бесплатно рефераты скачать
  RSS    

Меню

Быстрый поиск

бесплатно рефераты скачать

бесплатно рефераты скачать: Екатерина Вторая

строительстве новых городов, развитии торговли и промышлен­ности и особенно

земледелия как важнейшей отрасли хозяйства.

«Наказ» предусматривал реформу судоустройства и судоп­роизводства. Автор

руководствовался принципом: «Гораздо лучше предупреждать преступления, нежели

наказывать». «Наказ» протестовал против норм Уложения 1649 г.,

предусматривавшего одина­ковое наказание за умысел и действие: «Слова не

вменяются никогда во преступление, разве оные приуготовляют или последуют

Действию беззаконному». Запрещались пытки в качестве способа судебного

доказательства, содержание под стражей подозреваемого, вина которого не

доказана. «Наказ» провозглашал веротерпимость - «ибо гонения человеческие умы

раздражали».

Самым уязвимым местом «Наказа» считается решение им крестьянского

вопроса. В первоначальном варианте «Наказа», который императрица давала читать

вельможам для критики, кресть­янскому вопросу было уделено больше внимания и

решался он более радикально, чем в опубликованном тексте. В опубликованном

«Наказе» императрица излагала свое отношение к крестьянскому вопросу в духе

секретного письма А.А. Вяземскому: «Надо относиться к крестьянам так, чтобы

человеколюбивыми поступками предупредить грядущую беду» — выступ­ления

доведенных до отчаяния крепостных. Екатерина не предла­гала регламентировать

повинности крестьян в пользу помещика, а всего лишь рекомендовала помещикам,

чтобы те «с большим рас­ смотрением располагали свои поборы».

Третья особенность Уложенной комиссии 1767—1769 гг. состо­яла в наличии

наказов депутатам, составленных участниками их выборов,— в наказах отражены

сословные требования избирателей.Дворянские наказы требовали принятия строгих

мер против побегов крестьян, в них были жалобы на обременительность

рекрутской и постойной повинностей, разорявших крестьян и тем самым

наносивших ущерб благополучию помещиков.

Многие наказы содержали жалобы на мздоимство канцелярских служителей,

волокиту в правительственных учреждениях, предла­гали вместо назначаемых

правительством чиновников заполнять административные должности дворянами,

избранными на уездных и провинциальных собраниях.

Важнейшая особенность городских наказов состояла в отсутствии требований

отменить крепостнический режим или заменить самодержавный строй более

демократическим: напротив, горожане претендовали на дворянские привилегии —

освобож­дение от телесных наказаний, предоставление права владеть кре­постными,

восстановление указа, разрешавшего промышленникам покупать крестьян к

мануфактурам. Городские наказы требовали монополии горожан на занятия

торговлей и лишения или ограничения этих прав для дворян и крестьян. Наказы

горожан, как видим, не выходили за рамки существовавших социальных и

-политических порядков.

Манифест о созыве Уложенной комиссии был обнародован 16 декабря 1766 г., а

торжественное открытие ее состоялось через полгода, 30 июля 1767 г. Оно

сопровождалось молебном в Успенском соборе в присутствии императрицы, после

чего депутаты дали присягу «проявить чистосердечное старание в столь великом

деле».

В октябре 1768 г. Османская империя начала войну с Россией, 18 декабря

маршал Уложенной комиссии А.И. Бибиков объявил о прекращении работы Большого

собрания комиссии на том осно­вании, что начавшаяся война требовала присутствия

депутатов либо на театре военных действий, либо в учреждениях, обслуживавших

военные нужды. Депутаты Большой комиссии распускались, «до­ коле от нас паки

созваны будут», но, закончив войну победным миром и подавив движение под

предводительством Е.И. Пугачева, Екатерина так и не возобновила работу

Уложенной комиссии. Историки и поныне не могут ответить, почему императрица

доверила составление Уложения выборным депутатам, а не компетентным

чиновникам, как это сделал Николай 1. Такое решение Екатерины представляется

тем более странным, что она многократно подчеркивала огромную роль

законотворчества и законодательства как в личной жизни, так и в жизни

страны.

Надо отметить три позитивных результата деятельности Уложенной комиссии. Одна

из задач Уложенной комиссии, обозначен­ная в Манифесте 16 декабря, состояла в

том, «дабы лучше нам узнать быть можно нужды и чувствительные недостатки

нашего народа». Наказы депутатам, а также прения в Уложенной комиссии дали на

этот счет достаточный материал — они выполнили такую же роль во внутренней

политике Екатерины II, какая выпала на долю шляхетских проектов в 1730 г.,

ставших программой действий правительства Анны Иоанновны.

Деятельность Уложенной комиссии способствовала распрост­ранению в России

идей французского Просвещения. Роль распрос­транителя этих идей, хотела того

императрица или нет, выпала на долю ее «Наказа»: с 1767 по 1796 г. он

издавался не менее семи раз общим тиражом до пяти тысяч экземпляров. Указ

требовал, чтобы «Наказ» читали в правительственных учреждениях наравне с

«Зерцалом правосудия» петровского времени.

Третий итог деятельности Уложенной комиссии состоял в ук­реплении положения

Екатерины на троне — она остро нуждалась в опровержении репутации узурпатора

престола.

Не прошло и трех месяцев после ее вступления на престол, как возвращенный из

ссылки А.П. Бестужев-Рюмин услужливо вы­ступил с инициативой поднесения ей

титула «Матери Отечества».Постановление о поднесении императрице титула Матери

Оте­чества, подписанное всеми депутатами Уложенной комиссии, имело огромное

политическое значение. Это был своего рода акт коро­нации императрицы,

совершенный не кучкой заговорщиков, воз­ведших ее на трон, а представителями

всех сословий страны. Эта акция подняла престиж императрицы как внутри страны,

так и за ее пределами.

II. ВНУТРЕННЯЯ ПОЛИТИКА ПОСЛЕ КРЕСТЬЯНСКОЙ ВОЙНЫ.

Крестьянская война провела четкую разграничительную линию в расстановке

социальных сил: в борьбе с мятежным крестьянством главную опору самодержавию

составило дворянство. Но во враж­дебном крестьянству лагере оказались также

купцы и промышленники. Этот факт едва ли не убедительнее всего характеризует

низкий уровень развития капиталистических отношений и такой же низкий

уровень классового сознания формировавшейся буржу­азии. Получая привилегии от

феодального государства, используя ресурсы крепостнической системы, купцы и

промышленники не выступали ни против самодержавия, ни против крепостничества.

Более того, купцы и промышленники в Уложенной комиссия, как отмечалось

выше, требовали не ликвидации дворянских привилегий и буржуазного равенства, а

предоставления их им самим.

Плоды «истинного торжества» вкусило прежде всего дворянство. Вместе с тем

правительство оценило верность старым порядкам промышленников и верхушки

купечества. Правительственная политика ближайших десятилетий была нацелена

на удовлетворение чаяний дворянства и купечества.

Правительство организовало специальные банки, выдававшие ссуды помещикам и

заводчикам для восстановления хозяйства на крайне выгодных условиях — ссуду

они получали сроком на 10 лет под заклад вотчин и заводов, причем в течение

первых трех лет из 1%, а остальных семи лет из 3% годовых.

Крестьянская война обнаружила слабость местных органов власти,

неспособность их собственными силами поддерживать «тишину». Именно поэтому

заботы императрицы были направлены на совершенствование областной

администрации, реформирование которой намечалось провести еще до крестьянской

войны. «Я только что дала моей империи «учреждение о губернии»,—

информировала Екатерина Вольтера в 1775 г.,—которое содержит в себе 215

печатных страниц... и, как говорят, ни в чем не уступает Наказу».

Проведение областной реформы преследовало охранительные и фискальные цели.

Вместо ранее существовавшего деления территории России на губернии,

провинции и уезды вводилось двухчленное деление на губернии и уезды, в основе

которого лежал принцип численности податного населения: в губернии должно было

жить 300—400 тыс. душ, а в уездах —20—-30 тыс. д.м.п.

В итоге проведения реформы вместо 23 губерний было создано 50.Еще одно

следствие областной реформы состояло в том, что она значительно увеличила штат

чиновников. А так как все высшие и средние должности в губернской и уездной

администрации запол­нялись дворянами, то последние получили новый источник

дохода: обычно в губернских и уездных учреждениях служили ушедшие в отставку

офицеры.

Областная реформа почти вдвое увеличила численность в стране городов: все

пункты размещения губернской и уездной администрации были объявлены

городами, а их население — мещанами и купцами. Появилось 216 новых городов.

Первыми, кому царизм нанес удар, были запорожские казаки, издавна

привлекавшие в свою среду активные элементы, готовые выступить против

крепостничества. В начале июня 1775 г. войска генерала Текели, возвращавшиеся

с русско-турецкой войны, вне­запно напали на Запорожскую Сечь и полностью

разрушили ее. В манифесте, извещавшем об этом событии население России,

Ека­терина писала, что казаки якобы помышляли «составить из себя область,

совершенно независимую, под собственным своим неисто­вым управлением». После

Ясского мира 1791 г. основная масса запорожских казаков была переселена на

Кубань.

Распространение губернской реформы на Левобережную Украину привело в

начале 80-х гг. к упразднению там административного деления на полки и

сотни и введению на­ местничеств, губерний и уездов. Все войсковые регалии,

напоминавшие о прежней автономии Украины (знамена, печати и др.), были

доставлены в Петербург. Тем самым были окончательно ликвидированы остатки

автономии Украины и элементы ее национальной государственности.

Проведение реформы на Дону сопровождалось созданием Вой­скового гражданского

правительства, копировавшего губернскую администрацию центральных районов

России. В Эстляндии и Лифляндии был ликвидирован особый прибалтийский

порядок, предусматривавший более обширные, чем у русских помещиков, права

местных дворян на труд и личность крестьянина. Прибалтика в результате

проведения областной реформы в 1782—1783 гг. была разделена на две губернии —

Рижскую и Ревельскую — с учреждениями, существовавшими в прочих губерниях

России.

Унификации подверглось и управление народами Среднего Поволжья, Сибири и

прочих районов, причем правительство, проводя там губернскую реформу, нередко

игнорировало этнический состав населения. Так, территория Мордовии была

поделена между четырьмя губерниями: Пензенской, Симбирской, Тамбовской и

Нижегородской. Сибирь была разделена на три губернии: Тобольскую,

Колыванскую и Иркутскую. Губернская и уездная администрация опиралась на

местную верхушку: князей, тайшей и зайсанов, распределявших ясак и чинивших суд

и расправу.

Одновременно с проведением областной реформы правительст­во осуществило ряд

мер в пользу купечества. Манифестом 1775 г. была объявлена свобода

предпринимательства. Это был второй шаг в этом направлении. Первый Екатерина

совершила еще 1762 г., упразднив монополии в торговле и промышленности.

Предоставив условия для свободной конкуренции внутри стра­ны и лишив

отдельных промышленников их привилегий, правительство Екатерины не

отказалось от покровительства русской , промышленности в целом.

Протекционистскую политику правительства продолжали таможенные тарифы 1766,

1782 и осо­бенно 1796 г., устанавливавшие высокие ввозные пошлины на предметы

роскоши и товары, которыми могла обеспечить внут­ренний рынок отечественная

промышленность. Тариф 1796 г. за­прещал ввоз кожевенных изделий, чугуна,

изделий из железа, полотен и др.

Манифест 1775 г. провозглашал свободу открытия предприятий, т. е. они могли

вступить в строй без разрешения правительственных инстанций и без регистрации

их в учреждениях. Отменялся также сбор рублевого налога с каждого стана.

Причина обнародования Манифеста—стремление устранить помехи в развитии

промыш­ленности.

Процесс оформления привилегий дворян и купцов завершают Две грамоты:

«Грамота на права, вольности и преимущества благо- Родного российского

дворянства» и «Жалованная грамота городам».Обе грамоты сводили воедино

привилегии, в разное время предоставленные дворянам и купцам, и вместе с тем

расширяли их права. Жалованная грамота городам вводила сложную систему

городского самоуправления. Важнейшим органом самоуправления явля­лось

созываемое раз в три года общегородское «Собрание градского общества», на

котором производились выборы должностных лиц: городского головы, бургомистров,

заседателей магистрата и совес­тного суда. Исполнительным и постоянно

действующим органом была шестигласная дума, состоявшая из городского головы и

шести гласных — по одному от каждого разряда городского населения. Она

осуществляла текущее управление городом, наблюдала за го­родскими зданиями,

устройством площадей, пристаней, привозом товаров и продовольствия и т. д.

Помимо названных учреждений, в городском самоуправлении существовала общая

градская дума, члены которой избирались на собраниях граждан каждого из 6

разрядов, а также городские и губернские магистраты. Главная обязанность общей

градской думы состояла в избрании членов шестигласной думы. Магистрат выпол­нял

судебные и административные функции.

Идеи умеренных просветителей разделяла не только импе­ратрица. Некоторые

русские вельможи устанавливали личные отно­шения с французскими просветителями

и находились, подобно Екатерине, в переписке с ними.

Французская революция положила конец заигрываниям с идеями Просвещения как

самой Екатерины, так и ее окружения. Штурм Бастилии, тревожные сведения о

сожжении дворянских замков и феодальных грамот напоминали русским дворянам

события крестьянской войны в России. Рушились порядки, на которых, как писал

фаворит Екатерины Платон Зубов, «основано было спокойствие, уверенность и

благоденствие». Отношение к Французской революции со стороны петербургского

двора и широких кругов дворянства менялось по мере ее развития.

III ЦЕРКОВНАЯ ПОЛИТИКА.

В истории церкви при Екатерине II произошло два знамена­ тельных события:

секуляризация владений духовенства , а также провозглашение веротерпимости,

прекращение политики насильственной христианизадии и преследования

инаковерующих.

Выше отмечалось обещание Екатерины, данное при вступлении на престол, не

покушаться на владения церкви. Это был тактический шаг императрицы,

рассчитанный на умиротворение духовенства, если не явно, то скрытно враждебно

воспринявшего манифест Петра III о секуляризации, и противоречивший

убеждениям ученицы Вольтера. Как только Екатерина почувствовала неспособность

духовенства серьезно сопротивляться секуляризационным планам, она создала

комиссию из светских и духовных лиц, которой было поручено решить вопрос о

судьбах церковного землевладения. Императрица даже заготовила эмоционально

насыщенную обличительную речь перед членами Синода, заканчивавшуюся сло­вами:

«Не умедлите же возвратить моей короне то, что вы похитили у нее незаметно,

постепенно». Надобность в патетической речи отпала, синодалы проявили

покорность и послушание. Единственным иерархом, осмелившимся открыто поднять

голос против секу­ляризации, был ростовский митрополит Арсений Мацеевич.

Справедливо ли считать протест Арсения серьезной угрозой светской власти, и

должна ли была Екатерина предпринять решительные меры, чтобы пресечь

нависшую опасность? Сорвать секуляризационные планы императрицы Арсений не мог,

и это она прекрасно понимала. И если Екатерина уготовила бунтарю суровую кару,

то эта акция ее имела скорее всего личную подоплеку— нескрываемую

враждебность: невоздержанный на язык Арсений позволил себе резко и нелестно

отозваться об императрице и этот отзыв оказался ей известен.

Реализация Манифеста 26 февраля 1764 г. о секуляризации церковных владений

имела два важных последствия. Манифест окончательно решил вековой спор о

судьбах церковных вотчин в пользу светской власти, в казну перешло от церковных

учреждении 910 866 душ м.п. Установленный полуторарублевый оброк с бывших

монастырских крестьян, получивших название экономических, обеспечивал

поступление в казну 1 366 тыс. ежегодного оброка (1764—1768), из которых только

треть отпускалась на содержание монастырей и церквей, 250 тыс. расходовались

на госпитали и богадельни, а остальные деньги (свыше 644 тыс. руб.) пополнили

бюджет государства. В 1780-х годах оброчная сумма достигала 3 млн., а вместе с

другими хозяйственными доходами —4 млн. руб.) из которых на содержание

духовенства тратилось только полмиллиона, а семь восьмых дохода поступало

государству.

Отныне каждый монастырь имел утвержденные правительством штаты

монашествующих и начальных лиц, на содержание которых отпускалась строго

установленная сумма. Духовенство, таким образом, оказалось в полной зависимости

от государства как в эко­номическом, так и в административном отношении.

Духовенство было возведено в ранг чиновников в рясах.

Другим следствием секуляризации явилось улучшение поло­жения бывших

монастырских крестьян. Работа на монастырской барщине была заменена денежным

оброком, что в меньшей мере регламентировало хозяйственную деятельность

крестьян. Эконо­мические крестьяне помимо ранее обрабатываемых ими площадей

получили в пользование часть монастырских земель. Наконец, экономические

крестьяне освободились от вотчинной юрисдикции: суда монастырских властей,

истязаний и т. д.

В соответствии с идеями Просвещения Екатерина придержива­лась по отношению к

инаковерующим политики веротерпимости. При набожной Елизавете Петровне со

старообрядцев продолжали взимать в двойном размере подушную подать,

предпринимались попытки вернуть их в лоно истинного православия, отлучали от

Страницы: 1, 2, 3


Новости

Быстрый поиск

Группа вКонтакте: новости

Пока нет

Новости в Twitter и Facebook

  бесплатно рефераты скачать              бесплатно рефераты скачать

Новости

бесплатно рефераты скачать

© 2010.