятиями. Один из товарищей по академии, знавший Деникина с его первого

офицерского чина, оставил интересное сви­детельство на эту тему:

«В академии Антон Иванович учился плохо; он окончил ее по­следним из числа

имеющих право на производство в Генеральный штаб. Не потому, конечно, что ему

трудно было усвоение академиче­ского курса. Да и курс этот вопреки

существовавшему тогда в армии и обществе мнению не был труден. Он был очень

загроможден. Академия требовала от офицера, подвергнутого строгой учебной

дисцип­лине, всего времени и ежедневной регулярности в работе. Для лич­ной

жизни, для участия в вопросах, которые ставила жизнь общественная и военная

вне академии, времени почти не оставалось. А по свойствам своей личности

Антон Иванович не мог не урывать време­ни у академии для внеакадемических

интересов в ущерб занятиям. И если все же кончил ее, то лишь благодаря своим

способностям».

Однако в Генеральный штаб он попал не сразу, хотя имел на то полное право.

Этот факт сыграл настолько важную роль в жизни Деникина, что следует на нем

остановиться.

В академии, к моменту ее окончания Деникиным, произошла большая перемена.

Начальник академии, генерал Леер, известный не только в русских, но и в

европейских военных кругах как выдаю­щийся лектор в области стратегии и

философии войны, был смещен. На его место был назначен генерал Сухотин,

человек, по-видимому, сумбурный, властный и грубый, но бывший другом военного

министра. Он открыто критиковал своего предшественника, его методы, систе­му

обучения и сразу же начал их ломать.

Достаточно сказать, что список офицеров, назначенных r Гене­ральный штаб,

перед самым их выпуском из академии менялся Сухо­тиным совершенно произвольно

четыре раза. В два первых списка имя Деникина было включено, но в два

последних не попало.

Это было нарушением всех правил. Вскоре выяснилось, что, ми­нуя конференцию

академии и непосредственное начальство, а также пользуясь своей близостью к

военному министру Куропаткину, Сухо­тин отвозил ему доклады об «академических

реформах» и привозил их обратно с надписью: «Согласен».

Примириться с подобным произволом Деникин не мог. Годы ли­шений, упорного

труда, приобретенные знания, широкий кругозор, надежды на будущее — все это

сразу сводилось на нет властной во­лей одного человека. И он прибег к

единственному законному способу, предусмотренному дисциплинарным уставом, — к

жалобе.

«Так как нарушение закона и наших прав,—писал он впослед­ствии, — совершено

было по резолюции военного министра, то жало­бу надлежало подать на него —

его прямому начальству, то есть Го­сударю Императору... Я написал жалобу на

Высочайшее имя...» (41, С.144).

В военном быту, проникнутом насквозь идеей подчинения, такое восхождение к

самому верху иерархической лестницы являлось фак­том небывалым.

Деникин предложил своим товарищам по несчастью последовать его примеру, но

они не решились.

В бюрократическом Петербурге сей эпизод быстро превратился в большое событие.

О нем говорили, его обсуждали, делали догадки, чем «этот скандал» кончится.

Казалось невероятным, что молодой человек, Бог знает откуда взявшийся, без

имени, без связей, без про­текции, посмел вдруг ополчиться против всесильной

бюрократии. Штабс-капитан — против военного министра! Педагогический

персо­нал и все товарищи Деникина по академии были на его стороне. Про­изошла

большая несправедливость, и они всячески старались проя­вить к нему внимание

и сочувствие. Начальник же академии, генерал Сухотин, хотел придать жалобе

Деникина характер «крамолы». Военный министр приказал собрать академическую

конференцию, обсуждения этого вопроса. Конференция вынесла решение: деист

начальника академии незаконны. Но решение положили под сук Военное начальство

всеми способами пыталось замять дело, но так чтобы не осрамиться, чтобы не

попасть в глупое положение. В результате Деникина и трех других неудачников

вызвали в академию «поздравили» с вакансиями в Генеральный штаб. Однако

Деникин сообщили, что он будет причислен к Генеральному штабу лишь том

случае, если возьмет обратно свою жалобу, заменив ее заявлением, что, мол,

хоть прав он никаких на то не имеет, «но, принимая внимание, потраченные годы

и понесенные труды, просит начальниковской милости...».

Однако академическое начальство не учло психологии Деникин Он возмутился и

вспылил: «Я милости не прошу. Добиваюсь толы того, что мне принадлежит по

праву».

Так впервые открыто проявились две черты деникинского характера: гражданское

мужество и твердость.

Но слишком много впутано было в эту историю бюрократического самолюбия.

Деникина не причислили к Генеральному штабу за характер!

Через некоторое время пришел ответ из «Канцелярии прошения на Высочайшее имя

подаваемых». Жалобу Деникина решено был оставить без последствий.

Таким образом, поднятый шум пошел впрок лишь трем его товарищам, жалобы не

подавшим, сам же Деникин остался в проигрыше.

Любопытное наблюдение по этому поводу записал один из близких к Деникину людей:

«Обиду несправедливостью молодой капитан Деникин переживал очень болезненно.

По-видимому, след этого чувства сохранился до конца дней и у старого генерала

Деникина. И обиду с лиц, непосред­ственно виновных, перенес он — много резче,

чем это следовало, Но режим, на общий строй до самой высочайшей,

возглавляющей его вершины».

Так или иначе, все происшедшее оставило в душе Деникина горь­кий осадок и

«разочарование в правде монаршей». «Каким непрохо­димым чертополохом,—думал

он, — поросли пути к правде!» Это его собственные слова.

Итак, делать было нечего: все надежды рухнули. Весной 1900 года Антон

Иванович вернулся в свою артиллерийскую бригаду в го­род Бела. Там снова

начались томительные будни.

Два года спустя, когда страсти улеглись, написал он из своей про­винции

личное письмо военному министру генералу Куропаткину и спокойно изложил ему

«всю правду о том, что было».

Куропаткин, прежде смотревший на эту историю лишь глазами генерала Сухотина,

на этот раз сам проверил все факты и убедился в своей неправоте. К чести

Куропаткина, во время ближайшей ауди­енции у государя он «выразил сожаление,

что поступил несправедливо, и испросил повеления» на причисление Деникина к

Генераль­ному штабу.

Пять лет (в общей сложности), проведенных Деникиным в горо­де Бела, не прошли

для него бесследно. В свободное время он начал писать. Его рассказы из

военного быта и статьи военно-политическо­го содержания печатались в течение

ряда лет, вплоть до первой ми­ровой войны, в журнале «Разведчик» и одно

время, до 1904 года, в «Варшавском дневнике». Псевдоним он взял себе «И.

Ночин». В своих «Армейских заметках» Деникин умудрялся, несмотря на

дисципли­нарные требования, хлестко обрисовывать отрицательные стороны

ар­мейского быта и отсталость командного состава. Это было началом его

литературной деятельности.

Там же, в Беле, жил некий Василий Иванович Чиж. Недавно еще сам офицер-

артиллерист, он был местным податным инспектором. С ним и его женой Антон

Иванович подружился. В год производства Деникина в офицеры у супругов Чиж

родилась дочь Ася. Три года спустя Антон Иванович подарил ей на Рождество

куклу, у которой открывались и закрывались глаза. Девочка запомнила этот

подарок, на всю жизнь.

В январе 1918 года в Новочеркасске, перед уходом Добровольческой армии в свой

знаменитый первый поход, она стала женой генерала Деникина.

Потеряв после окончания академии два года, Деникин летом 1902 года был,

наконец, переведен в Генеральный штаб. Служба его проходила сперва в штабе

2-й пехотной дивизии в Брест-Литовске;

Затем для ценза командовал он в Варшаве ротой 183-го пехотного Пултусского

полка; а потом, осенью 1903 года получил опять назначение в Варшаву, в штаб

2-го кавалерийского корпуса на должность офицера Генерального штаба. Здесь в

чине капитана и застала его русско-японская война.

Непродуманная и легкомысленная русская политика на Дальнем Востоке

столкнулась в начале нынешнего века с захватническими ус­тремлениями Японии,

где уже тогда зарождались грандиозные планы доминирования на азиатском

континенте. Подготовившись сама к войне, Япония знала, что Россия не сможет

отразить вооруженное вторжение здесь, на Востоке, за тысячи километров от

центра. Без объявления войны Япония внезапно, в ночь на 27 января (ст. ст.)

1904 года, напала на русскую эскадру в Порт-Артуре и вывела из строя два

русских броненосца «Ретвизан» и «Цесаревич» и крейсер «Палладу». Этот

пиратский налет сразу дал японцам превосходство на море и возможность

беспрепятственно перевозить войска на ма­терик.

Русское общественное мнение мало интересовалось Дальним Вос­током, и война с

Японией явилась для него полной неожиданностью. Война была непопулярна. По

мнению Деникина, единственным стиму­лом, оживившим чувство патриотизма и

оскорбленной национальной гордости, было предательское нападение на Порт-

Артур.

Деникин очень остро переживал японскую агрессию и считал своим долгом

возможно скорее попасть на фронт.

Войска Варшавского военного округа, где он служил, не подлежа­ли отправке на

Дальний Восток. Они оставались заслоном на русской границе с Германией и

Австро-Венгрией. Несмотря на болезнь (пор­ванные связки на ноге в результате

несчастного случая), Деникин сра­зу же подал рапорт о командировании его в

действующую армию.

На японскую войну Деникин попал в чине капитана. На фронте боевая

деятельность быстро выдвинула его в ряды выдающихся офи­церов Генерального

штаба.

Попав, сначала на должность начальника штаба одной из бригад Заамурского

округа пограничной стражи, Деникин затем стал на­чальником штаба

Забайкальской казачьей дивизии под командованием генерала Ренненкампфа и

закончил, войну в конном отряде генерала Мищенко — начальником штаба Урало-

Забайкальской дивизии.

По своей природе он не слишком любил штабную работу. Его всегда тянуло на

более активную роль командира боевого участка на фронте. Эту роль он

несколько раз отлично совмещал с должностью начальника штаба.

В историю русско-японской войны вошли названия нескольких сопок, где особенно

ярко проявился русский героизм. «Деникинская сопка», близ позиций

Цинхеченского сражения, названа в честь схватки, в которой Антон Иванович

штыками отбил наступление не­приятеля.

Например, в ноябре 1904 года во время Цинхеченского боя гене­рал Ренненкампф,

по просьбе Деникина, послал его в авангард заме­нить командира одного из

казачьих полков. Деникин блестяще вы­полнил свою миссию и штыками отбил

японские атаки.

За отличие в боях Деникина быстро произвели в подполковники, затем в

полковники. В те времена производство в полковники на три­надцатом году

службы свидетельствовало об успешной карьере.

Еще до японской войны недовольство правительством в левых кругах

интеллигенции проявлялось в различных выступлениях и даже в политических

убийствах. (Были убиты министр народного просвеще­ния Боголепов и министр

внутренних дел Сипягин). Но военные просчеты дали повод открыто пойти на

разрыв с непопулярным прави­тельством.

Каждая новая неудача на фронте увеличивала раздражение и кри­тику, которые

затем перешли в беспорядки. Начались террористичес­кие акты, аграрные

волнения, крестьяне сводили счеты с помещиками, жгли и громили их усадьбы. В

Петербурге и других городах образова­лись Советы рабочих

депутатов—предвестники Советов 1917 года. И впервые там промелькнула

беспокойная фигура Льва Троцкого. Волна забастовок прокатилась по России. В

октябре 1905 года всеобщая политическая забастовка, включая железные дороги,

парализовала на время жизнь страны. Прошли военные бунты, вспыхнуло

вооруженное восстание в Москве. Хаос анархии охватил всю страну.

Начиналась первая русская революция — прелюдия к тому, что произошло в 1917

году.

В создавшихся условиях правительство не могло продолжать войну. В сентябре

1905 года был заключен Портсмутский мир.

С дальневосточной окраины по Сибирскому пути внутрь России двинулась волна

демобилизованных солдат. В эту волну попал и Де­никин.

В то время как действующая армия каким-то чудом сохранила свою дисциплину,

солдаты запаса быстро разлагались под влиянием антиправительственной

пропаганды. Они буйствовали, бесчинствовали по всему армейскому тылу. Не

считаясь ни с чем, требовали немедлен­ного возвращения домой. Военное

начальство растерялось. Не органи­зовав ни продовольственных пунктов вдоль

Сибирского пути, ни охра­ну этой бесконечно длинной дороги, командование

приказало выда­вать в Харбине кормовые деньги запасным сразу на все

путешествие. Затем их отпускали одних без вооруженной охраны поездов.

Резуль­тат легко можно было предвидеть: деньги пропивались тут же, а по­том

голодные толпы солдат громили и грабили все, что попадало под руку. А вдоль

магистрали тем временем как грибы после дождя вы­росли вдруг различные

«республики»: Иркутская, Красноярская, Чи­тинская и т. д. В отличие от

петербургского Совета рабочих депутатов советы этих «республик» включали

также группы солдатских депута­тов.

Впервые пришлось Деникину близко наблюдать «выплеснутое из берегов солдатское

море».

Самое бурное время первой революции провел он на Сибирской магистрали. Из-за

забастовок газет на пути не было, достоверных све­дений о том, что

происходило в России, тоже не поступало.

А запасные продолжали бушевать, безобразничать и захватывать силой паровозы и

поезда, чтобы вне очереди пробираться в европей­скую Россию. Поезд, в котором

ехал Деникин, набитый солдатами, офи­церами и железнодорожниками, пытался

идти легально, то есть по ка­кому-то расписанию и соблюдая очередь. Но ничего

из этого не получа­лось. Делали они не больше 150 километров в сутки, а

иногда, проснув­шись, видели, что их поезд стоит, на том же полустанке, так

как ночью запасные проезжавшего эшелона отцепили, и захватили их паровоз.

Наконец потеряв терпение, Деникин и еще три полковника образовали небольшую

вооруженную часть из офицеров и солдат. Комендантом поезда объявили старшего

из четырех полковников, отобрали паровоз у одного из бунтующих эшелонов,

назначили караул и с вооруженной охраной двинулись в путь полным ходом. Сзади

за ними гнались эше­лоны взбунтовавшихся солдат, впереди их ждали другие,

чтобы пре­градить дорогу, в любую минуту грозила кровавая расправа. Но при

виде организованной вооруженной команды напасть никто не решал­ся. Ехали они

большей частью без путевок, передавая иногда с дороги распоряжение по

телефону начальникам попутных станций, «чтоб путь был свободен».

Как ни странно, это фантастическое путешествие закончилось благополучно.

Деникин этот эпизод хорошо запомнил. Он понял, что при безвластии и

государственной разрухе даже маленький кулак — сила, с которой считаются.

До Петербурга добрался он в начале января 1906 года, проведя не­дели две в

Харбине и свыше тридцати суток в дороге.

Правительство, вынужденное под давлением событий идти на ус­тупки, формально

признало конец неограниченной монархии. Мани­фестом 17 октября 1905 года оно

обещало даровать населению консти­туцию, свободу слова, совести, собраний,

союзов, неприкосновенность личности. Более правая часть оппозиции, умеренные

либералы из иму­щих классов, уже достаточно напуганные общественными

эксцессами, перешли тогда на сторону правительства.

Еще в августе 1905 года был издан манифест об учреждении Госу­дарственной

думы, Но этот манифест никого не удовлетворил, ибо Ду­ма трактовалась в нем

как учреждение «совещательного» характера при самодержавной власти. Манифест

же 17 октября объявлял незыбле­мое правило: никакой закон не может войти в

силу без одобрения Го­сударственной думы. Он тоже обещал, что народным

избранникам бу­дет дана возможность участвовать в контроле над законностью

дей­ствий властей.

Новый русский парламент должен был состоять из двух палат: Го­сударственной

думы и Государственного совета.

Избирательное право в Думу давало преимущества цензовому эле­менту и имущим

классам. Но даже в этом урезанном виде сам факт привлечения народных

представителей к участию в государственном управлении был чрезвычайно важным

шагом вперед.

Государственный совет, существовавший уже со времен императора Александра I

(с 1801 года), был преобразован в «верхнюю палату» с половиной своих членов

по выборам, а с другой половиной — по высо­чайшему назначению.

Законы, принятые Думой, должны были быть одобрены Государ­ственным советом и

лишь, затем утверждались государем.

Деникин, считавший, что «самодержавно-бюрократический режим России являлся

анахронизмом», приветствовал Манифест 17 октября 1905 года. Для него этот

манифест, хотя и запоздалый, был событием огромной исторической важности,

открывшим новую эру в государст­венной жизни страны. «Пусть избирательное

право,—говорил он,— основанное на цензовом начале и многостепенных выборах,

было несо­вершенным... Пусть в русской конституции не было парламентаризма

западноевропейского типа... Пусть права Государственной думы были ограничены,

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7


Новости

Быстрый поиск

Группа вКонтакте: новости

Пока нет

Новости в Twitter и Facebook

  бесплатно рефераты скачать              бесплатно рефераты скачать

Новости

бесплатно рефераты скачать

© 2010.