бесплатно рефераты скачать
  RSS    

Меню

Быстрый поиск

бесплатно рефераты скачать

бесплатно рефераты скачатьКурсовая: Евро

Курсовая: Евро

Создание экономического и валютного союза,предусмотренно Маастрихтским

договором, принятым в феврале 1992, является новым этапом на пути

экономической интеграции.

Решение представляется окончательным, что, однако не завершило дебаты,

развернувшиеся как во Франции, так и в других странах – участницах. Некоторые

думают, что процедура слишком “тяжеловесна”. Другие напротив, не ставят под

вопрос дату создания евро, но требуют, чтобы европейская интеграция не

ограничилась этим этапом.

В целом, никто не ставит под сомнение цели общей валюты: создание обширной

зоны стабильности и облегчение обменов.

В середине октября 1994 года главы государств и представительств 15-и стран ЕС

разработали общий сценарий мер введения единой единой валюты евро. Так,

в1998 году Европейский Совет решил, какие из государств – членов отвечают

условиям, установленным для принятия евро (то есть соответствуют

критериям общности, установленным Маастрихтским соглашением:

1. Уровень инфляции должен быть на 1,5% ниже среднего уровня трех стран

– членов с наиболее низким уровнем инфляции.

2. Государственная задолженность должна составлять менее 60% от валового

национального продукта.

3. Государственный дефицит должен составлять менее 3% от валового

национального продукта.

4. На протяжении по меньшей мере двух лет должны соблюдаться маржи

валютной флуктуации, предусмотренные механизмом внутриевропейского валютного

обмена, без девальвации по отношению к валюте других стран-членов.

5. Долгосрочные процентные ставки не должны превышать более чем на две

еденицы средний показатель для трех стран с наиболее низким уровнем инфляции.

).

(см. таблицу №1)

С 1 января 1999 года курс конверсии волют будет окончательно установлен. С этого

времени многие крупные операции будут осуществляться в евро: валютная

политика, обменная политика, эмиссия государственных облигаций.

Частные лица будут в течение еще нескольких лет после 1 января 1999 года вести

расчеты в национальной валюте. Это, очевидно, продлиться до 2002 года, когда

евро будет повсеместно пущен в оборот.

Вот уже семь лет страны ЕС возводят Экономический и валютный союз (ЭВС), в

результате которого должны появиться единые европейские деньги евро. За

это время были сняты почти все барьеры на пути движения капиталов внутри

Евросоюза, учрежден Европейский валютный институт - прообраз Европейского

центрального банка, разработан график введения единой валюты. Чем ближе 1

января 1999 года, объявленная дата появления евро, тем сильнее

разгораются страсти вокруг проекта, не имеющего аналогов в мировом опыте. Никто

наверняка не знает, насколько создание валютного союза будет экономически

целесообразным и как распределятся выгоды и издержки от его создания между

различными странами, отраслями хозяйства и слоями населения. Результат затронет

интересы не только самих государств Евросоюза, но и их многочисленных

партнеров, равно как и конкурентов.

Некоторые выгоды, ради которых вроде бы и затеяно грядущее введение единой

валюты, очевидны. Торгово-экономическое сотрудничество между странами ЕС сейчас

затрудняет колебания валютных курсов. Риск, связанный с колебаниями,

закладывается и в цену продукции, и в процентные ставки кредитов. Введение

евро снимет эту проблему. Создание зоны единой валюты делает удобным ведение

бизнеса в европейских масштабах, у фирм появится возможность расширить рынки

сбыта. Потребители выиграют от снижения цен, ведь нынешний межстрановой разрыв

цен на одни и те же товары резко сократится. Только уменьшение трансакционных

издержек, связанных с валютообменными операциями, в одной Германии, по оценкам

журнала “Саломон Брозерс”, составит 35 млрд. марок. Однако эти мотивы все же

поверхностны. Истинные причины введения единой валюты ЕС связаны с глобальными

процессами. Пока Европа не преодолеет экономическую раздробленность, она не

сможет на равных конкурировать с США и Японией. Создание зоны единой валюты

должно привести к концентрации производства и капитала, что усилит Европу в

борьбе с ее геоэкономическими соперниками. Стратегически важным для выживания

европейского мира экономики в ХХI веке является как расширение рынков сбыта,

так и получение гарантированного доступа к ресурсам. Это делает необходимым

экспансию этого мира на Восток. Создание единого валютного пространства должно

послужить магнитом, который сильнее притянет к ЕС экономики Восточной Европы и

бывшего СССР. Привлечение же в Европу капитала с международных рынков будет

служить средством освоения пространств на Востоке. Желание сделать Европу более

привлекательной для международных источников капитала является одной из

фундаментальных причин создания единой европейской валюты.

Старый Свет в последние два десятилетия явно отстает от своих стратегических

конкурентов по темпам роста экономики. Необходимы срочная модернизация

производственной базы и структурная перестройка экономики, что просто немыслимо

без мощного потока инвестиций. С другой стороны, рассчитывать на приток прямых

инвестиций до коренного реформирования входящих в зону евро стран,

снижения высоких по международным меркам издержек производства (прежде всего

стоимости рабочей силы) вряд ли стоит.

Отсюда вытекает другая, возможно, основная идея Европейского валютного союза,

ведь перестраивать экономики, делать их более конкурентоспособными в

международном масштабе проще, объединив усилия. "В случае введения евро

тенденция к дерегулированию национальных рынков объективно усилится, особенно

это касается рынков труда, - считает старший партнер McKinsey Company Эберхард

фон Ленайзен. - Ведь появится возможность вывода производства за рубеж без

курсового риска. Уже сегодня мобильность трудовых ресурсов внутри ЕС в

отдельных отраслях, например в строительстве, весьма велика. Дерегулирование

рынка труда, которое можно считать одним из ключевых факторов в преодолении

безработицы, в рамках евро произойдет гораздо быстрее и естественнее,

чем это бы происходило на национальном уровне". Впрочем, эта точка зрения не

единственная. Глава планового сектора Европейского валютного института Франк

Мосс заявил в интервью "Эксперту": "В случае введения евро конкуренция

и стимулы к реструктуризации в ряде отраслей, безусловно, возрастут, в

частности это произойдет в банковском секторе. Что касается качественной

перестройки рынков труда, то здесь образование валютного союза мало чем поможет

-проблемы безработицы придется решать каждой стране отдельно. Ситуация

осложняется тем, что только при условии кардинального реформирования, повышения

гибкости и гармонизации национальных рынков труда валютный союз можно будет

рассматривать как долгосрочно устойчивую конструкцию".

Отсутствие единого мнения относительно институциональных и структурных

последствий введения евро, в общем-то, не случайно. Ведь первоначальный

замысел отталкивался от преимуществ единого валютного пространства, лежащих в

основном в финансовой сфере: снизить трансакционные издержки, избавиться от

курсовых рисков, ослабить зависимость от доллара. Лишь в последние годы, когда

разрыв между производительностью факторов производства США и ведущих

европейских держав после двадцатилетнего снижения вновь начал расти, насчет

очевидности финансовых выгод введения евровалюты высказываются все большие

сомнения (впрочем, почти никогда на официальном уровне).

Анализ показывает, что переход Европы на единую валюту представляет собой не

валютно-финансовый и даже не общеэкономический, а геополитический проект.

Европа уже давно не скрывает, что создание ЭВС направлено на подрыв монополии

США на мировую валюту. При доле США в мировой экономике и торговле, не

превышающей 20%, доллар обслуживает около половины всех совершаемых

международных коммерческих сделок. Есть ли у евро шансы потеснить

доллар? Статус мировой валюты определяется целым рядом факторов: -

экономической мощью страны и ее долей в мировой торговле; --

внешнеэкономической независимостью, слабой уязвимостью со стороны зарубежных

рынков; -- стабильностью валюты; - масштабом рынков капитала и степенью их

либерализации.

По численности населения, экономическому потенциалу, доле в мировой торговле

ЕС является лидирующим регионом среди развитых стран. Что касается

экономической независимости, Европа, возможно, уступает США, но зато заметно

опережает Японию. Вопрос о стабильности будущей европейской валюты остается

пока открытым. Что касается масштабов рынка капиталов, то Европа пока отстает

от США, хотя разрыв все время сокращается.

В феврале 1997 года суммарная капитализация рынка акций стран ЕС составляла

4,6 трлн. долларов, то есть более половины рынка США (8,7 трлн.), существенно

превосходя японский (3,1 трлн.). Показатели же экономического потенциала ЕС и

США примерно одинаковы. Такое соотношение объясняется тем, что рынки акций в

Европе в основном национально ориентированны. Иностранные акции, как и

иностранные инвесторы, представлены на 32 европейских биржах весьма бледно.

По-настоящему международный статус имеет только Лондонская фондовая биржа.

С введением евро произойдет концентрация и интернационализация

европейского рынка акций и общий недостаток ликвидности будет преодолен.

Быстрому росту рынка акций будет способствовать и приватизация. В ноябре 1996

года в рамках приватизации “Дойч Телеком” к продаже были предложены акции

компании на 20 млрд. марок. Интерес инвесторов был настолько велик, что они

были проданы за 100 млрд. марок. Только в одной Германии потенциал приватизации

в ближайшей перспективе оценивается в 500 млрд. марок. Что касается рынка

облигаций, здесь позиции стран - кандидатов ЭВС еще более заманчивы. По оценкам

специалистов “Дойч Банк”, объем рынка облигаций, номинированных в 15 валютах

стран ЕС, в конце 1995 года достиг 6,9 трлн долларов, что составляет 35,4%

мировой капитализации и 78,4% уровня США.

С введением евро можно ожидать, что рынок евробондов совершит рывок.

Причем привлечение займов будет осуществляться на все более благоприятных

условиях, а обслуживание долга станет менее обременительным. Уже на этапе

подготовки к введению евро произошло выравнивание процентных ставок по

займам, как того требовал один из критериев конвергенции, и их общее снижение.

Роль ЕС на денежном рынке сопоставима с ролью Штатов. Согласно оценкам Банка

международных расчетов, в конце 1996 года на кредиты, выданные в долларах,

пришлось более 40% всех выданных кредитов, а на валюты ЕС -примерно 33%. Если

евро окажется стабильной и сильной валютой, увеличатся и вклады

международных инвесторов в европейские банки. Соответственно роль последних на

денежном рынке возрастет. Таким образом, в результате перехода к единой валюте

может произойти переориентация потоков капитала в пользу Европы. Сможет ли

евро исполнять функции мировой валюты, будет также зависеть от того,

признают ли его центробанки мира конкурентом доллару в качестве резервной

валюты. Доля доллара в валютных резервах центробанков упала с 1973-го по 1995

год с 76 до 61,5%. Однако немецкая марка не могла претендовать на замещение

доллара в качестве основной резервной валюты по причине несопоставимости

масштабов их применения (14,2% резервов в 1995 году). С введением евро

ситуация должна в корне измениться. Как же к этому относятся в Вашингтоне?

Американский президент на словах поддержал планы Европы, связанные с переходом

к единой валюте. Однако влиятельные в правительственных кругах эксперты не

скрывают своих опасений, связанных с возможной конкуренцией евро и

доллара. США не могут не рассматривать Европу в качестве геостратегического

соперника. Иногда это тщательно замалчиваемое опасение начинает сквозить и в

выступлениях официальных лиц. Например, секретарь Казначейства США Роберт Рубин

критиковал страны ЕС, ужесточившие фискальную политику в преддверии создания

ЭВС. По его мнению, приоритетным для Европы должен быть процесс

государственного стимулирования экономического роста и занятости. Нынешняя же

политика, направленная на уменьшение бюджетного дефицита и государственного

долга, приведет, как уверен Рубин, лишь к углублению стагнации. Весьма

показательно, что рецепты, которые американцы предлагают Европе, прямо

противоположны той политике, которую проводят сами Штаты в последние годы и

благодаря которой они сумели добиться продолжительного экономического роста и

уменьшения безработицы при одновременном сокращении бюджетного дефицита. Потому

американцы и дают "полезные советы", что больше боятся именно потенциальной

силы, а не слабости евро.

Нельзя исключить и более активного противодействия, ведь прецедент уже

имеется. В начале 1990-х годов колоссальные спекуляции с евровалютами,

осуществленные Джорджем Соросом (как тогда поговаривали, с молчаливого

согласия, а то и с прямой подачи официального Вашингтона), поставили под

вопрос дальнейшее существование механизма обменных курсов европейской

валютной системы (ЕВС). ЕВС тогда вынуждены были покинуть Великобритания и

Италия. Сейчас вполне можно ожидать дестабилизирующих действий со стороны

мировых валютных рынков, и о необходимости быть готовыми к этому уже открыто

говорят официальные лица ЕС. Не забывают в США и о таком излюбленном приеме,

как политическое давление. Американцы во время встречи с руководителями

нового лейбористского правительства Великобритании требовали от Лондона

окончательно определиться - или особые отношения с США, или более тесные

связи с континентальной Европой. Коллективизм по расчету, похоже, что сегодня

Европа сама себе мешает больше, чем кто-либо еще.

По мере приближения сроков создания ЭВС обнажается все больше противоречий,

порождающих тревоги за судьбу будущей европейской валюты и даже сомнения в

том, что союз будет создан. И тон здесь задают лидеры: Франция и Германия.

Лидерами создания ЭВС, как, впрочем, и всего процесса европейской интеграции,

являются два крупнейших государства Западной Европы - Германия и Франция. Еще

совсем недавно разногласий между ними не существовало. В 80-х и в начале 90-х

годов Гельмут Коль и Франсуа Миттеран ратовали за создание внутреннего рынка

ЕС и за разработку проекта единой европейской валюты. Миттеран проводил линию

на политическое, экономическое и даже военное сближение с Германией. Но мир

изменился, и ось "Бонн--Париж" сегодня уже не так сильна, как десять лет

назад. После объединения Германия уже не придает такого большого значения

франко-германскому сотрудничеству. Суть перемен хорошо передал Хорст Келер,

президент Ассоциации германских сберегательных банков и бывший

государственный секретарь Министерства финансов: "Для нас, немцев, было бы

ошибкой преуменьшать свое значение. Нам определенно принадлежит ведущая роль

в Европе, и мы должны с ней сжиться".

Избрание во Франции нового президента также привело к заметному изменению

ситуации. Жак Ширак относится к консервативным политикам, и забота о

сохранении особой роли Франции в мировой политике - его политическое кредо.

Пресса все чаще обращается к проблеме потери Францией политической

субъективности. Французская политика, отличавшаяся при де Голле, Помпиду и

Жискар д`Эстене самостоятельностью и своеобразием, привязанная к

панъевропейским процессам, практически растворилась в них ввиду доминирования

(с каждым годом все большего) немцев. Это обстоятельство определяет оппозицию

Ширака в вопросе об ЭВС.

Основным предметом разногласий Франции и Германии является статус Европейского

центрального банка (ЕЦБ). Очевидно, что ЕЦБ будет находиться под преобладающим

влиянием Германии. Стремясь воспрепятствовать этому, Франция выступила с

инициативой создания так называемого Совета зоны евро -

консультативного органа, призванного решать задачи гармонизации фискальной

политики стран - участниц союза. Хотя этот орган не будет наделен

исполнительными полномочиями, у него останется возможность оказывать

определенное влияние на политику ЕЦБ. В свое время решение о расположении ЕЦБ

во Франкфурте-на-Майне и о его полномочиях и независимом статусе стали той

платой, которую ЕС заплатил Германии за ее членство в ЭВС и отказ от своей

сильной национальной валюты. Естественно, что любые попытки прямого или

косвенного ущемления прав ЕЦБ совершенно неприемлемы для Германии. Понимая, что

статус ЕЦБ принципиально пересмотреть скорее всего не удастся, Франция усиленно

поднимает вопрос о кандидатуре будущего главы Центробанка. Наиболее вероятным

претендентом на эту должность до последнего времени считался Вим Дуйзенберг,

нынешний глава Центробанка Нидерландов, по общему мнению, один из лучших

профессионалов Европы. Франция, однако, хотела бы видеть на этом посту не

столько первоклассного профессионала, сколько гибкого политика, способного в

переговорах с лидерами разных стран достигать приемлемых для всех компромиссов.

Новое обострение конфликта между Парижем и Бонном связано с приходом левого

правительства к власти во Франции. Французские социалисты не только требуют

смягчить фискальные критерии вступления в ЭВС, но вообще выступают против

дальнейшего ужесточения бюджетной политики в странах ЕС. По их мнению,

приоритетом ЕС должно быть государственное поощрение занятости, что неизбежно

приведет к увеличению бюджетных затрат. Оба требования Франции противоречат

линии Германии на сильное евро и на фискальную дисциплину в ЭВС.

Одиннадцать стран ЕС объявили о своем твердом намерении вступить в валютный союз

с момента его образования. Однако шансы на вступление Италии, Испании и

Португалии невелики. Самые низкие шансы имеет Италия. По одному из

квалификационных критериев - отношению государственного долга к ВВП -Италия в 2

раза превышает установленную норму: 120% вместо предельных 60%. Еще выше этот

показатель в Бельгии, но по остальным критериям Бельгия удовлетворяет

требованиям, зафиксированным в Маастрихтском договоре. Плохо в Италии обстоит

дело и с другим фискальным критерием - бюджетным дефицитом. За последние годы

стране удалось достичь колоссальных успехов в его сокращении -- в прошлом году

Страницы: 1, 2


Новости

Быстрый поиск

Группа вКонтакте: новости

Пока нет

Новости в Twitter и Facebook

  бесплатно рефераты скачать              бесплатно рефераты скачать

Новости

бесплатно рефераты скачать

© 2010.