бесплатно рефераты скачать
  RSS    

Меню

Быстрый поиск

бесплатно рефераты скачать

бесплатно рефераты скачатьГерменевтика в социологии - (реферат)

Герменевтика в социологии - (реферат)

Дата добавления: март 2006г.

    Московский Государственный Университет Сервиса
    (МГУС)
    Р Е Ф Е Р А Т
    на тему
    “Герменевтика в социологии”
    Студент Исаева Е. А.
    Москва, 2002 г.
    СОДЕРЖАНИЕ
    ВВЕДЕНИЕ…………………. ………………………………………. 2
    1. Герменевтические идеи в социологии искусства…………. ……3
    2. Герменевтический подход…………………………………...……5
    3. Герменевтика и метод социальных наук……………….... ………9
    3. 1. Герменевтика текста……………. …………………. ……9
    3. 2. Герменевтика социального действия…………………...15
    ВВЕДЕНИЕ

На протяжении многих веков предпринимались многочисленные попытки интерпретации библейских текстов, текстов классической древности. Необходимость толкования текстов вызвана следующими причинами:

неясность древнего текста, зависящая от содержащихся в законе архаических, вышедших из употребления слов, или же от того, что употребляемое законом выражение грамматически одинаково допускает два разных толкования; конкретность в изложении закона (сомнения в понимании закона возникают иногда оттого, что законодатель при изложении закона, вместо общего принципа, выставляет отдельные, конкретные объекты закона);

неопределенность закона (иногда сомнения возникают вследствие употребления законодателем общих, недостаточно определенных выражений);

    противоречия между различными текстами закона;

интерпретационные ограды вокруг закона (одним из важных ранних мотивов к толкованию текста в известном направлении является стремление законоучителей оградить и предохранить Моисеев закон от внедрения в него чуждых ему языческих элементов);

изменение жизненных условий (главным мотивом, побудившим законоучителей к толкованию текста, притом довольно часто в противоречии с прямым, буквальным его смыслом - были изменения в культурном строе народной жизни, а также перемены, происшедшие в этических воззрениях народа на личность человека). Метод понимания действия путем аналитической интерпретации текста (или действия) в широком контексте мировосприятия, продуктом которого он является, называетсягерменевтикой (от греч. hermeneutikos – разъясняющий, истолковывающий).

    ГЕРМЕНЕВТИЧЕСКИЕ ИДЕИ В СОЦИОЛОГИИ ИСКУССТВА

Красота спасет мир, если человек в полной мере постигнет смысл этой красоты. А. Камю

Эстетический объект –это произведение искусства, воспринятое как таковое, произведение искусства, добившееся восприятия, которого оно домогалось, которого оно заслуживает и которое совершается в послушном сознании зрителя.

    А. Дюфренн

Феноменологические идеи продуктивно применяются в социологии искусства, как генератор языковых структур, образов, смыслов. Базирующиеся на них герменевтико-рецептивный подход, широко используемый в эстетических исследованиях в русле“игрового”толкования человеческого существования. К. -О. Аппеля, Г. -Г. Гадамера, В. Изера, Х. -Р. Яусса и др. , позволяет вскрывать механизмы взаимопонимания между искусством и аудиторией, воздействие художественного произведения на людей. Художественный процесс в концентрированном виде включает экзистенционально-феноменологическую проблематику, соединяющую чувственность и рассудок, субъективное переживание и понимание в единой смыслообразующей целостности: в целостный интеллектуально-эмоциональный акт как прерогатива художественного сознания. Предметом исследования в нем являются пласты акта сознания, через которые осуществляется восприятие художественного произведения.

В функционировании искусства выделяют три типологических состояния: творческий замысел художника;

    собственно произведение искусства;
    его восприятие.

В художественной коммуникации “художник-произведение-аудитория” представлены следующим образом. Художник осмысливает действительность, творчески воссоздает ее явления и процессы, используя средства выражения художественной идеи и воплощая ее в произведении.

Художественное произведение является отражением действительности с помощью знаковой системы, несущей художественную информацию.

Аудитория и ее восприятие являются завершающим звеном художественной коммуникации. В свою очередь восприятие включает:

а) рождающее смысл взаимодействия личности реципиента (зрителя) и текста; б) расшифровку знаковой системы и постижение смысла художественного текста; в) интерпретацию смысла;

    г) оценку произведения.

В частности, в акте восприятия искусство становится социальным фактом, который фиксируется при воздействии художественного произведения на аудиторию. Именно посредством эмпирического описания явлений художественного произведения на аудиторию. Именно посредством эмпирического описания явлений художественного переживания и восприятия как количественно измеряемых ответных реакций, можно судить, какова социальная природа и функции искусства. Так, за простой психологической реакцией, вызванной чтением, скрывается сложная, многогранная структура взаимодействия. Поэтому чтение можно осмыслять как культурный факт, т. е. гораздо шире, чем только отношения между читателем и художественным произведением. Процесс чтения обретает свое подлинное значение лишь в смысловом контексте культуры.

Акт взаимодействия произведения и аудитории устанавливает известную адекватность между ними. Вполне возможно, что они вступают во взаимодействие не всем богатством своих внутренних структур, а только одним или несколькими аспектами. Характер более или менее богатого взаимодействия обусловлен как художественным потенциалом произведения, так и личной структурой аудитории. Для лучшего понимания произведение необходимо вырабатывать в сознании реципиента соответствующие смысловые структуры (“корреляты”).

Художника, произведение и аудиторию связывает интерпретация (сознание-смысл), т. е. не произведение, а комментарий к нему является предпосылкой идентичности восприятия. При этом необходимо выяснить и уточнить, какому пласту сознания принадлежит то или иное суждение и в какой мере это суждение требует очищения от разного рода напластований.

    2. ГЕРМЕНЕВТИЧЕСКИЙ ПОДХОД

Суметь, исходя из собственных умонастроений, проникнуть в умонастроения автора, которого собираешься понять…, понять автора лучше, чем он сам себя понимал. Ф. Шлейермахер

Обращение к экзистенциально-феноменологическим посылкам олицетворяло тенденцию отхода от позитивистского умонастроения в социологии искусства. В нем социальный факт рассматривался в качестве некой очевидной неразложимой единицы социальной жизни. Позитивизм не принимал во внимание, что это“очевидность”является производной от уровня и типа самосознания, свойственного данной культуре. Сам процесс творчества понимался как некая эмоционально-психологическая продуктивность (формообразующая деятельность художника), а произведение как обработанный материал. Социокультурная целостность искусства, его глубинная природа остаются за пределами исследования.

Возрождение интереса к герменевтическим и рецептивным концепциям, несомненно, сопряжено с актуализацией“внутреннего смысла”художественного творчества и разработкой моделей и правил исследования в социологии искусства: постижение языковых структур, пластов и актов сознания, через которые осуществляется восприятие художественного произведения. Отсюда перенесение акцента на внутренний смысл произведения, универсализм его понимания и интерпретации с выходом в пространство-время (хронотоп) духовной традиции. Первичной реальностью в феноменологии выступает “жизненный мир” (а не сознание), предпосланный субъект-объектному делению. Сознание в ней —это поле значений (смыслов) и поэтому открывается возможность интерпретации и, следовательно, герменевтике. Последняя есть феноменология человеческого бытия, а само бытие всегда предпослано мышлению о нем: изначальная вовлеченность мышления в то, что им мыслится. Субъект всегда “преднаходит” себя в определенной ситуации (пространство—время). Способ, каким осуществляется это нахождение, и есть понимание. Герменевтика традиционно занималась интерпретацией смысла и способствовала пониманию текста. Основными ее положениями выступали:

1. Принципиальная открытость интерпретации, которая никогда не может быть завершена.

2. Неотделимость понимания текста от самопонимания интерпретатора. 3. Выявляя внутренний смысл конкретных явлений духовной жизни, герменевтика стремилась связать их с логикой развития и историческим контекстом культуры.

Герменевтическая установка ориентировала на то, что социолог должен вести диалог с текстами. Цель этого диалога с“текстуальными партнерами” по коммуникации — нахождение средств излечения современного общества. Но получить ответы на вопросы жизни должно не от текстов, а от их интерпретаций.

Х. -Г. Гадамер (ученик М. Хайдеггера) сделал герменевтическую проблематику универсальной в хайдеггеровском духе: понимание неотделимо от человеческого общения (человека как такового), и оно есть конструктивный элемент общей структуры бытия (некий “экзистенциал”). Сущность истолкования определяется сущностью бытия, которое истолковывает, таким образом, себя. Следовательно, самобытие принимает герменевтический характер, а герменевтика— способ существования познающего, действующего и оценивающего человека. В герменевтическом исследовании текст подвергается анализу с целью нахождения различных возможных его интерпретаций — истолкования и понимания. Каждый акт интерпретации является событием в жизни текста (момент его “действенной истории”) — диалог прошлого и настоящего: диалогическая модель интерпретации текста. Таким образом, это не воссоздание авторского (аутентичного) текста, а создание смысла заново. Интерпретация есть постижение внутреннего смысла произведения, логики его развития, раскрытие заключенного в нем социокультурного смысла.

Главный тезис гадамеровской “антиметодической” герменевтики: истина плюралистична, ибо совпадает с мнением интерпретатора. Основные механизмы формирования освоения человеком мира заложены в языке: он задает исходные схемы человеческой ориентации в мире, предваряя его схватывание в понятиях. Допонятийное “предпонимание”обусловливает рефлекторно-теоретическое освоение мира. Поэтому обращение к языку есть аутентичный способ самораскрытия истины, которая является характеристикой бытия (а не познания). Она не может быть схвачена с помощью“метода”, а лишь открыта понимающим осмыслением. При этом, где есть метод, там не может быть истины, а где ищут истину, там бесполезны апелляции к методу. Вне потребления произведение существует только как знаковое образование — потенциальный смысл, нуждающийся в актуализации, но не художественная ценность. Только в акте взаимодействия с реципиентом оно обретает реальное существование, объективируя свой смысл. Отсюда и задача интерпретации выглядит иначе: художественный смысл перестает рассматриваться исключительно как характеристика текста, как нечто, жестко с ним связанное. Произведение мыслится как “открытая система”, а его смысл и ценность — как исторически подвижные и изменчивые. Поэтому никакое суждение о произведении не может считаться абсолютным, окончательно исчерпанным.

Каждый новый герменевтик создает совершенно новое содержание истолковываемого им историко-культурного текста (первоисточника). Следовательно, дело герменевтики —это не репродукция прежних смыслов, которые вкладывали в текст его авторы, а производство всевозможных новых. Факты текстов при таком подходе понимаются бесконечно пластичными и податливыми, материалом, в котором скрывается неисчерпаемый кладезь самых разных интерпретационных возможностей. Этот “податливый” материал как сгусток переживаний в закапсулированном виде — “вторая природа”, сформулированная человеком в прошлом. Чтобы черпать из него, нужна лишь инициатива. В этом смысле, по Гадамеру, текст саморефлективен: познавательная активность читателя обнаруживает посредством текста его же духовный мир. Подобные интерпретации и составляют герменевтический плюрализм.

Особую роль герменевтики отводят “предпониманию” — особой беспредпосылочной интуиции: она не имеет ничего “до” себя и играет роль “предпосылки” для всей последующей интерпретирующей деятельности. В замкнутом взаимодействии между интерпретацией и прежним пониманием текста (герменевтический круг) Гадамер увидел понимание как игру“между движением традиции и движением интерпретатора”. В рамках интерпретирующей деятельности совмещается собственно “предпонимание”, ориентированное на прошлые “традиции” (аутентичные тексты) в толковании данного текста, и активная “игра”, которая “играет сама себя”. Это игра как текста с интерпретатором, так и последнего с текстом, развертывающаяся в широком диапазоне между творческой догадкой и фантазирующим воображением. Причем воображение берет верх и над творческой догадкой, и над извлеченным из глубин “предпонимания”воспоминанием о традициях истолкования данного текста в их интегральном виде. Соответственно, социология в своем развитии является историей различных социологических текстов и их разных толкований, каждое из которых может считаться истинным. На смену одним интерпретациям приходят другие, а сам их веер превращается в предстоящую субъекту плюралистическую реальность.

    ГЕРМЕНЕВТИКА И МЕТОД СОЦИАЛЬНЫХ НАУК

Одним из ученых, изучавших герменевтику в социологии, был французский философ Поль Рикер, являющейся автором трудов по этике, эстетике, истории философии и, в частности, автором статьи“Герменевтика и метод социальных наук”. В этой статье П. Рикер рассматривает совокупность социальных наук с точки зрения конфликта методов, местом рождения которого является теория текста, подразумевая при этом под текстом объединенные или структурированные формы дискурса (discours), зафиксированные материально и передаваемые посредством последовательных операций прочтения.

    3. 1. Герменевтика текста

Под герменевтикой П. Рикер понимает теорию операций понимания в их соотношении с интерпретацией текстов; слово "герменевтика" означает не что иное, как последовательное осуществление интерпретации. Под последовательностью подразумевается следующее: если истолкованием называть совокупность приемов, применяемых непосредственно к определенным текстам, то герменевтика будет дисциплиной второго порядка, применяемой к общим правилам истолкования. Таким образом, нужно установить соотношение между понятиями интерпретации и понимания. Не менее важным П. Рикер считает термин“понимание”. Под пониманием он имеет в виду искусство постижения значения знаков, передаваемых одним сознанием и воспринимаемых другими сознаниями через их внешнее выражение (жесты, позы и, разумеется, речь). Цель понимания - совершить переход от этого выражения к тому, что является основной интенцией знака, и выйти вовне через выражение. Согласно Дильтею, виднейшему после Шлейермахера теоретику герменевтики, операция понимания становится возможной благодаря способности, которой наделено каждое сознание, проникать в другое сознание не непосредственно, путем "переживания" (re-vivre), а опосредованно, путем воспроизведения творческого процесса исходя из внешнего выражения; заметим сразу, что именно это опосредование через знаки и их внешнее проявление приводит в дальнейшем к конфронтации с объективным методом естественных наук. Что же касается перехода от понимания к интерпретации, то он предопределен тем, что знаки имеют материальную основу, моделью которой является письменность. Любой след или отпечаток, любой документ или памятник, любой архив могут быть письменно зафиксированы и зовут к интерпретации. Важно соблюдать точность в терминологии и закрепить слово "понимание" за общим явлением проникновения в другое сознание с помощью внешнего обозначения, а слово "интерпретация" употреблять по отношению к пониманию, направленному на зафиксированные в письменной форме знаки.

Именно это расхождение между пониманием и интерпретацией порождает конфликт методов. Вопрос состоит в следующем: не должно ли понимание, чтобы сделаться интерпретацией, включать в себя один или несколько этапов того, что в широком смысле можно назвать объективным, или объективирующим, подходом? Этот вопрос сразу же переносит нас из ограниченной области герменевтики текста в целостную сферу практики, в которой действуют социальные науки.

Интерпретация остается некой периферией понимания, и сложившееся отношение между письмом и чтением своевременно напоминает об этом: чтение сводится к овладению читающим субъектом смыслами, заключенными в тексте; это овладение позволяет ему преодолеть временное и культурное расстояние, отделяющее его от текста, таким образом, что при этом читатель осваивает значения, которые по причине существующей между ним и текстом дистанции были ему чужды. В этом крайне широком смысле отношение "письмо-чтение" может быть представлено как частный случай понимания, осуществляемого посредством проникновения в другое сознание через выражение.

Такая односторонняя зависимость интерпретации от понимания как раз и была долгое время великим соблазном герменевтики. В этом отношении Дильтей сыграл решающую роль, терминологически зафиксировав хорошо известную противоположность слов "понимать" (comprendre) и "объяснять" (expliquer) (verstehen vs. erklaren). На первый взгляд мы действительно стоим перед альтернативой: либо одно, либо другое. На самом же деле речь здесь не идет о конфликте методов, так как, строго говоря, методологическим можно назвать лишь объяснение. Понимание может в лучшем случае требовать приемов или процедур, применяемых тогда, когда затрагивается соотношение целого и части или значения и его интерпретации; однако как бы далеко ни вела техника этих приемов, основа понимания остается интуитивной по причине изначального родства между интерпретатором и тем, о чем говорится в тексте.

Конфликт между пониманием и объяснением принимает форму истинной дихотомии с того момента, как начинают соотносить две противостоящие друг другу позиции с двумя различными сферами реальности: природой и духом. Тем самым противоположность, выраженная словами "понимать-объяснять", восстанавливает противоположность природы и духа, как она представлена в так называемых науках о духе и науках, о природе. Можно схематично изложить эту дихотомию следующим образом: науки о природе имеют дело с наблюдаемыми фактами, которые, как и природа, со времен Галилея и Декарта подвергаются математизации; далее идут процедуры верификации, определяющиеся в основе своей фальсифицируемостью гипотез (Поппер); наконец, объяснение является родовым термином для трех различных процедур: генетического объяснения, опирающегося на предшествующее состояние; материального объяснения, опирающегося на лежащую в основании систему меньшей сложности; структурного объяснения через синхронное расположение элементов или составляющих частей. Исходя из этих трех характеристик наук о природе, науки о духе могли бы произвести следующие почленные противопоставления: открытым для наблюдения фактам противопоставить знаки, предложенные для понимания; фальсифицируемости противопоставить симпатию или интропатию; и, наконец, что может быть особенно важно, трем моделям объяснения (каузальной, генетической, структурной) противопоставить связь (Zusammenhang), посредством которой изолированные знаки соединяются в знаковые совокупности (лучшим примером здесь является построение повествования). Именно эта дихотомия была поставлена под вопрос с момента рождения герменевтики, которая всегда в той или иной степени требовала объединять в одно целое свои собственные взгляды и позицию своего оппонента. Так, уже Шлейермахер стремился соединить филологическую виртуозность, свойственную эпохе просвещения, с гениальностью романтиков. Точно так же несколько десятилетий спустя, испытывал трудности Дильтей, особенно в своих последних произведениях, написанных под влиянием Гуссерля: с одной стороны, усвоив урок "Логических исследований" Гуссерля, он стал акцентировать объективность значений по отношению к психологическим процессам, порождающим их; с другой стороны, он был вынужден признать, что взаимосвязь знаков придает зафиксированным значениям повышенную объективность. И, тем не менее, различие между науками о природе и науками, о духе не было поставлено под сомнение.

Страницы: 1, 2


Новости

Быстрый поиск

Группа вКонтакте: новости

Пока нет

Новости в Twitter и Facebook

  бесплатно рефераты скачать              бесплатно рефераты скачать

Новости

бесплатно рефераты скачать

© 2010.