бесплатно рефераты скачать
  RSS    

Меню

Быстрый поиск

бесплатно рефераты скачать

бесплатно рефераты скачатьРеферат: Великие государственные деятели России

Реферат: Великие государственные деятели России

Санкт-Петербургский Университет Экономики и Финансов.

Реферат на тему:

Тайна Михаила Михайловича Сперанского:

жизнь, воспитание, образование, идеи и политические взгляды.

Студентка I курса Воротынская

Светлана Александровна.

Санкт-Петербург, 1998 год.

Михаил Михайлович Сперанский.

01.01.1772 - 11.02.1839

М. М. Сперанский, сын сельского священника, родился 1-го января 1772 года в

небольшом селе Черкутино во Владимирской губернии, первоначальное образование

получил во Владимирской семинарии и в главной семинарии в Петербурге, в

период с 1803 по 1807 года он был директором департамента министерства

внутренних дел, с 1807 года - статс-секретарь императора Александра I, с 1808

г. - заместитель министра юстиции, в 1812 году Сперанский был уволен с

государственной службы и сослан в Нижний Новгород, а затем в Пермь, в 1819

году Сперанский становится генерал-губернатором Сибири; в 1838 году был

председателем департамента законов Государственного совета, в 1835 - 1837

годах преподавал курс юридических наук наследнику престола (будущему

Александру П), в начале 1839 года награждается графским титулом, и 11 февраля

1839 года Сперанский умирает.

План реферата.

1. Вступление.

2. Образование.

3. Преподавательская деятельность.

4. Возвышение.

5. Политические взгляды.

6. Государственные преобразования.

7. Ссылка.

8. Сперанский и Аракчеев.

9. Кодификация законов.

Над кем ругается слепой и буйный век,

Но чей высокий лик в грядущем поколенье

Поэта приведет в восторг и умиленье.

К Сперанскому можно приложить слова поэта, обращенные им к другому деятелю

той же эпохи, который также понес за совершенный им подвиг незаслуженную кару

общественного мнения.

На долю Сперанского выпала одна из тех странных участей, которые нередко

постигают государственных людей, призванных действовать на заре общественного

развития. Никто, конечно, не привлекал внимания общества так сильно и так

долго. Выдающийся государственный деятель России времен царствования

Александра I и Николая I. Почти сорок лет Сперанский не сходил с

государственного поприща; с его именем связаны две величайшие реформы нового

времени, которые до сих пор возбуждают много толков; но не только его

деятельность - самые происшествия его жизни долго оставались, и отчасти

остаются и до сих пор, совершенною загадкой. Благодаря тому полусвету, в

котором, до нашего времени, совершалась политическая жизнь России, первая

половина этой деятельности превратилась в какую-то легенду еще до смерти

Сперанского. Ни многочисленные враги, ни немногие страстные поклонники не

могли поднять завесы, за которой скрывалась мысль государственного человека.

Злонамеренная клевета и легкомысленное слово соперничали в чернении его

памяти. До сих пор мы знакомимся с делом Сперанского всего более из отзывов

людей, которые стояли в рядах его противников или находились под сильным их

влиянием.

Сперанский родился 1-го января 1772 года в семье дьячка. Родиной его было

небольшое старинное село Черкутино Владимирской губернии, находившееся во

владении князей Салтыковых. Родители его были неграмотны и не отличались

особой житейской мудростью. Босоногий мальчуган рос в условиях быта

крепостной деревни. Еще с детства он отличался необыкновенной понятливостью и

трудолюбием. Его живой, вечно деятельный ум заставлял его искать занятий и

пополнять собственным трудом и чтением то, чего не могло ему дать место

воспитания. В нем рано проснулся интерес к знаниям, но его посадили читать

“часы и апостол”. Когда мальчику исполнилось 7 лет, родители отвезли его к

дядюшке, а спустя некоторое время он был определен во Владимирскую духовную

семинарию и получил фамилию Сперанский (его родители своей фамилии не имели).

Образование Сперанского.

О годах обучения Сперанского во Владимирской семинарии, где он получил

первоначальное образование, мы имеем довольно точные и подробные сведения из

его собственных воспоминаний и из записок других семинаристов. Материалы

позволяют заключить, что Сперанский отличался отменным трудолюбием и

поразительными способностями. Особенно отчетливо проявились прагматические

качества, умение не только приобретать знания, но и показывать их.

Его характер тоже начинал образовываться. В скудных известиях этой эпохи уже

проглядывают те качества, которые мы видим в нем позже, в полном развитии.

Ничего, например, не может быть характернее, как те известия, которые

сохранились о его любимых занятиях. Ясный, аналитический ум будущего

администратора, более светлый, нежели глубокий, выражался в пристрастии к

точным наукам и в недоверии к отвлеченным выводам философии, которой он

однако занимался, насколько мог при тогдашних его сведениях. Языки составляли

предмет особенных его усилий. Несмотря на предстоящее ему поприще, Сперанский

старается не только узнать французский язык, но и овладеть им совершенно. Его

литературные упражнения писаны отчасти по-французски, и нельзя не подивиться

легкости, с которой Сперанский усвоил себе в короткое время язык, совершенно

неизвестный ему прежде и, по всей вероятности, преподававшийся плохо. Еще

любопытнее немногие оставшиеся в памяти его сверстников черты его

нравственного характера. Чувствительный и добрый, Сперанский владел той

способностью привлекать к себе и подчинять людей своему влиянию, которая

обыкновенно отличает все высшие натуры. Товарищи его любили. С некоторыми из

них у него образовались прочные связи, и к чести Сперанского надобно сказать,

что он их сохранил и в то время, когда судьба поставила его на другое, более

видное поприще. Но замечательно, что, мягкий и обязательный с виду, он ни с

кем не делился своим внутренним миром. Никто из его товарищей не умел

сообщить подробностей о нравственном его развитии, которого свидетельством

остались одни полууцелевшие и бессвязные отрывки его записок. Тонкость и

житейский такт, свойственные живой натуре, развились под деспотическим,

подозрительным надзором полумонашеского воспитания. В Сперанском (скажем

словами барона Корфа) “уже являлся зародыш той ловкой вкрадчивости, того

уменья выказать себя... которые остались при нем на всю жизнь”. Не слишком

энергичный, он умел сходиться со всеми, умел ладить и с начальниками, и с

товарищами и достаточно быстро находил с людьми общий язык, что, как

известно, составляет главное затруднение школьного быта. В нем зарождалась и

та мягкая, отрицательная энергия, которая деятельную борьбу заменяет упорной

привязанностью к делу и, не умея одолеть препятствий, никогда однако не

покидает любимой мысли. Прибавим к этому, что ранние успехи должны были

внушить ему ту веру в себя, которая была так нужна ему в дальнейшей жизни.

Эта уверенность уже слышится в самостоятельных приемах его первых

литературных опытов.

Поэтому никто не удивился, когда Сперанский был определен келейником при

ректоре семинарии. Последствия такого назначения оказались несколько

неожиданными: любознательный семинарист получил доступ в ректорскую

библиотеку, по тем временам достаточно богатую. Книги стали его страстным

увлечением. Большое, ни с чем не сравнимое желание учиться не могло быть

удовлетворено за счет того минимума знаний, который давали семинаристам. В

одном из своих писем Сперанский даже высказывает желание перейти учиться в

Московский университет.

Случай во многом определил дальнейшую его судьбу. В 1789 году в Петербурге

была открыта основная главная семинария (после переименованная в духовную

академию) при Александро-Невском монастыре и в число ее студентов поступили

лучшие ученики епархиальных семинарий. Во Владимире выбор не подлежал

сомнению, и как лучший ученик Владимирской семинарии Сперанский был принят в

новое учебное заведение, вместе с двумя товарищами, на казенное содержание.

Это был первый, счастливый поворот в судьбе человека, которому потом пришлось

изведать так много незаслуженных удач и еще менее заслуженных несчастий. Курс

наук предполагал здесь обучение по углубленной программе и, помимо

традиционных для духовных учебных заведений предметов, включал математику,

физику, французский язык. Здесь же состоялось первое знакомство с идеями

французского Просвещения. Впрочем, сам Сперанский вспоминал об этом, как о

забавном недоразумении, настолько трудно было поверить, что подобные взгляды

могли проникнуть за стены монастыря. “В Главной семинарии, - писал он

впоследствии, - мы попали к одному такому учителю, который, или пьяный или

трезвый, проповедовал нам Вольтера и Дидерота”. То, что Сперанский вспомнил

об этом спустя 20 лет, уже находясь в ссылке, лишний раз подтверждает, что в

свое время он не отнесся безучастно к этим проповедям.

Среди учеников Александро-Невской семинарии было немало способных юношей.

Здесь учились И. И. Мартынов, П. А. Словцов, ставшие впоследствии известными

русскими просветителями. Среди друзей Сперанского по семинарии следует

назвать прежде всего Словцова: они “взаимно... разделяли свои горести, свои

недостатки: случалось, что попеременно носили одну рубашку”. Их связывала

тяга к знаниям. Вместе они упорно занимались самообразованием. По

единодушному признанию учеников Сперанский был лучшим из семинаристов, хотя

сам он впереди себя всегда ставил Словцова.

Уже в первых юношеских проповедях Сперанского содержался протест против

общественной несправедливости. В 1791 году им было произнесено “Слово в

неделю мясопустную”, где он яростно бичует тиранов власть имущих,

законопреступников и “изнеженных гада роскоши и развращения”. С особой силой

рисует Сперанский народные бедствия, заявлял, что придет время и народ

предъявит тиранам свои обвинения. Вывод его неумолим и по-юношески

прямолинеен: “Чтоб тронуть вас, вам надобно громы”. Тем самым он

предостерегал, что крепостной гнет и бесправие могут вызвать народный взрыв.

В другой проповеди, прочитанной Сперанским в октябре 1791 года (“Не бойся,

отселе будеши человека ловя”), прослеживается влияние идей французского

Просвещения. В ней доказывается, что человеческое общество возникло на основе

взаимного договора, или, как писал Сперанский, “на взаимных выгодах”. Это

является основой общества, которая позднее была нарушена. Выступая за

“ограничение силы власти” он полагал, что осуществить это возможно благодаря

всесилию разума, который создаст лучшие законы и “предусмотрит могущие

встретиться затруднения”. Сперанский выступает как сторонник просвещенной

монархии, но не той, которая существовала в России при Екатерине П. Обращаясь

к монарху, он писал: “Если ты не будешь на троне человек, если сердце твое не

признает обязательств человечества, если не сделаешь ему любезными милость и

мир, не низойдешь с престола для отрения слез последнего из твоих подданных,

если твои знания будут только полагать путь твоему властолюбию, если ты

употребишь их только тому, чтоб искуснее позлатить цепи рабства, чтоб

неприметнее наложить их на человеков и чтоб уметь казать любовь к народу, а

из-под занавесы великодушия, искуснее похищать его стяжание на прихоти своего

сластолюбия и твоих любимцев, чтоб поддержать всеобщее заблуждение, чтоб

изгладить совершенно понятие свободы, чтоб сокровеннейшими путями провести к

себе все собственности твоих подданных, дать чувствовать им тяжесть твоея

десницы и страхом уверить их, что ты более нежели человек; тогда, со всеми

твоими дарованиями, со всем твоим блеском, ты будешь только счастливый

злодей; твои ласкатели внесут имя твое золотыми буквами в списки умов

величайших, но поздняя история черной кистью прибавит, что ты тиран своего

отечества”. Обличительная сила этих слов несомненна. Он с большой точностью

рисует порочные стороны самодержавного правления, но против царизма как формы

политического устройства государства не выступает, наивно полагая, что

истинный монарх может снизойти до интересов народных масс.

Проповеди были прочитаны и, по словам Словцова, имели большой успех у

слушателей. Обращает на себя внимание то, что дерзкий тон проповедей не

вызвал никаких нареканий со стороны церковного начальства. Даже напротив, в

адрес Сперанского были вызваны похвалы. Так, молодой проповедник, несмотря на

свои, обличительные речи, произвел благоприятное впечатление на митрополита

петербургского и новгородского Гавриила. Ректору семинарии было поручено

“убеждать” Сперанского вступить в монашеский сан. Следовательно, в семинарии

была благоприятная атмосфера для формирования у ее воспитанников передовых

взглядов.

Способному юноше прочили большое будущее, блестящую церковную карьеру. Однако

неожиданно для окружающих он отказался принять на себя духовное звание.

Преподавательская деятельность Сперанского.

С 1792 года начинается период преподавательской деятельности Сперанского,

который продолжался недолго. Сначала ему было поручено преподавание

математики, а спустя несколько месяцев добавили еще два курса - физику и

красноречие.

О преподавательской деятельности Сперанского почти не сохранилось источников.

По воспоминаниям одного из его учеников - Ксенофонта Дилекторского известно,

что лекции “он изъяснял блестящим, даже несколько изысканным слогом; но

увлекая своих слушателей к подражанию, не мог передать им того вкуса, который

предохранял его от надутой высокопарности”. На лекции Сперанского собиралась

довольно многочисленная аудитория (до тридцати человек), которая слушала его

с большим увлечением. Нередко занятия продолжались в маленькой келье

Сперанского, куда приходили наиболее любознательные семинаристы.

Быт Сперанского был крайне прост и непритязателен. Из-за ограниченности

средств ежедневный его обед состоя л из похлебки с крошеной свеклой и

говядиной, жаркого на сковороде и киселя. Но зато он позволял себе бывать в

театре.

Обязанности учителя для Сперанского не были особенно обременительными, и

значительную часть времени он посвящает изучению трудов выдающихся физиков и

философов. Как отмечает Словцов, “в 1794 году я нашел его за Невтонов”, а

начиная с 1795 года он “два года провел... в критическом рассмотрении

философских систем, начиная с Декарта, Локка, Лейбница и других до

Кондильяка, тогда, славившегося”. Результатом этого критического рассмотрения

явились первые его работы философского содержания.

Наиболее ясно и полно философская концепция Сперанского изложена в его ранней

работе “О силе, основе и естестве”, в которой разбирается вопрос:

“Существовала ли до бытия вещей их возможность?”. Этот философский вопрос

разрешается Сперанским однозначно: “Вещь возможна, как скоро можно ее

представить”. По его мнению, сущность явления действительности представляют

понятия. Сперанский, как представитель объективного идеализма, рассматривает

мир с точки зрения единства “образов бытия”, противопоставляя его

индивидуальному сознанию тех философов, которые “раздробили единство мира”.

Выступление против субъективизма в философии привело Сперанского к

разногласиям с официальной церковью.

Годы, проведенные в семинарии, имели очень большое значение для формирования

взглядов Сперанского. Старая, средневековая философия обучения помогла

ученику с развитыми способностями проникнуться отвращением к схоластике, а

усиленное изучение латинского языка, по собственным словам Сперанского,

оказало большую услугу при чтении источников византийского и римского права.

Свободно владея латынью, он мог впоследствии ознакомиться с трудами

философов, писавшими на этом языке, - Гроцием, Гоббсом, Пуффендорфом и

другими.

Эрудиция Сперанского была чрезвычайно высока. В одной из ранних работ

“Правила высшего красноречия”, написанной в 1792 году как пособие к лекции по

риторике, встречаются ссылки на Гельвеция, Д’ Аламбера, Монтеня, Лабрюйера,

Ричардсона, Юма, Флеше, Боссюэта, Роллена; Массильона, Руссо, Баккариои и

многих других.

Сама по себе эта работа представляет интерес как сочинение, выдающееся для

своего времени. В ней Сперанский выступает как последователь М. В. Ломоносова

и Н. И. Новикова. В качестве примера “пламенного пера” он приводит перевод на

русский язык стихотворения Руссо “О счастье”, выполненный М. В. Ломоносовым.

Сперанский считает, что основой красноречия является воплощение страсти в

слове. Отсюда он делает вывод, что “красноречие основано на недостатке

истинного просвещения. С тех пор, как сердце стало мешаться в дела разума...,

с тех пор страсти и предубеждения получили важный голос во всех суждениях; и

верный способ убедить разум и выиграть дело истины есть ввести в свои виды

сердце и воспалить воображения. На сей слабости и бессилии ума основали

ораторы все таинства витийства... Если когда-нибудь ум станет на сей высоте

просвещения..., тогда, в ту самую минуту, разрушится вся наука красноречия...

и на их развалинах утвердится вечный престол всеобщего смысла”.

Этот вывод интересен как показатель всей философско-эстетической основы

риторики Сперанского. С одной стороны, как популяризатор идей М. В.

Ломоносова, он выступает против нарочитого украшательства речи; с другой -

при всем стремлении реформировать область красноречия, последнее ему все-таки

представлялось искусственной системой речи, направленной не столько на то,

чтобы разъяснить истину, сколько на то, чтобы внушить определенные страсти и

склонить слушателей в свою сторону.

Весной 1795 года Сперанский был назначен префектом Александро-Невской

семинарии. Однако положение его в семинарии было непрочным. Отсутствие

духовного звания закрывало для него карьеру церковнослужителя, далее

должности префекта он продвинуться не мог и, по всей вероятности, не

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6


Новости

Быстрый поиск

Группа вКонтакте: новости

Пока нет

Новости в Twitter и Facebook

  бесплатно рефераты скачать              бесплатно рефераты скачать

Новости

бесплатно рефераты скачать

© 2010.