бесплатно рефераты скачать
  RSS    

Меню

Быстрый поиск

бесплатно рефераты скачать

бесплатно рефераты скачатьКурсовая работа: Марксизм как теория социального конфликта

Курсовая работа: Марксизм как теория социального конфликта

АСТРАХАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ


КАФЕДРА социологии


КУРСОВАЯ РАБОТА

МАРКСИЗМ КАК ТЕОРИЯ СОЦИАЛЬНОГО КОНФЛИКТА

Выполнил: Солнцев М. Г.

cтудент 3 курса,

группа СЦ 31, ОЗО

Проверил:

Астрахань 2006 год


СОДЕРЖАНИЕ

Введение

1.       Понятие и методология вопроса

2.       Содержательная часть учения       

2.1.    Социальная статика    

2.2.    Социальная динамика

3.       Историческое значение марксовой теории

Заключение

Литература        


ВВЕДЕНИЕ

В истории новоевропейской социально-экономической мысли марксистская школа социологии представляет явление необычное, экстраординарное. Используя лучшие достижения классической социально-философской мысли и французскую просветительскую философию, французский и английский утопический социализм, немецкую классическую философию и английскую политэкономию, марксизм в то же время резко порывал со всеми интеллектуальными традициями, предлагая свой, леворадикальный, проект переустройства общества. И Руссо, и Фурье, и Смит, и Гегель были исключительно реформистами, т. е. сторонниками мирного решения экономических проблем и трудовых конфликтов. И это, несомненно, отразилось на характере их учения.

Карл Маркс (1818-1883) и Фридрих Энгельс (1820-1895) уже в 1844-1848 гг. декларировали принципиальный разрыв со всеми теоретическими традициями, провозгласили необходимость создания нового, коммунистического общества, еще не имея развернутого и эмпирически доказанного анализа существующего общества. По всей видимости, целевая заданость — необходимость устранения старого и построения нового общества — сказалась на методологии исследования, содержании теоретических выводов и направленности практических рекомендаций[1].

Методология К. Маркса при анализе социальных проблем общественного труда, с одной стороны, исходила из натуралистических установок позитивизма (хота сам Маркс в этом никогда не признавался), требовавшего рассматривать социальные явления как факты и строить обществоведение по примеру естественных наук с характерными для них причинно-следственным объяснением событий и индуктивным методом. Отсюда тезис о естественноисторическом развитии общества и конкретно-эмпирическая аргументация теоретических обобщений. С другой стороны, его методология сознательно ориентировалась на то, что позднее у М. Вебера получило название принципа отнесения к ценности, т. е. согласование эмпирических данных и теоретических выводов с «историческим интересом эпохи», под которым Маркс понимал исключительно интересы пролетариата.

В связи с этим, по устоявшейся традиции в западной социологии марксово понимание общества и его идею общественного развития относят к теории конфликта[2].

Целью данной работы является рассмотрение данной теории с исторической точки зрения формационного подхода.


1. Понятие и методология вопроса[3]

Теория Маркса основывается на формационном подходе, который является краеугольным камнем марксистской исторической науки и исследует общество в статике и динамике, раскрывает его внутреннюю логику, а также законы его развития и функционирования. Он предполагает рассмотрение всех сфер общественной жизни, но стержнем общественно-экономической формации является способ производства материальных благ в единстве производительных сил и производственных отношений. В основе формационной теории лежит представление, согласно которому история трактуется как единый процесс прогрессивного развития от низшего к высшему. Для своего времени формационная теория была значительным шагом вперед, ибо она впервые дала четкую, универсальную схему всемирно-исторического процесса, основанную на материалистическом понимании истории.

Таким образом, теоретическое учение Карла Маркса, выдвинувшего и обосновавшего формационную концепцию общества, занимает особое место в ряду социологической мысли. Одним из первых в истории социологии Маркс разрабатывает развернутое представление об обществе как системе. Это представление воплощено, прежде всего, в его понятии общественно-экономической формации.

Общественно-экономическая формация (от лат. formatio— образование, вид) это исторический тип общества, характеризуемый определенным состоянием производительных сил, производственных отношений и определяемых ими надстроечных форм. «Способ производства материальной жизни обусловливает социальный, политический и духовный процессы жизни вообще»[4].

Взаимодействие и смена экономических формаций были рассмотрены Марксом в приложении к докапиталистическим формациям в отдельном рабочем материале, который лежал в стороне от исследования западного капитализма.

Формация обозначает комплекс элементов, тесно связанных между собой как в вертикальном, возрастном отношении, так и в горизонтальном, пространственном отношении. Иными словами, в одно целое их объединяет общность условий образования. Аналогичная картина наблюдается и в сообществе людей, которых соединяет в единый класс, социальную страту или группу интересов общность социального происхождения (все — выходцы из пролетариата или среднего класса), общий уровень образования, цвет кожи, национальность, общее место жительства и т. п. Однако общность происхождения — еще не главный признак формации, если разобраться в этом чрезвычайно интересном и важном для социологии термине - стратификации. Он обозначает последовательность вертикально расположенных однородных слоев. Слоеный пирог — это модель образования общественной пирамиды. Социальная страта — совокупность всех людей, имеющих одинаковые или очень близкие доходы, уровень образования, объем власти и престиж. Как видно, два термина — формация и стратификация — очень близки. Тем не менее, между ними есть серьезное отличие. Термин формация шире. При описании общества, выявляется помимо одной степени свободы вертикального ранжирования, вторая фундаментальная норма - система. Вот он искомый термин — система, в данном случае, социальная система.

Принципиально важный для социологии момент — проследить исторические закономерности в смене типов социальной системы — это и пытался обнаружить в своих исследованиях К. Маркс. Благодаря материалистическому пониманию истории, социологическому учению, созданному им в соавторстве с Ф. Энгельсом, Марксу удалось раскрыть всеобщее, закономерное, необходимое в эволюции общества. В итоге формация это развивающийся социально-производственный организм, имеющий особые законы возникновения, функционирования, развития и превращения в другой, более сложный социальный организм. Каждый из них имеет особый способ производства, свой тип производственных отношений, особый характер общественной организации труда (а в антагонистических формациях особые классы и формы эксплуатации), исторически обусловленные, устойчивые формы общности людей и отношений между ними, специфичные формы общественного управления, особые формы организации семьи и семейных отношений, особую идеологию и свод духовных ценностей.

Использование термина «организм» свидетельствует о том, что Маркс позитивно относился к биологическим аналогиям, пытаясь с их помощью прояснить (но не аргументировать) свою теорию. Заимствование биологического термина организм, усилило познавательные возможности марксистской теории общества. Благодаря нему общество можно было уже осмыслить как социальную систему.

В теоретико-методологическом плане следует отметить, что понятие общественная формация у Маркса является абстрактной конструкцией, которую можно именовать как идеальный тип. В связи с этим М. Вебер совершенно справедливо считал марксистские категории, в том числе категорию общественной формации, «мысленными конструкциями»[5].

Создавая понятийную конструкцию, Маркс осознавал, что реальность должна расходиться со своим образом. История не знает «чистых» формаций. Как известно, многие социологии, изучая общество, сравнивали его с организмом. Но ни один из них не пробовал соединить два совершенно разнородных термина — геологическую формацию и биологический организм. Видимо, они инстинктивно чувствовали в таком смешении какую-то внутреннюю противоречивость. Она на самом деле существует, и стремление Маркса соединить несоединимое в конечном итоге сыграло не в его пользу.


2. Содержательная часть учения[6]

В формационной теории К. Маркса можно выделить два составные части — статику и динамику.

2.1. Социальная статика

Социальная статика описывает то, из чего состоит общественная формация, что входит в способ производства, в экономический базис и идеологическую надстройку, а социальная динамика раскрывает механизм смены способов производства (общественных формаций) мирным или революционным путем.

Вначале нужно дать определение общественно-экономической формации[7]:

Общественно-экономическая формация — общество, находящееся на определенной ступени исторического развития. В основе формации лежит известный способ производства, представляющий собой единство базиса (экономики) и надстройки (политики, идеологии, науки и др.). История человечества выглядит как последовательность пяти формаций, следующих друг за другом: первобытнообщинной, рабовладельческой, феодальной, капиталистической и коммунистической формаций.

Согласно социальной статике К. Маркса, базис общества целиком и полностью экономический. Он представляет собой диалектическое единство производительных сил и производственных отношений. Надстройка включает: идеологию, культуру, искусство, образование, науку, политику, религию, семью «остающихся за вычетом производственных», и содержит самые разнообразные институты, такие как государство, право, семья, религия, наука, искусство и т. п.

Марксизм исходит из утверждения, что характер надстройки определяется характером базиса. Это значит, что экономические отношения в значительной степени[8] определяют возвышающуюся над ними надстройку, то есть совокупность политических, моральных, правовых, художественных, философских, религиозных взглядов общества и соответствующих этим взглядам отношений и учреждений. Поскольку сменяется природа базиса, постольку меняется и природа надстройки.

Отношения между базисом и надстройкой разворачиваются так. Базис обладает абсолютной автономией и независимостью от надстройки. Надстройка по отношению к базису обладает лишь относительной автономией.

Отсюда следует, что подлинной реальностью обладает, прежде всего, экономика, отчасти политика. То есть она реальна с точки зрения влияния на общественную формацию лишь во вторую очередь. Что касается идеологии, то она реальна уже как бы в третью очередь. Она важнее искусства, но менее ценна, чем экономика или политика. А о религии Маркс вспоминал только со знаком минус.

Так и выстраивается незримая (ибо явно Маркс нигде этот момент не прописывал) иерархия важности подсистем общества.

 Наблюдается прагматичная (изложенная, правда, очень схематично) иерархия подсистем общества. Наука здесь на втором плане. Она в большей

степени ориентирована на партийные интересы и пролетарскую революцию. Тем не менее, иерархия есть.

В приведенной выше шкале не указано место для семьи, образования и религии. Причиной служит отсутствие четких разъяснений у самого автора «Капитала». Где располагаются классы, неясно, поскольку главу 54 «Капитала», посвященную им, Маркс не успел завершить.

Под производительными силами Маркс понимал: 1) людей, занятых изготовлением товаром и оказанием услуг, обладающих определенной квалификацией и способностью к труду; 2) землю, недра и полезные ископаемые; 3) здания и помещения, где осуществляется процесс производства; 4) орудия труда и производства от ручного молотка до высокоточных станков; 5) технологию и оборудование; 6) конечную продукцию и сырье. Все они подразделяются на две категории — личные и вещественные факторы производства.

Производственные отношения — отношения между людьми, складывающиеся в процессе производства, распределения, обмена и потребления, материальных благ под воздействием характера и уровня развития производительных сил. Они возникают между большими группами людей, занятыми в общественном производстве. Люди вступают в подобные отношения не как личности, а как исполнители заранее заданных социально-экономических ролей: работодатель и работник, помещик и крестьянин, заёмщик и кредитор, арендатор и землевладелец. Фундаментом производственных отношений выступают отношения собственности.

Производственные отношения, образующие экономическую структуру общества, определяют поведение и действия людей, как мирное сосуществование, так и конфликты между классами, возникновение социальных движений и революции.

Производительные силы формируют, выражаясь современным языком, социально-техническую систему производства, а производственные отношения — социально-экономическую. Они играют в развитии общества наиболее подвижную, активную, определяющую роль. По отношению к обществу и господствующим в них в этот момент времени производственным отношениям они выполняют такую же функцию, какую выполняют природные условия в развитии биологических организмов. Они являются той внешней средой для производственных отношений, изменение которых приводит либо к их модификации (частичному изменению), либо к полному уничтожению (замене старых на новые, что всегда сопровождается социальной революцией).

Производственные отношения Маркс называет также формой общения. К производительным силам этот термин не подходит. Действительно, ни здания и станки, ни живых людей, рабочих или инженеров, формой общения не назовешь. Правда, общение Маркс понимает своеобразно. Это не коммуникативный процесс, не разговор двух соседей, а способ, уклад или тип социально-экономических отношений. Если рабочий вынужден идти на рынок труда и продавать свою рабочую силу, торгуясь за более высокую цену, то он вступает в общение-отношение. Аренда и обмен — это производственные отношения и одновременно форма общения их субъектов.

В «Капитале» Маркс доказывает, что производственные отношения определяются, в конечном счете, уровнем и характером развития производительных сил, а то, насколько и как используются возможности, таящиеся в производительных силах, зависит от производственных отношений. Производительные силы влияют и определяют развитие производственных отношений, а вместе они определяют характер, направление и динамику развития всех институтов надстройки. Если базис материален, то надстройка — духовная основа общества. Понятие «производительные силы» впервые было введено в науку классиками английской политической экономии, которые применяли его для характеристики сочетания рабочей силы и орудий труда.

Маркс не ограничился экономическим пониманием производительных сил, включив сюда многообразие способностей, квалификацию и профессиональный опыт человека. В соответствии с этим расширилось и представление о производственных отношениях, которые он отличал от тех отношений между работниками, которые складываются вследствие технического, технологического и профессионального разделения труда. Он сделал еще один шаг по сравнению с А. Смитом. Маркс добавил третий компонент: кто что получает, кто чем владеет, кто что присваивает. Иными словами, отношения собственности, которые лежат в основе с производственными отношениями...[9].

Исходя из всего вышесказанного - общественно-экономическая формация — это совокупность всех стран на планете, которые в данный момент находятся на одной и той же ступени исторического развития, имеют сходные механизмы, институты и учреждения, определяющие базис и надстройку общества. Этот тезис особенно важно подчеркнуть. В литературе встречаются утверждения о том, что понятие «общественная формация» обозначает не только исторически определенную ступень развития человеческого общества, но и исторический тип отдельного, конкретного общества, иначе — социума[10]. Это неверно. В применении к отдельным странам данное понятие может использоваться только как классификационный термин, определяющий ее принадлежность к той или иной формации, к тому или иному идеальному типу.

Одновременно на Земле могут сосуществовать страны, относящиеся к первобытнообщинному, рабовладельческому, феодальному, капиталистическому и социалистическому строю. Таким историческим промежутком являлась вторая половина XX в. Даже в начале XXI в. Китай и Куба заявляли о своей социалистической принадлежности. Стало быть, и к этому периоду относится критерий многоформационности. Современные западные общества, будучи по преимуществу капиталистическими, в действительности представляют собою смешанные экономики, включающие в себя элементы не только капиталистической, но и социалистической экономической системы.

Маркс писал о том, что античная община-город (полис) развивалась в сторону рабовладельческого строя, но одновременно с этим германская сельская община сразу развивалась к феодальному строю. Таким образом, феодальный строй вовсе не был формацией, выросшей из античного рабовладения. Это были две формации, существовавшие в Европе параллельно, возникшие из первобытнообщинного строя в условиях различной плотности населения у греков и германцев.

Таким образом, формационную неоднородность социальной эволюции создают два фактора. Первый — это прогрессивное восхождение человечества от одной формации к другой, от менее развитой к более сложной и продвинутой, от первобытной к капиталистической и социалистической. Второй фактор — возможность одновременного сосуществования на одной планете стран с разным формационным укладом. Он предполагает, что: а) человечество движется с разной скоростью; б) старое не уничтожается, а сохраняется.

Согласно формационной теории Маркса, в каждый исторический период, если сделать моментальный портрет человечества, на планете сосуществуют самые разные формации — одни в своем классическом виде. Другие — в своей пережиточной форме (переходные общества, где наслоились остатки самых разных формаций).

2.2. Социальная динамика

Каждая формация составляет ступень в прогрессе человечества от первобытного общества через антагонистически классовые формации к коммунизму. Маркс выделил пять формаций, представляющих поступательные ступени в развитии человеческого общества: первобытнообщинную, рабовладельческую, феодальную, капиталистическую и коммунистическую, первой фазой которой является социализм. Но не все они одинаково ценны для судьбы человечества. Три формации — рабовладельческая, феодальная и капиталистическая — базируются на частной собственности и носят антагонистический характер. Они никак не могут выступать гуманистической моделью человеческого будущего. Первая формация — родоплеменная — хотя признает коллективную собственность и исключает антагонизм, тоже не способна служить ориентиром, слишком примитивной она является. Три антагонистических формации представляют, по Марксу, не историю, а лишь предысторию человечества. «...Буржуазной общественной формацией завершается предыстория человеческого общества»[11].

Страницы: 1, 2


Новости

Быстрый поиск

Группа вКонтакте: новости

Пока нет

Новости в Twitter и Facebook

  бесплатно рефераты скачать              бесплатно рефераты скачать

Новости

бесплатно рефераты скачать

© 2010.