бесплатно рефераты скачать
  RSS    

Меню

Быстрый поиск

бесплатно рефераты скачать

бесплатно рефераты скачать: Екатерина Вторая

: Екатерина Вторая

Введение.

Вторая половина XVIII столетия в России связана с имен императрицы, чье

правление составило эпоху в истории страны. Хотя Екатерина II взошла на

престол в 1762 г., уже с 1744 г, с момента своего появления в российской

столице, она оказывал влияние на ход событий в огромной империи. Правда, в

первые годы жизни в Санкт-Петербурге юная немецкая принцесса Софья-Фредерика

Августа Ангальт-Цербстская (родилась 21 апреля (2 мая) 1729 г.), обвенчанная с

наследником престола (будущим императором Петром III) под именем Екатерины,

казалась не более чем игруш­кой в чужих руках. Таковой она впрочем какое-то

время и была, существуя между молотом и наковальней — себялюбивой и

деспотичной императрицей Елизаветой Петровной, с одной стороны, и не скрывавшим

неприязни к супруге мужем-недорослем — с другой. Но в суете и склоках

придворной жизни Екатерина ни на минуту не теряла из виду своей главной цели,

ради которой она приехала в Россию, ради которой терпеливо сносила обиды,

насмешки, а иногда и оскорбления. Целью этой была корона Российской империи.

Екатерина быстро поняла, что ее супруг дает ей много шансов к тому, чтобы

предстать в глазах окружающих едва ли не единствен­ной надеждой на спасение от

его диких выходок и сумасбродства. Во всяком случае, она настойчиво и

сознательно стремилась к тому, чтобы быть в хороших, если не в приятельских,

отношениях как с влиятельнейшими вельможами елизаветинского двора, так и с

иерар­хами православной церкви, как с иностранными дипломатами, так и с

объектами многочисленных амурных увлечений собственного мужа. При этом будущая

императрица еще и много занималась самообразованием, читала труды французских

просветителей и упорно осваи­вала русский язык. Таким образом, дворцовым

переворотом 28 июня 1762 г. на рос­сийский престол была возведена не случайная

женщина, как бывало не раз в истории России XVIII в., а человек, долго и

целеустре­мленно готовившийся к принятой на себя роли.

I.Внутренняя политика Екатерины II. 1.Первые годы

царствования.

Первые два-три года царствования Екатерины II заслуживают специального

рассмотрения по двум причинам: в эти годы импе­ратрица разбирала «завалы»,

оставленные предшествующими цар­ствованиями, а с другой стороны, в эти же годы

выявились зачатки новой политики, получившей название просвещенного

абсолютизма.

Спустя семь лет после переворота, когда положение Екатерины на троне стало

достаточно прочным и, казалось, ничто ей не грозило, она мрачными красками

обрисовала положение страны в год, когда заняла престол: финансы находились в

запущенном состоянии, отсутствовали даже сметы доходов и расходов, армия не

получала жалованье, флот гнил, крепости разрушались, повсюду народ стонал от

произвола и лихоимства приказных служителей, повсюду царил неправый суд,

тюрьмы были переполнены ко­лодниками, в неповиновении находились 49 тыс.

приписных к уральским заводам крестьян, а помещичьих и монастырских кресть­ян в

Европейской России —150 тыс.

Рисуя столь безотрадную картину, императрица, конечно же, сгустила краски, но

во многом она соответствовала действитель­ности. Более того, Екатерина умолчала

о двух главных своих бедах, несколько лет лишавших ее покоя: первая состояла в

насильствен­ном овладении престолом, права на который у нее отсутствовали

совершенно; вторая беда —это наличие трех законных претенден­тов на престол в

лице двух свергнутых императоров и наследника — сына Павла Петровича.

От свергнутого супруга удалось избавиться — через восемь дней после

переворота его лишили жизни гвардейцы, приставленные для охраны. Сын Павел

серьезной угрозы не представлял, поскольку он не имел опоры ни в гвардии, ни

при дворе, ни среди вельмож. Самым опасным претендентом Екатерина

справедливо считала томившегося в Шлиссельбургской крепости 22-летнего Иоанна

Антоновича. Не случайно императрица вскоре после воцарения пожелала на него

взглянуть. Он выглядел физически здоровым, но многолетняя жизнь в полной

изоляции нанесла невосполнимый урон — он оказался умственно неразвитым и

косноязычным моло­дым человеком. Екатерина несколько успокоилась, но полной

уверенности, что '' имя Иоанна Антоновича не станет знаменем борьбы против

нее, не обрела и, как показали последующие события, была совершенно права.

Екатерина, кроме того, не упомянула о внешнеполитическом наследии, полученном

от супруга: разрыв с союзниками по Семилетней войне, заключение союза со

вчерашним неприятелем Фридрихом II, передача в его распоряжение корпуса

Чернышева и подготовка к войне с Данией.

Проще и выгоднее всего для Екатерины было дезавуировать внешнеполитические

акции Петра III — они были крайне непопу­лярны как в обществе, так и в

действующей армии и особенно в гвардейских полках, по повелению императора

готовившихся к походу против Дании. Однако отказ от внешнеполитического курса

супруга был неполным: Екатерина не пожелала пребывать в лагере союзников, чтобы

продолжать Семилетнюю войну, но к радости изнеженных гвардейцев отменила

датский поход и отозвала корпус Захара Чернышева. Не разорвала она и союза с

Фридрихом II, поскольку имела виды на благожелательное отношение прусского

короля к судьбам трона Речи Посполитой, где ожидали скорой смерти Августа III,

а также Курляндии, где императрица намерева­лась вернуть герцогскую корону

Бирону.

Сложнее обстояло дело с решением внутриполитических задач. Именно в этой

сфере от императрицы требовалось проявить максимум осторожности,

предусмотрительности, умения лави­ровать и даже действовать вопреки своим

убеждениям. Этими качествами она обладала в полной мере.

Преемственность политики в отношении дворян императрица подтвердила указом 3

июля 1762 г., повелевавшим крестьянам находиться в таком же беспрекословном

повиновении помещикам, как и прежде. Заметим, личные воззрения Екатерины на

крепостное право вступали в вопиющее противоречие с ее законодательством, т. е.

практическими мерами, не ослаблявшими, а усиливавшими крепостной гнет.

Преемственность политики проявилась и в под­тверждении Екатериной нормативных

актов предшествующего цар­ствования: она оставила в силе указ Петра III о

запрещении владельцам мануфактур покупать крестьян и его же указ об

упраз­днении Тайной розыскных дел канцелярии.

Оба указа затрагивали интересы немногочисленной прослойки населения. Первый

указ ущемлял мануфактуристов, но их в стране насчитывалось несколько сотен

и их протест можно было игнорировать. Что касается Тайной розыскных дел

канцелярии то ни Петр III, ни Екатерина не уничтожали орган политическое

сыска, а всего лишь изменили его наименование —отныне политическими

преступлениями стали ведать Тайные экспедиции при Сенате и при Сенатской

конторе в Москве. Полная преемственность карательных учреждений подтверждается

тем, что штат Тайной экспедиции был укомплектован сотрудниками Тайной

розыскных дел канцелярии во главе с кнутобойцем Шешковским.

Зачитываемый крестьянам манифест убеждал их беспрекословно повиноваться

властям, поскольку «собственное сопротивление, хотя бы и правильными

причинами понуждаемо было, есть грех, не­ простительный противу Божьей

заповеди». Если крестьяне будут продолжать сопротивляться, то их надлежало

усмирять «огнем и мечом и всем тем, что только от вооруженной руки произойти

может».

Наконец, Екатерине II довелось «расчищать» еще один завал, оставленный ей в

наследие Елизаветой Петровной, опубликовавшей в 1752 г. манифест о проведении

в стране межевания земель. Манифестом 1765 г. Екатерина отказалась от

проверки владельческих прав на землю и руководствовалась принципом оставления

за помещиками земель, которыми они владели к 1765 г. Таким образом, все

земли, ранее захваченные у казны, однодворцев и соседей, передавались

помещикам в безвозмездное пользование. Мемуарист А.Т. Болотов назвал его

«славным манифестом», вы­звавшим «великое потрясение умов». Только в XVIII в.

в руках помещиков оказалось около 50 млн. десятин земли, на владение которой

они юридических прав не имели. Манифест 1765 г. положил новый этап межеванию,

значительно ускорив его проведение.

Главная цель Екатерины II состояла, однако, не в подтверж­дении или развитии

законодательных инициатив своих предшест­венников и в особенности супруга, а,

напротив, в доказательстве никчемности законотворчества Петра III: надлежало

опорочить его царствование, убедить подданных, что страна в его правление

катилась в пропасть и единственное ее спасение состояло в низло­жении опасного

для судеб нации монарха. В частности, надлежало определить будущее двух

важнейших нормативных актов шестиме­сячного царствования Петра III: манифестов

о вольности дворян­ства и о секуляризации церковных имений.

Ученице Вольтера, конечно же, импонировала секуляризация, но она, зная

недовольство церковников манифестом Петра III, поспешила обвинить бывшего

супруга, что он «начал помышлять о разорении церквей», и объявила секуляризацию

мерой «непорядоч­ной и бесполезной», заверила церковников, что у нее нет

желания «присвоить себе церковные имения».12 августа 1762 г. императрица

ликвидировала Коллегию экономии и вернула вотчины духовенству. Это была

тактическая мера. В конце того же года она поручила рассмотреть судьбу

церковных имений специальной комиссии. Укомплектованная сторонниками

секуляризации комиссия сочинила угодный императрице доклад, и она 26 февраля

1764 г. утвердила его — недвижимые и движимые имения черного и белого

духовенства подлежали секуляризации. В спор светской и духовной власти за право

владения церковным имуществом вмешались мо­настырские крестьяне, отказавшиеся

повиноваться монастырским властям. Это укрепило Екатерину в намерении

осуществить секу­ляризацию.

Императрица полагала, что освобождение дворян от обязатель­ной службы усилит

их независимость от трона, что противоречило ее представлениям о роли в

обществе абсолютной монархии. Однако отменить манифест Петра III она не

отважилась, как не отважилась и подтвердить его. Она решила спрятаться за спину

специально учрежденной комиссии, которой дала два исключающих друг друга

поручения. С одной стороны, она осудила манифест Петра III, ибо он, по ее

мнению, «в некоторых пунктах еще более стесняет ту свободу, нежели общая

отечеству польза и наша служба теперь требовать могут». Из этого повеления

следует, что императрица намеревалась расширить дворянские привилегии.

С другой стороны, этой же комиссии было поручено изобрести способы, как

заинтересовать дворян в продолжении службы. Комиссия сочинила доклад,

расширявший дворянские привилегии (освобождение от телесных наказаний, от

внесудебных репрессий и др.), но не изыскала мер, вынуждавших дворян служить.

В годы, когда императрица разбиралась с наследием супруга она стала

претворять в жизнь и меры, положившие начало новому этапу в истории России.

В течение 1762—1764 гг. были отменены монополии на торговлю смолой, а также

на производство обоев, сусального золота и серебра кроме того, объявлена

свобода рыбных, тюленьих и табачных промыслов и свобода открывать сахарные

заводы.

В 1764 г. состоялось открытие Смольного института благород­ных девиц. Это был

новый тип учебных заведений.

К этим же годам относятся две акции Екатерины, внесшие существенные

изменения в структуру административных органов. Одна из них связана с

проектом Н.И. Панина об учреждении Императорского совета и реформой Сената.

Реформа Сената прошла безболезненно. Рациональное зерно разделения Сената на

шесть департаментов с пятью сенато­рами в каждом состояло в том, что его

громоздкий состав позволял многим сенаторам бездельничать, считать своей

главной обязан­ностью не работу, а присутствие в учреждении. В департаментах

сокращалась возможность прятаться за спины других, повышалась в 6 раз

эффективность работы Сената. Столь же безболезненно произошла и ликвидация

гетманства на Украине. Восстановление гетманского правления, упраздненно­го

еще при Петре Великом, являлось плодом фаворитизма, когда Елизавета Петровна в

1750 г. Назначила гетманом 22-летнего брата фаворита К.Г. Разумовского.

В 1765 г. были введены еще два крупных новшества. Первое из них — открытие

Вольного экономического общества. Оно должно было помочь помещикам

рационально организовать хозяйство, приспособить его к рыночным отношениям.

Другое новшество было связано с объявлением Вольным эко­номическим обществом

конкурса на лучший ответ на вопрос: «Что полезнее для общества,—чтоб

крестьянин имел в собственности землю или токмо движимое имение, и сколь

далеко его права на то или другое имение простираться должны?» В течение двух

лет Экономическое общество получило 162 конкурсные работы, в том числе 129

прислали немцы, 21—французы, 7—русские. Конкурс­ные работы прислали Вольтер и

Мармонтель, Граслен и Эйлер. Они подвергли резкой критике крепостничество,

считали его противо­речащим природе и человеческому разуму, писали о неминуемом

упадке общества, в котором господствует рабство, об угрозе выступлений народа,

доведенного до отчаяния, о паразитизме дворянства.

2.УЛОЖЕННАЯ КОМИССИЯ 1767—1768 гг.

Просвещенный абсолютизм — политика, порожденная време­нем разложения

феодальной системы и вызреванием в ее недрах капиталистических отношений,

нацеленная на устранение мирными средствами устаревших феодальных

порядков. Просве­щенный абсолютизм отличался от обычного деспотизма

дек­ларированием соблюдения законов, одинаковых для всех подданных.

Теоретические основы просвещенного абсолютизма были разработаны выдающимися

деятелями французского просве­щения Монтескье, Вольтером, Д'Аламбером, Дидро и

др. Эти просветители умеренного крыла призывали к эволюционной, без

потрясений, смене общественно-экономических отношений, что устраивало монархов

Европы и способствовало возникновению союза королей и философов, способного,

как полагали короли, предотвратить угрозу их тронам. Идеи просвещения разделяли

прусский король Фридрих II, шведский король Густав III) австрийский

император Иосиф II и др.

Особый восторг просветителей вызвала материальная помощь нуждавшемуся Дидро:

императрица купила у него библиотеку за 15 тыс. франков, предоставив ему право

держать ее у себя до смерти; более того, Екатерина назначила Дидро хранителем

его библиотеки, определив жалованье в 1000 франков в год с выплатой его на 50

лет вперед.

Настала пора реализации широкомасштабных реформ в духе идей Просвещения.

Тому способствовали два благоприятных условия: Екатерина после гибели Иоанна

Антоновича почувство­вала себя на троне увереннее, чем прежде; уверенности,

что справится с грандиозной по замыслу затеей, прибавила и достаточ­ная

осведомленность о трудах просветителей. В конце 1766 г. она приступила к

осуществлению важнейшей акции своего царствования —созыву комиссии для

составления нового Уложения. Уложенная комиссия, созванная Екатериной,

отличалась от пред­ шествующих по крайней мере тремя особенностями: более

широким представительством — право избирать депутатов было предоставлено

дворянам (по одному депутату от уезда), горожанам (по одному депутату от

города), государственным и экономическим крестьянам (по одному депутату от

провинции при трехступенчатых выборах: погост — уезд — провинция), оседлым

«инородцам» (тоже по одному депутату). Кроме того, каждое центральное

учреждение посылало в Комиссию по одному своему представителю. Таким образом,

права избирать депутатов были лишены крепостные крестьяне, состав­лявшие

большинство населения страны, а также духовенство.

В итоге в Уложенную комиссию было избрано около 450 депутатов, из коих

33% составляли выборные от дворянства, 36% — выборные от горожан, около 20% —

выборные от сельского насе­ления, 5%—правительственные чиновники. Если

учесть, что чиновники являлись дворянами, а некоторые города и

государст­венные крестьяне избирали депутатами дворян, то удельный вес

дворянства в Уложенной комиссии, составлявшего 0,6% населения страны,

значительно повысится.

Депутатам предоставлялись существенные льготы и привилегии: помимо

жалованья, выдававшегося сверх получаемого на службе, депутаты до конца дней

своих освобождались от смертной казни, пыток и телесных наказаний; имения

депутатов не подлежали конфискации за исключением случаев, когда надлежало

расп­латиться за долги; решение суда относительно депутатов не приводилось в

исполнение без благословения императрицы; за оскорбление депутата взыскивался

двойной штраф; депутатам вы­ давался особый знак с девизом: «Блаженство каждого

и всех».

Вторая особенность екатерининской комиссии состояла в нов­шестве, неведомом

предшествовавшим комиссиям: императрица составила «Наказ» с изложением своих

взглядов на задачи Уложен­ ной комиссии, которыми должны руководствоваться

депутаты.

Основной текст «Наказа» включал 20 глав, поделенных на 520 статей, из которых

245 восходят к «Духу законов» Монтескье, 106— к книге итальянского

ученого-юриста Ч. Беккариа «О преступ­лениях и наказаниях».

Императрица была глубоко убеждена, что размеры территории России обусловили

для нее единственно приемлемую форму прав­ления в виде абсолютной монархии:

«Государь есть самодержавный, ибо никакая другая, как только соединенная в его

особе власть не может действовать сходно с пространством столь великого

государ­ства... Всякое другое правление не только было бы для России вредно, но

и вконец разорительно».

Заслуживают положительной оценки статьи, предохранявшие общество от

деспотизма, произвола монарха. Учреждениям дано право обращать внимание

государя на то, «что такой-то указ противен Уложению, что он вреден, темен,

что нельзя по оному исполнять». Прогрессивное значение имели статьи,

определившие экономическую политику правительства, включавшую заботу о

Страницы: 1, 2, 3


Новости

Быстрый поиск

Группа вКонтакте: новости

Пока нет

Новости в Twitter и Facebook

  бесплатно рефераты скачать              бесплатно рефераты скачать

Новости

бесплатно рефераты скачать

© 2010.