бесплатно рефераты скачать
  RSS    

Меню

Быстрый поиск

бесплатно рефераты скачать

бесплатно рефераты скачатьРеферат: Духовная жизнь общества

Реферат: Духовная жизнь общества

РЕФЕРАТ

по курсу «Философия»

по теме: «Духовная жизнь общества»


1  Нравственное сознание

Теоретическое представление общества, выраженное категорией бытия, дает ему слишком абстрактную, хотя и необходимую характеристику. Реальная жизнь общества включает в себя и духовную составляющую. Не случайно многие философы настаивают на том, чтобы бытие рассматривалось как неразрывное единство материальной и духовной сторон. Однако не отрицая их взаимосвязи, на наш взгляд, важно анализировать общественную жизнь как с той, так и с другой стороны, завершая исследование целостной картиной, в которой синтезируются результаты как первого, так и второго подхода.

В любом случае требуется детальное рассмотрение духовной жизни общества во всем ее многообразии и значимости. В рамках учебника это трудновыполнимая задача. Здесь могут быть представлены лишь основные принципы такого подхода и его перспективы.

Характеризуя духовную жизнь общества, мы с большей или меньшей полнотой должны представлять ее как совокупность идей, теорий, предвидений и исторических воззрений, включающую даже ошибочные взгляды и заблуждения, но не упускать и эмоциональные аспекты человеческого сознания, такие, как чувства, настроения, ценности, потребности и т.д. На первом плане рассмотрения в данном учебнике будут основные структуры духовной жизни, такие, как наука, философия, право, политическая идеология, нравственное, эстетическое, религиозное сознание.

Важно дать, однако, не вполне традиционное для нашей отечественной философии рассмотрение их содержания и взаимоотношения, соответствующее требованиям нового времени. Поскольку в предшествующих главах так или иначе характеризовались наука, философия, религия, политическая идеология, право как формы общественного сознания, сосредоточим далее внимание на нравственности и искусстве.

Принципиальным для рассмотрения духовной жизни будет для нас выявление противоречий в ее содержании и структуре. Духовный мир общества формируется душами отдельных людей, но составляет особую целостность, обладающую собственными качествами, которые не сводятся к проявлениям ума, характера, чувств, верований и волевых устремлений индивидуумов. Эти социальные качества духовной жизни в свою очередь и определяют своеобразие человека, его принципиальное отличие от животного.

Духовное начало человека придает ему способность превышать природные возможности. Человек всегда желает большего, чем может. Если бы не это стремление «быть иным», он, по-видимому, и не выбился бы из своего первобытного состояния. В отличие от других существ, населяющих Землю, человек обрел в своей общественной жизни способность к преодолению и совершенствованию окружающего мира и даже собственной природы. Только для человека, отмечал еще Гете, возможно невозможное, он различает, выбирает и судит. И, добавим еще,— создает. Его внутреннее «Я» противоборствует не только внешней по отношению к нему косной материи, но и тому окружению, которое создает он сам, т.е. человеческому сообществу. Это противоречие, дуализм духовной жизни человека проявляется во всех ее сферах, включая нравственность.

Корни нравственных отношений, также, как и правовых, следует искать прежде всего во внутренней позиции личности, в том «долженствовании», необходимости, которая продиктована самой природой человека с учетом ее дуализма. Категория необходимого в этом смысле наполняется тем содержанием, которое не исчерпывается и не удовлетворяется фактическим состоянием его организма, но и стремится превозмочь естественные границы. Это «исконное» противоречие между «желаемым» и «должным», действиями человека и их результатами отражено в человеческом сознании, постепенно приобретает истинно человеческую форму в чувствах и понятиях о добре и зле, совести и бесчестии и т.п. Представления о том, что полезно для жизнедеятельности и вредно для него, постепенно закрепляются в понятиях о добре для-себя и зле для-себя. Этот эмпирический опыт обобщается тут же в понятиях, относящихся и к соплеменникам, членам рода и далее. Вместе с тем эти понятия постепенно утрачивают свою первоначальную «эмпирическую наполненность», превращаясь в достояние всего общества, с одной стороны, и внутреннюю мотивацию - с другой. Так исторически формируются специфические социальные механизмы действия морали, закрепленные в общем мнении, ритуалах, образах, нравственном идеале. В этой истории нет ничего мистического или иррационального, но парадоксов хоть отбавляй.

Обретая нравственные принципы (законы) как абстрактно общую форму должного (необходимого), человек, как ни странно, становится более свободным, он одерживает свою духовную победу над пассивной подчиненностью слепым силам природы. Однако при этом победитель сам вынужден подчиниться образу бытия побежденного, принять его облик, ибо внутренняя свобода, преломляясь в существе человека, все же действует на него как общая, обезличенная сила, налагающаяся на его волю и подчиняющая его через обуздание индивидуальной жизни началом абстрактно-общим.

Для того чтобы разобраться в том, как это происходит, придется вернуться не просто к древнему обществу, а скорее даже к его предыстории, к тем истокам духовной жизни человека, которые можно обнаружить благодаря современным научным данным. Эта предыстория начинается согласно доступным ныне научным источникам с эпохи первобытного человеческого стада, с появления целеполагающей орудийной деятельности древнейших людей, называемых архантропами. Этот период — нижний палеолит начинается примерно 2,6 млн лет назад и заканчивается около 100 тыс. лет назад.

Следующий этап — средний палеолит (так называемая мустьерская эпоха) начинается около 100 тыс. лет и заканчивается 45— 35 тыс. лет назад. Он характеризуется наличием искусственно построенных жилищ, признаками объединения людей в коллективы, т.е. появлением зачатков родового строя. Период среднего палеолита до верхнего (или неолита) длится до 10—12 тыс. лет назад. В этом периоде формируются все признаки родовой общины: упорядоченные формы социальной организации, а именно коллективизм в производстве и потреблении, общая собственность и уравнительное распределение добытого и произведенного продукта. Важно также и появление свободного времени, не занятого трудом. Оно заполняется общением между людьми, отправлением ритуалов, праздниками.

В верхнем палеолите обнаруживается уже существование лунного календаря и арифметического счета, в рамках нарождающейся родовой общины складывается, таким образом, духовная жизнь людей, так называемый мифоритуальный комплекс, благодаря которому начинается регламентация не только в производстве, но и в коллективном общении. Появление надбиологической памяти, первоначальные знания и навыки передаются из поколения в поколение. Регламентации через мифоритуальный комплекс подвергаются как внешнее поведение, т.е. отношения между людьми, так и внутренняя духовно-психологическая сфера. Таким образом, с возникновением родовой общины образуется целостный хозяйственный, социальный и духовный организм. Формирующееся самосознание человека вместе с осознанием коллективной общности приводят к установлению кровнородственных отношений и связей.

Развитие мифоритуального комплекса, содержащего первоначальные знания и верования, магию, тотемизм, шаманизм, а также соответствующие изобразительные формы, санкционирует и регулирует не только отношения людей в общине, но и первые запреты на брачные отношения внутри рода (экзогамия).

Не случайно период неолитических представлений называют мифотворческим, космологическим и магическим. В родовой общине этого периода все ритуализировано. Реально существует лишь то, что сакрально отмечено, а сакрализовано лишь то, что составляет часть космоса. Вне этого мира царствуют хаос, случайность. Центр сакрализации — прежде всего акт творения. То, что возникло в акте творения, как правило, и воспроизводится в ритуале. Он воссоздает структуру и последовательность этого акта и оправдывает вхождение человека в этот самый космологический универсум, который был создан «вначале». Главная фигура ритуала всегда верховный владыка (царь), который выступает в роли первосвященника, олицетворяя в то же время демиурга - творца в акте творения. В рамках мифоритуального комплекса формируются универсальные знаковые системы как средство освоения мира членами родовой общины. При этом архаический ритуал предполагает участие в нем всех членов рода в той или иной функции, а не только в роли зрителей. Благодаря такому всеобщему участию достигается чувство сопричастности каждого к разыгрываемой мистерии. Миф сам по себе имеет поэтому скорее подчиненное значение, а ритуал — главное.

Таким образом, какие бы современные формы общественного сознания, духовной жизни мы ни рассматривали, будь то отношения власти, право, искусство, религия, мораль, философия и т.д., мы находим их корни и даже едва проявляющуюся специфику в этом древнем, как сама человеческая цивилизация, ритуально-мифологическом комплексе.

На стадии позднеродовой общины, связанной с первыми формами общественного разделения труда, такими, как скотоводство и земледелие, вытеснившими охоту и рыболовство, происходит демографический взрыв, следствием которого становится расселение людей на обширных территориях. Расселение в свою очередь разрушало прежние родовые связи. Появившиеся межобщинное разделение труда и территориальное деление приводят к смене матриархата патриархатом и к укоренению оседлого образа жизни. Прежняя родовая связь заменяется тотемной через символический образ общего предка (тотема). Оставаясь в границах единого мифоритуального комплекса, духовная жизнь родового общества становится все более дифференцированной, помимо чисто нормативной и познавательной, она приобретает функции культурной составляющей, хотя и сосредоточена по-прежнему вокруг жрецов и осуществляется в сакральных формах. На смену тотемизму постепенно приходит антропоморфный культ предков на фоне формирующегося рефлексивного сознания, т.е. различения внешнего мира (оно), родоплеменной общности (Мы) и собственного внутреннего (Я).

В сходных экологических и географических условиях 5,5-4,5 тыс. лет назад в регионах Древнего Египта начинают складываться те общности, которые мы называем «цивилизациями» Шумеры, Эдама, Хараппы. Некоторые различия природных условий все же наделяли складывающиеся в них родовые общины неповторимыми, специфическими особенностями, которые позволяли говорить о разных цивилизациях. Появление ремесленничества, начало торговых обменов формируют первые группы не только старейшин, жрецов и военачальников, но и «администраторов» (чиновников), занимающихся специально общественными делами, регулированием усложнившихся отношений как в рамках общин, так и за их пределами. Именно к этому периоду специалисты относят появление письменности, заменяющей постепенно устную и духовную формы нормирования жизни. Мифоритуальный комплекс распадается, но организуется заново вокруг культа Царя — Бога. С этого периода меняется состав не только действующих лиц, но и исполнителей. Духовную жизнь направляют и организуют не все, а лишь «избранные», прежде всего жрецы, выступающие посредниками между мирским и сакральным. Возникающие религии выступают, по сути дела, как обособленные мифоритуальные системы. Соответственно обособляются моральные и правовые нормы, также обретающие письменное воплощение, имея на это соответствующие «религиозные» санкции. Отсюда берет начало и государственность как территориально ограниченная система власти, уже не родовой, а божественно-царской, предписывающей нормы права как письменные регулятивы общественной жизни. Этот процесс завершается, по мнению историков, к I тысячелетию до н.э. Более углубленное его изучение дает более корректную картину формирования не только первых форм власти и права, но и духовной жизни древнего общества, по сравнению с марксистской концепцией, начавшей отсчет истории только со стадии разложения родового строя и формирования классового общества.

Мораль, или нравственность, как составляющая духовной жизни общества основывается прежде всего на категории должного. С этим соглашаются почти все исследователи общественной жизни. «Категория должного,— писал С.Л. Франк,— есть некая первичная категория, констатирующая нравственную жизнь и через нее характеризующая существенное свойство человеческой жизни вообще... Наряду со все тем, что человек сам хочет и может, наряду со всеми стремлениями, вытекающими из эмпирической природы человека и ее составляющими», на человека действует сила должного, голос совести — призыв, который он испытывает как исходящий из вещей, превосходящей его эмпирическую природу и ее преобразующей инстанции».

Должное, с его точки зрения,— первичная категория, которая выражает подчиненность человеческой воли высшему, идеальному, абсолютно обязывающему началу, и поэтому не сводимая ни к каким эмпирическим началам человеческой жизни. Нравственные категории и принципы, такие, как добро и зло, справедливое и несправедливое, «не убий», «не укради», «люби ближнего своего» и т.п.,— отнюдь не бесстрастные, нейтральные, «необязательные» для исполнения, зеркальные отражения реальности. Однако нравственные нормы носят характер добровольного следования наставлению и совету, основывающихся на признании авторитета наставника, и тем отличаются от власти и права, что последние выражают в принудительно осуществляемом приказе или требовании. Нравственные нормы осознаются не как давление голой силы, а как результат выражения добровольного внутреннего согласия на послушание и следование определенным правилам, основанным на авторитете.

Говоря о морали, многие авторы акцентируют свое внимание на нормативности, обязательности ее принципов. Бесспорно то, что с помощью категорий и принципов морали, таких, как добро, зло, совесть, достоинство, честь, справедливость и т.п., зафиксированы не просто общие понятия, но и способы регуляции и саморегуляции поведения человека в обществе. Поэтому воссоздание логической структуры морального сознания требует одновременного выявления лежащих в ее основе моральных деяний, исторически конкретных типов, можно сказать, образцов морального поведения. Это позволяет закрепить в общественной памяти положительные нравственные деяния и ценности в виде нормы, обязательной для всех, а отрицательные зафиксировать как недопустимые. Нравственная норма принимает форму долга, который человек налагает на себя сам. «Основное сущностное свойство морального сознания нормативность. Форма выражения моральной нормы — это императивное, повелительное требование, правило, которому человек обязан следовать при осуществлении самых различных целей».

Эта нормативность нравственных категорий, однако, иногда рассматривается как нечто самодовлеющее, когда высшей и первичной категорией нравственности объявляется обязанность, а не право. Право рассматривается лишь как отражение обязанностей. Человеческое поведение — индивидуальное или коллективное — определено не правом, а обязанностью, а именно обязанностью служить добру.

«Все человеческие права вытекают в конечном счете — прямо или косвенно — из одного-единственного "прирожденного" ему права: из права требовать, чтобы ему была дана возможность использовать его обязанность. Все дальнейшие индивидуальные права, вытекающие из принципа свободы и самоопределения личности, косвенно утверждены в обязанности охранять индивидуальную свободу как правомерное, т.е. обязательное, начало человеческой жизни, но и общество как целое может требовать от каждого своего члена, от отдельного человека не служения ему самому, обществу, как таковому, и его интересам — ибо многие, вместе взятые, не имеют сами по себе никакого преимущества перед одним, — а только соучастия в таком служении правде, которое есть обязанность не только отдельного человека, но и общества как целого».

Здесь мы сталкиваемся с известной гипертрофией долженствования в системе моральных категорий и в самой структуре общественной морали. Право, следует отметить,— это не только юридическое, но и нравственное понятие. Смещение понятия права лишь в юридическую плоскость вносит явную диспропорцию. Признавая за личностью свободу волеизъявления, мы неизбежно должны принять в свой категориальный арсенал и категорию «морального права» как категорию не только должного, но и возможного с нравственной точки зрения. Моральное право определяет тот круг действий и поступков, которые возможны или допустимы с нравственной точки зрения. Нельзя забывать, что человек обладает свободой выбора того или иного образа мысли и действий. Какую бы роль в общественной жизни ни играл момент принуждения, внешнего давления на волю, реальным участником общественных процессов является свободная человеческая индивидуальность. Никакая железная дисциплина, никакое давление не заменит действенность свободного нравственного выбора. Человек, скованный самыми жестокими обстоятельствами гитлеровских концлагерей, показывал удивительные примеры нравственного выбора, предпочитая собственную смерть предательству, высотой духа превозмогая униженность своего существования. Именно благодаря свободе духа человек использует свое моральное право как для собственного выбора, так и для того, чтобы противостоять, бороться с любыми проявлениями зла, бесчестия, насилия.

К счастью или к несчастью (скорее всего, и то и другое), поведение человека в нравственном плане не может быть регламентировано однозначно, раз и навсегда. Любое общество оставляет ему интервал свободы действий «от» и «до», не определенных, не заданных на 100%. В этом интервале человек может сам определить правила поведения, стиль своей жизни. Этот интервал не определен действующими нормами гражданского права, существующими законами. Человек имеет моральное право делать то, что не запрещено. Право как юридический институт определяет нормы поведения, которые не всегда совпадают с моральными. Нам важно подчеркнуть здесь лишь то, что моральные права у человека всегда есть, наряду с обязанностями. Обязанности в области нравственности неразрывно связаны с правами. Обязанности его действуют не иначе как в пределах прав. Но и права ограничивают более или менее определенно его обязанности. С позиции презумпции невиновности, например, человек не может считаться преступником, пока не доказан юридически факт его действительного нарушения законности. Однако эта невозможность доказательства не освобождает его от моральной ответственности, если он все же совершил преступление. Известно множество примеров, когда люди сами признаются в своем преступлении, не выдерживая укоров собственной совести. Вместе с тем человек имеет моральное право потребовать извинения от своего обидчика или настаивать, скажем, на возврате долга от своего друга, когда последний не имеет никаких юридических обязательств перед ним, если кредит не был оформлен юридически должным образом.

Многофакторность условий, в которых протекает жизнь каждого человека, присущая ему внутренняя свобода и духовность делают нравственные нормы и принципы весьма относительными, а следовательно, очень конкретными. Есть ли, спрашивается, какие-либо нравственные требования, которые следует назвать абсолютными? Этот вопрос, как и все прочие, касающиеся категорий абсолютного и относительного, таит в себе то противоречие, которое мы уже отмечали. Как можно говорить об абсолютности хотя бы такой, на первый взгляд, незыблемой нормы, как «не убий», если одни люди, участвующие в войне, считают ее справедливой, а другие несправедливой; если выносится приговор человеку, непреднамеренно погубившему другого, ни в чем не повинного человека? Абсолютна здесь лишь ценность человеческой жизни. А вопрос о том, чьей, убийцы или его жертвы,— вопрос, связанный со многими обстоятельствами, а следовательно, сугубо конкретный. Словом, диалектика здесь необходима самая тонкая, самая гибкая, ибо то, что в одном случае выглядит как зло, в другом отношении оказывается добром, и наоборот.

Страницы: 1, 2


Новости

Быстрый поиск

Группа вКонтакте: новости

Пока нет

Новости в Twitter и Facebook

  бесплатно рефераты скачать              бесплатно рефераты скачать

Новости

бесплатно рефераты скачать

© 2010.