бесплатно рефераты скачать
  RSS    

Меню

Быстрый поиск

бесплатно рефераты скачать

бесплатно рефераты скачатьРеферат: Статус Центрального банка и основы его деятельности

Для этого выполним несколько преобразований: 1. Кредиты, выданные Банком России, это кредиты коммерческим банкам под залог государственных ценных бумаг (реже – собственных акций банков). Перенесем сумму кредитов 17.855 млн.руб. из строки (3) в строку (4) актива баланса. 2. Средства в расчетах это безналичные денежные средства, находящиеся в пути на дату составления баланса. Перенесем сумму средств в расчетах 4.858 млн.руб. из строки (3) в строку (2) пассива баланса. 3. Вычтем сумму кредита МВФ (29.523 млн.руб.) из строк (2) в активе и (5) в пассиве. 4. Так как капитал Банка России и прочие пассивы не являются выпущенными ЦБ деньгами (нал. или безнал.) объединим строки (4) и (5) пассива. 5. Сократим полученную выше сумму а также строку (5) актива на 80.243 млн.руб. (прочие активы – это здания, сооружения, техника и оборудование ЦБ, не являющиеся ликвидными активами и не могущие быть обеспечением выпуска банкнот). Получаем:

Таблица 2

Преобразованный баланс Банка России на 1.10.98 (млн.руб.)

АКТИВПАССИВ
1Драгоценные металлы

39.939

11%

1Наличные деньги

163.063

46%

2Средства в ин. валюте

112.550

32%

2Безналичные деньги

66.470

19%

3Ценные бумаги

203.714

57%

3Прочие пассивы

126.670

35%

Итого по активу:

356.203

100%

Итого по пассиву:

356.203

100%

Выполним еще одно преобразование: так как оставшиеся прочие пассивы – строка (3) – представляют собой драгметаллы, иностранную валюту и ценные бумаги (все остальное сокращено), составляющие ликвидную част капитала ЦБ (прибыль, уставный капитал, резервы), вычтем из соответствующих строк актива сумму строки (3) пассива в соответствующих пропорциях (11%, 32% и 57%). Получаем:

Таблица 3

Обеспечение рубля активами Банка России на 1.10.98 (млн.руб.)

ОбеспечениеСумма выпущенных рублей
Драгоценные металлы

25.736

11%

Наличные деньги

163.063

71%

Средства в ин. валюте

72.526

32%

Безналичные деньги

66.470

29%

Ценные бумаги

131.271

57%

Всего:

229.533

100%

Всего:

229.533

100%

Таким образом объем выпущенных в обращение рублей на 43% обеспечен золотовалютными резервами (в их оценке Банком России, а в пересчете на доллары США по официальному курсу ЦБ на 1.10.98 – 16,06 руб./$ – на 6,1 млн. долларов), и на 57% - ценными бумагами, из которых львиную долю (за вычетом принадлежащих Банку России долей в Сбербанке, Внешторгбанке и еще трех банков за границей) составляют долгосрочные неликвидные государственные облигации.
валю

тный

курс
Одним из показателей стабильности валюты является устойчивость ее курса по отношению к другим валютам. Какова роль ЦБ в обеспечении этой устойчивости? Хозяйство современных стран настолько тесно включено в мировое разделение труда, что отвлечься от уровня и динамики внешних цен (как на необходимый импорт, так и на экспорт) совершенно невозможно. От соотношения внутренних и внешних цен зависит вся структура экономики и ее развитие. Стабильность и предсказуемость обменного курса становится ключевым критерием деятельности огромного большинства ЦБ. При этом ЦБ в определенном смысле копируют систему частичного резервирования, характерную для коммерческих банков. Они заявляют о своем намерении поддерживать определенный курс национальной валюты - то есть фактически объявляют всем ее держателям, что они, эти держатели национальной валюты, могут рассматривать ее как эквивалент какой-либо резервной иностранной валюты ($, £, ¥, DM) или золота. Такая система фиксированного курса означает, что ЦБ готов предоставить соответствующее количество иностранной валюты, если держатели национальной валюты не смогут приобрести ее на межбанковском рынке. Но при этом подлинные резервы иностранной валюты, которыми располагает ЦБ, существенно меньше той максимальной суммы, которая может быть предъявлена ему для обмена (эта сумма обычно называется денежной базой и состоит из выпущенных в обращение бумажных денег плюс остатки на счетах коммерческих банков в центральном банке) [13]. Предполагается, что все держатели национальной валюты не бросятся обменивать ее одновременно. Исходя из этого удобного и приятного предположения, ЦБ осуществляют фактически необеспеченную эмиссию, стимулируя иллюзорный экономический рост - точь-в-точь как это делает система коммерческих банков с частичным резервированием. Рано или поздно такая политика приводит к тому, что спрос на резервы ЦБ увеличивается, и последний объявляет девальвацию. Очень часто девальвация приветствуется из соображений "роста конкурентоспособности", "стимулирования экспорта" и т.д. Мало кто задумывается о том, что суть девальвации - разовое обесценение сбережений и постоянных доходов в национальной валюте, то есть фактическое всеобщее снижение реального благосостояния. При этом стимулирование экспорта отдельных предприятий и отраслей происходит не за счет сокращения издержек данного конкретного предприятия или отрасли, а за счет общества в целом. Декларируемый, но не обеспечиваемый ЦБ фиксированный курс национальной валюты оказывается принципиально нестабильным и ведет к резким болезненным валютным кризисам Одним из рецептов, предложенных против этой болезни Дж.М. Кейнсом и его коллегой американцем Г.Д. Уайтом в 1944 году, стала политика плавающих курсов валют как основополагающий принцип третьей мировой валютной системы (вошедшей в историю как Бреттонвудская). Одно время она была весьма модной и рассматривалась как особо научная и современная. Однако на поверку оказалось, что эта теоретически несостоятельная политика вообще не может считаться политикой как таковой. Ни один ЦБ (за исключением ЦБ стран основных мировых валют) так и не смог отказаться от права оказывать воздействие на формирование валютного курса. Значение этого параметра настолько велико, что вместо "полностью плавающего" режима фактически проводился режим "неполного фиксирования", когда ЦБ реагирует на колебания валютного рынка, выходящие за границы “валютного коридора”. Плавающий режим и фиксированный режим с частыми изменениями установленного курса национальной валюты приводят к одному и тому же результату – люди обращаются к поиску более надежного средства обращения. Чаще всего этим средством становится иностранная валюта (в России – доллар), а результатом – долларизация экономики. Попытки ЦБ воспрепятствовать сужению своей вотчины выражаются в публичных сетованиях о выталкивании национальной валюты, о необходимости дедолларизации и т.д. Подобная демагогия нередко имеет успех - особенно в силу того, что ее поддерживают все ветви власти, которые непосредственно и материально выигрывают от инфляционной эмиссии ЦБ. Политика дедолларизации не может привести ни к чему иному, кроме накладывания дополнительных ограничений на экономическую деятельность. В сегодняшней российской практике ярким примером таких ограничений служит установленная Банком России обязательная продажа части валютной выручки (75%) экспортерами на специальных торговых сессиях ММВБ, а также различные ограничения на покупку валюты импортерами. В ноябре 1998 года, спустя 3 месяца после выхода курса доллара США по отношению к рублю за верхнюю границу установленного коридора, Банк России опубликовал в Интернете доклад «Валютная политика ЦБ РФ в 1998 году и ориентиры на 1999 год». В нем ЦБ констатирует свою неспособность управлять ситуацией на валютном рынке: “Дестабилизация финансовой сферы, неопределенность размеров дефицита бюджета, неурегулированность вопросов выполнения обязательств РФ по обслуживанию внешнего и внутреннего долга снижают надежность прогнозов обменного курса рубля” [12]. Эти прогнозы состоят в следующем: реальный обменный курс рубля сохранится до конца 1998 года[14] . А на 1999 год ЦБ обещает снижение “реального” курса доллара на 10 – 15%. Как следует из доклада, способы понизить курс доллара останутся прежними – административные меры в отношении участников валютных торгов.
банк

банков

Второй целью деятельности ЦБ как высшего звена централизованной банковской системы является регулирование и контроль деятельности нижестоящих звеньев – банков, кредитных организаций и учреждений. Поддержание и развитие неустойчивой банковской системы с частичным резервированием (следствие эмиссионной монополии ЦБ) достигается целым набором инструментов. Среди них: 1. Некоммерческая деятельность (административные методы): - лицензирование банковской деятельности; - регистрация эмиссионной деятельности банков; - установление нормативов; - проведение проверок. 2. Коммерческая деятельность (методы денежно-кредитной политики): - установление процентных ставок; - установление резервных требований; - операции ЦБ на открытом рынке (биржевая игра); - кредитование коммерческих банков; - установление курсов покупки-продажи иностранных валют и драгоценных металлов[15]. В настоящей работе я не буду детально анализировать эффективность административных методов регулирования банковской деятельности: они выходят за рамки рассматриваемой проблемы. Если уж сложившаяся псевдорыночная система взаимоотношений между обществом и государством позволяет последнему ограничивать свободу предпринимательской деятельности через институты регистрации и лицензирования, а также через систему обязательной отчетности, бог с ней. Рано или поздно это противоречие заставит либо ограничить функции государства теми, которые люди сочтут необходимыми, либо признать отсутствие свободы и рынка. Что касается методов денежно-кредитной политики ЦБ, то я подробнее остановлюсь на этой коммерческой стороне деятельности ЦБ. Установление процентных ставок Процентная ставка, как и любая другая цена, должна отражать общее воздействие тысяч обстоятельств, влияющих на спрос и предложение кредитов Совокупность всех этих обстоятельств не может быть известна какому-то одному агентству. Последствия большинства ценовых изменений неприятны для многих людей, но изменения процентной ставки, подобно остальным ценовым изменениям, сообщают всем, кого это касается, что какая-то совокупность обстоятельств, которой не знает никто, сделала их необходимыми. Поскольку только конкуренция на свободном рынке может учесть все обстоятельства, которые должны быть приняты во внимание при определении процентной ставки, идея использования процентной ставки в качестве инструмента какой-либо политики ошибочна от начала до конца. Если эмиссионный банк в своей кредитной деятельности действительно нацелен на регулирование объема собственной валюты, находящейся в обращении, так, чтобы поддерживать ее покупательную способность постоянной, процентную ставку будет определять за него рынок. И в целом предназначенные для инвестиций ссуды всех банков вместе взятых не могут во избежание роста цен превышать текущего объема сбережений (и наоборот: чтобы не понижать уровня цен, они не должны падать ниже текущего объема сбережений) на величину большую, чем требуется для увеличения совокупного спроса в соответствии с растущим объемом выпуска. Процентная ставка определяется уравновешиванием спроса на деньги (на расходы) и предложения, необходимого для поддержания неизменного уровня цен. Рыночный механизм определения процентной ставки сам способен обеспечить точное соответствие между сбережениями и инвестициями, а чистый прирост или чистое сокращение денежной массы будет отражать изменения в спросе на деньги, вызываемые изменениями остатков наличности, которые хотят держать люди. Разумеется, правительство может в обеспечение своих интересов воздействовать на рыночную процентную ставку. Механизм этого – регулирование чистого объема государственных заимствований на финансовом рынке. Анализ существующей практики применения процентной политики (на примере США и РФ) приводит к следующим выводам. Во-первых, ЦБ способны лишь фиксировать уровни своих процентных ставок в соответствии со сложившимися рыночными нормами процента. Это происходит, в основном потому, что "официальные лица, от которых зависит принятие решения об изменении величины процентной ставки, обычно колеблются, опасаясь возможных негативных последствий в сферах не банковских, но политических. Кроме того, предсказание норм процента в будущем – дело малоблагодарное и ему не хватает необходимой точности." [13]. Реферат: Статус Центрального банка и основы его деятельности Во-вторых, ЦБ, которые действительно заинтересованы в том, чтобы уровень процентной ставки имел какое-либо регулирующее значение для банковской системы, ориентируются при его установлении на рынок. Причем величина разницы между официальной и рыночной ставками поддерживается на минимальном уровне [16]. Те ЦБ, для которых величина процентной ставки служит лишь "бумажным" ориентиром, за которым нет никаких регулятивных (а тем более стимулирующих) действий, устанавливают ее "с потолка" на уровне, не имеющем никакого отношения к реальности. В качестве графического примера на диаграмме 4 изображена динамика ставки рефинансирования Банка России и процентной ставки на рынке ГКО в 1995 году. Установление резервных требований Как я уже упоминал во второй главе, исторически сложившийся баланс банка (в условиях отсутствия монополии на эмиссию денег) представлял собой в пассиве сумму денежных обязательств банка – банкнот, а в активе – имущество или имущественные и неимущественные права, являвшиеся обеспечением его обязательств. В процессе осуществления своей деятельности банк самостоятельно регулировал величину ликвидных активов с тем, чтобы в любой момент быть способным удовлетворить требования держателей банкнот к их обмену. Эмиссия банкнот, как более удобных средств обращения и платежа, и предоставление их в кредит под залог менее ликвидных активов – основной классический источник дохода банка. С введением монополии на денежную эмиссию ситуация в корне изменилась: принимая от вкладчиков денежные обязательства ЦБ современный банк зачисляет их в актив баланса выдавая взамен свои (менее ликвидные в таком случае) обязательства в виде ценной бумаги, чековой книжки или кредитной карты. Никакого дохода банк при этом не получает, наоборот, поступившийся ликвидностью своего имущества вкладчик требует за это компенсации в виде процентов по вкладу. Источник дохода банка в этом случае – плата за предоставление в свою очередь денег вкладчиков другим заемщикам. Из создателя денег банк превращается в посредника-накопителя-перераспределителя. Прибыль банка выражается произведением оборотных средств банка на разность между процентной ставкой, взимаемой с заемщика, и ставкой, уплачиваемой вкладчику. Разность этих ставок будет положительной и ненулевой лишь в том случае, когда условия выданного кредита будут более выгодными для заемщика, чем условия принятого банком вклада (отсутствие обеспечения, больший срок и т.д.). Величина оборотных средств (та часть принятых от вкладчиков денег плюс собственный капитал, которую банк готов предоставить в кредит) будет тем больше, чем меньше резервов оставит себе банк. Таким образом залогом увеличения прибыли банка являются, с одной стороны, снижение ликвидности активов по отношению к пассивам, а с другой стороны, сокращение резервов обеспечения устойчивости банка. Являясь причиной возникновения неустойчивости банковской системы денежный монополист – ЦБ использует административное средство для ее регулирования, выражающееся в принудительном установлении нормы резерва, который банки должны держать на своих счетах в ЦБ для того, чтобы быстро погасить возникшие требования вкладчиков. Средства, лежащие на счетах вкладчиков в коммерческих банках, с бухгалтерской точки зрения выглядят единой массой. Однако с экономической точки зрения эта масса распадается на два совершенно различных компонента: - средства, которые вкладчики хранят для поддержания собственной ликвидности и осуществления текущих платежей. Эти средства аналогичны наличным деньгам в кассах, кошельках и под подушками. В данном случае банк выполняет функцию хранения денег и их перевода по указанию владельца. - средства, которые вкладчики предоставили банку в долг с тем, чтобы он нашел им прибыльное вложение. Этот компонент передается банку с целью получения дохода. Универсальный характер денег лишает их индивидуальности и позволяет смешивать оба указанные компонента. Другая особенность коммерческого банка состоит в том, что текущая оценка его активов – каждого по отдельности и всех вместе – может в любой момент упасть ниже их номинальной или предполагаемой цены. Банковский учет вполне допускает такую переоценку и даже требует, чтобы активы отражались в балансе банка по текущей рыночной цене. В то же время оценка основных обязательств коммерческого банка не может опуститься ниже номинального уровня без того, чтобы банк не потерпел фактическое крушение. В результате такой двойной несимметричности операций современный банк постоянно находится в ситуации риска. Этот риск носит очень специфический характер – он выражается в том, что банк принимает на себя обязательства, которые он может выполнять только и исключительно в том случае, если их предъявят не все из тех, кто легально может сделать это в каждый данный момент. [17] Фактически такое положение дел является обманом вкладчиков (которые рассчитывают, что могут в любой момент воспользоваться своими средствами на счете) и служит достаточным основанием для того, чтобы объявить такую банковскую систему обыкновенным мошенничеством. Австрийская школа экономики утверждает, что банковская система с неполным резервированием вредна прежде всего тем, что порождает у людей иллюзии относительно имеющихся у них объемов денежных средств. Представим себе, что Иванов положил на текущий счет 100 рублей, а банк увеличил свои ликвидные резервы (деньги в кассе и на счете в центральном банке) на 20 рублей. Оставшиеся 80 рублей банк выдал в кредит Петрову на какой-то срок - скажем, на год. Теперь и у Петрова имеется свободных 80 рублей, и у Иванова на счете лежат 100 рублей. Неужели чудеса бывают на этом свете, и путем пары записей на счетах можно увеличить суммарное богатство Петрова и Иванова на 80 процентов? Здравый смысл подсказывает, что это не так. Конечно, в действительности никакого приращения богатства не происходит. Происходит всего лишь искусственный прирост предложения кредитных ресурсов. Если бы коммерческих банков не было, то Иванов мог бы точно так же дать Петрову 80 рублей в кредит, но при этом его свободные ресурсы составляли бы всего 20 рублей. Для Иванова эти 80 рублей стали бы не деньгами, а инвестицией – то есть возможным источником как дохода, так и потерь. Располагая всего лишь 20 рублями свободных средств, Иванов, конечно, будет в дальнейшем инвестировать (давать в кредит) меньше, чем если бы он был уверен в том, что у него на счете лежат все 100 рублей. Что же плохого в таком приросте кредитных ресурсов? Разве не слышны везде жалобы на дороговизну и недоступность кредита? Здесь следует помнить, что в конечном счете как для потребления, так и для производства люди нуждаются не в деньгах как таковых, а в материальных ресурсах. Деньги им нужны как инструмент приобретения этих ресурсов. Но очевидно, что искусственный прирост объема предлагаемых для кредитования денег никоим образом не повлияет на объем имеющихся на данный момент реальных материальных ресурсов. Что же происходит на самом деле? Происходит искусственное снижение процентной ставки. Появляется расхождение между объемом реальных сбережений людей в форме накопленных материальных ценностей и объемом возможных инвестиций, выраженным в денежной форме. Накопленные материальные ресурсы люди начинают использовать иным образом, нежели это было бы в отсутствие искусственного предложения кредитных средств. Они приступают к реализации таких проектов, которые, как им кажется, могут окупится при новой пониженной процентной ставке, то есть к проектам более капиталоемким, с более длительным циклом производства. В результате увеличивается спрос на имеющийся объем капитальных ресурсов (оборудование, сырье, машины, недвижимость). Эти ресурсы начинают использоваться таким образом, что все большая их часть временно омертвляется в сравнительно долгосрочных и низкоокупаемых проектах. Начинается бум инвестиционной активности, ошибочно интерпретируемый как благоприятный подъем. Рано или поздно оказывается, что реальные сбережения людей не соответствуют предпринятым проектам. Реальный спрос людей на продукцию длительного пользования оказывается меньшим, чем это казалось предпринимателям в ситуации искусственно раздутого кредита. Происходит сжатие рынка. Выданные банками кредиты оказываются в значительной степени невозвратными. В случае золотого стандарта люди стремятся изъять свои средства из банков, что ведет к массовому набегу на банки и их коллапсу. В случае же бумажной денежной системы ЦБ может запустить печатный станок со всеми известными инфляционными последствиями. Добавлю, что описанный выше процесс называется австрийской теорией экономического цикла. Тот факт, что экономически различные по своей природе средства вкладчиков неразличимо расплавляются в банковском учете и банковской практике, позволяет банкам не только искусственно увеличивать кредитные ресурсы в период, когда экономический цикл находится в фазе подъема, – точнее говоря, увеличивать кредитные ресурсы и тем самым порождать цикл, – но и претендовать на государственную помощь в случае трудностей, неизбежных во время фазы спада экономического цикла. Вкладчики готовы смириться с потерей своих инвестиций, но возмущены потерей того, что они считали всего лишь переданным на временное хранение. Именно поэтому вкладчики совершенно по-разному реагируют на резкие падения фондового рынка и на крах коммерческих банков. В первом случае они видят себя проигравшими. Во втором случае они видят себя обманутыми. В результате массового возмущения вкладчиков банки "спасают", фактически – с помощью печатаного станка. А так как, очевидно, никакого нового богатства печатный станок не создает, то происходит просто-напросто перекладывание убытков банковской системы на тех, кто несет основную тяжесть инфляционного налога, то есть тех, кто получает фиксированные доходы, и тех, кто хранит сбережения в денежной форме. Кредитование коммерческих банков Потребность в "кредиторе последней инстанции" целиком вызвана тем, что коммерческие банки берут на себя обязательства, подлежащие оплате по требованию в денежной единице, выпускать которую имеет право только ЦБ. Таким образом, коммерческие банки фактически создают деньги, погашаемые в другой валюте. В этом и заключается главная причина нестабильности существующей кредитной системы, и тем самым, – значительных колебаний уровня общей экономической активности. Без монополии ЦБ на эмиссию денег и предусмотренного законом "законного платежного средства" у банков не было бы никаких оснований полагаться в деле обеспечения своей кредитоспособности на наличность, предоставляемую другим органом. "Однорезервная система", как назвал ее У. Бэджгот , – непременная спутница монополии на денежную эмиссию – без нее оказывается ненужной и нежелательной. Операции ЦБ на открытом рынке Эти операции впервые были включены в арсенал мер денежно-кредитной политики ФРС США в 20-х годах нашего столетия. Негативные последствия обесценения выпущенных ЦБ денег, обеспеченных лишь виртуальными обязательствами правительства, немного смягчались, когда ЦБ перепродавали государственные обязательства на вторичном рынке и сколько могли сокращали объем находящейся в обращении денежной массы. Но как только общественное мнение сочло эту меру регулирования денежно-кредитной системы благом, почти сразу же произошла подмена понятий: уже не ЦБ пытается облегчить непосильное для него бремя финансирования государственных расходов путем частичного их рефинансирования, а правительство дополнительно к своему обычному набору долговых инструментов (как правило, долгосрочных) выпускает краткосрочные ценные бумаги, "облегчая" таким образом задачу ЦБ по регулированию спроса/предложения денег. Поднаторевшие за ¾ века в этих операциях правительства нашли целый ряд оправданий необходимости включения краткосрочных обязательств в структуру государственного долга, несмотря на все недостатки такой формы заимствований. Самое распространенное из них – необходимость сокращения "кассовых разрывов" в поступлении доходов в бюджет. Именно эта причина стала официальным предлогом Правительства Черномырдина в 1993 году для начала эмиссии государственных краткосрочных облигаций (ГКО). Банк России тут же был назначен агентом по обслуживанию ГКО, операции с которыми и должны были стать "операциями ЦБ на открытом рынке"[18]. Однако в стране, где нет ни инфраструктуры финансового рынка, ни защитных рыночных механизмов, ни опыта ЦБ в проведении таких мероприятий, ни просто грамотных государственных чиновников, мишура "инструментов, необходимых для осуществления Банком России мер денежно-кредитной политики в условиях рынка" быстро спала, и ГКО представились тем, чем они действительно являются: ничем не обеспеченными займами правительства, живущего за счет роста государственного долга. [19] Возвращаясь к оценке результативности осуществления ЦБ операций на открытом рынке хочу напомнить, что в начале 60-х годов ФРС попыталась путем проведения широкомасштабных операций покупки долгосрочных и продажи краткосрочных государственных обязательств оказать давление на процентные ставки (понизить долгосрочные процентные ставки на рынке и повысить краткосрочные) с тем, чтобы простимулировать рост внутренней экономики, и одновременно привлечь иностранных инвесторов. Однако, эта финансовая политика не смогла оказать существенного влияния на рынок по той причине, что нормы процента зависят далеко не полностью от целенаправленных покупок и продаж ценных бумаг на открытом рынке. Кроме того, после "впрыска" денег в банковскую систему ни ФРС, ни какой-либо другой ЦБ не могут контролировать их дальнейшее использование, а после изъятия денег из банковской системы ЦБ не могут контролировать ситуацию на финансовых рынках. Разнообразие методов ограничения свободной банковской деятельности, входящих в противоречие с принципами рыночной свободы, заставляет демократические правительства в целях недопущения сосредоточения всех контрольных функций в одном государственном органе и во избежание конфликта интересов распределять полномочия между несколькими узкоспециализированными ведомствами (один из признаков демократии). Показательным примером тому служит структура Федеральной Резервной Системы США, состоящей из рабочих органов трех уровней – Совета Управляющих ФРС; двенадцати Федеральных Резервных банков; приблизительно шести тысяч банков-членов ФРС; а также двух комитетов – Федерального Комитета Открытого Рынка и Федерального Консультационного Совета. Все функции ЦБ распределены между этими органами и ни один из них не вмешивается в деятельность другого. В РФ вся эта деятельность осуществляется одним органом – ЦБ. Сейчас Банк России выполняет пять основных функций. Во-первых, он регулирует денежное обращение. Во-вторых, надзирает за банковской системой. В-третьих, выполняет роль неформального агентства по страхованию вкладов населения. В-четвертых, проводит через свои расчетно-кассовые центры огромную часть расчетов и, в- пятых, является владельцем ряда коммерческих банков. Многие отечественные экономисты, предприниматели (в частности К.Бендукидзе [15]) и даже государственные чиновники (председатель ФКЦБ Д. Васильев [16]) считают, что одной из главных проблем российской банковской системы является провал системы надзора и контроля со стороны Банка России. Кроме того, чем больше различных функций у учреждения, тем опаснее для него потенциальный конфликт интересов. У ЦБ, сочетающего функцию регулятора денежного обращения и кредитора последней инстанции, может легко возникнуть соблазн скрыть недостаток надзора выдачей кредита. Или проделать то, что еще недавно происходило к 15-му числу каждого месяца: потратить золотовалютные резервы для того, чтобы банки, "подсевшие" на форвардных контрактах, выглядели перед смертью получше. Конфликт интересов является особенно острым там, где ЦБ принадлежат акции коммерческих банков. Банковская система страны волей-неволей начинает делиться на "родственников" ЦБ и всех остальных. Это недопустимо по двум причинам. Во-первых, всегда возникает соблазн порадеть родному банку (например, отменить для Сбербанка нормы резервирования по вкладам частных лиц). Во-вторых, возникает соблазн сделать нечто прямо противоположное - заставить подконтрольный банк совершить такие действия, которые ни один банкир в здравом уме не проделает, но которые нужны правительству, или воспользоваться им для скрытой эмиссии. Типичный пример – кредит на огромную сумму, выданный Сбербанком (а фактически Центральным банком через Сбербанк) Пенсионному фонду. Таким образом, административные функции нынешнего ЦБ должны исполнять три института. А коммерческие функции ничего общего с государственной деятельностью не имеют. После августовского кризиса, когда банковская система, попросту говоря, лопнула, государственная власть озаботилась поиском причин такого фиаско. Не имея перед собой целью устранить истинные причины неустойчивости банковской системы, она (власть) пытается осуществить некоторые поверхностные изменения, обратившись для этого к опыту других стран. Так Президент РФ в своем варианте проекта федерального закона о банкротстве кредитных учреждений предлагает закрепить мониторинг банков и процедуру их банкротства за неким государственным органом, аналога которому пока нет в структуре правительства и ЦБ. Правительство и ЦБ, как было заявлено 21 ноября 1998 года, “в целях восстановления нормального функционирования банковской системы страны и содействия ее эффективному развитию” [17] объявили о создании Агентства по реструктуризации кредитных организаций (АРКО). Методы, которыми вновь созданное агентство будет “восстанавливать функционирование банковской системы”, не имеют никакого отношения к рыночным: 1) проведение государственной политики по предупреждению банкротств банков; 2) участие в проведении процедур банкротства банков; 3) обеспечение механизма отстранения руководства банков от управления; 4) формирование рынка банковских долгов. Подобное развитие событий после коллапса банковской системы описано Ф.Хайеком в 1976 году в книге «Частные деньги»: “государство, что вполне логично, принимает меры для предотвращения повторения подобных разорительных ситуаций и усиливает регулирование банковской деятельности, что резко снижает ее эффективность. Кроме того, в экономике расцветает пустая и дорогостоящая, но сделанная государством сверхприбыльной деятельность по обходу навязанных им ограничений. В числе других регулятивов государственные органы вводят обязательное страхование банковской деятельности, которое национализирует частные риски. Эти меры, уменьшая риск банкротства банков, одновременно делают их поведение более безответственным. От регулятивов - к скандалам и крахам - от скандалов и крахов - к новым регулятивам - это путь кредитно- денежной системы, базирующейся на государственной валюте.” [10]. Как видно, за прошедшие двадцать лет сценарий действий государственной власти не претерпел никаких изменений.
заклю

чение

Современными экономистами, чью точку зрения по поводу роли ЦБ в экономике я разделяю, предложены различные альтернативные механизмы организации денежно- кредитной системы. Некоторые из них в популярной форме обобщены в работе Н. Кузнецова «Либерализация денежного обращения: проблемы и подходы» [18]. Целью настоящей работы является лишь попытка критического анализа наиболее распространенной ныне в мире кредитно-денежной системы, основанной на национальной валюте и ЦБ, и мер, которые последние предпринимают для разрешения стоящих перед ними проблем. Выводы, к которым пришел я (и которые побудили меня выбрать именно эту тему контрольной работы), и о которых я узнал при чтении приведенной ниже литературы, многим представляются спорными. Однако большую часть критических замечаний я склонен относить на то обстоятельство, что разделяемая мною точка зрения не является общепризнанной на Западе, а в контексте постсоветских реформ последнего десятилетия в нашем обществе утвердилось мнение, что все, что осуществлено в денежно-кредитной сфере капиталистических стран – бесспорное благо. К сожалению, недостатки централизованной банковской системы, имеющие тяжелые последствия для развитых экономик Запада, еще более разрушительны для развивающихся государств (к которым относится и РФ). Этому способствует ряд факторов: Во-первых, экономическое положение развивающихся стран динамичнее, что делает регулирование денежных институтов более сложным. Во-вторых, развивающиеся страны часто имеют слабую, коррумпированную и, следовательно, неэффективную государственную администрацию. В-третьих, они имеют мало спасительных общественных традиций и привычек, пригодных для современного капиталистического бытия, которые могли бы ставить в рамки государственный механизм и подстраховывать его. Поэтому, как это ни парадоксально звучит, Россия и другие развивающиеся страны имеют дополнительные основания проводить либерализацию денежной системы, опережая в этом развитые, но отягощенные своей инфраструктурой и национальными традициями, страны. Однако, ничего похожего на либерализацию в России сейчас не происходит, наоборот, ужесточается централизация денежно-кредитной системы: Сбербанк аккумулирует почти все сбережения населения (из тех, что население держит в банках), туда же переходит основная масса корпоративных клиентов; на подмогу Банку России создается федеральный банк реконструкции и развития; на высшем государственном уровне всерьез обсуждается вопрос – нужны ли России частные банки?. Быть может в ближайшем будущем страна опять вернется в эпоху монополии не только на денежную, но и на кредитную деятельность. Основанием для подобных рассуждений автора настоящей работы служит, в частности, ответ первого заместителя Председателя Правительства Ю.Д. Маслюкова в его интервью в Интернете на вопрос о стратегических ошибках начала переходного периода. Процитирую его изменив лишь порядок перечисления ошибок, разместив их по степени значимости в том смысле, как я себе это представляю: "Ключевых конкретных ошибок было три. 1. Полное непонимание настроений народа и непонимание важности этих настроений. 2. Перевод безналичных денег в наличные. Разрешив его, допустили финансовое разбалансирование экономики. Это убило потребительский рынок и стало причиной дестабилизации. 3. Либерализация финансовой сферы. Опыт послевоенной Европы, Китая и Юго-Восточной Азии[20] показывает: пока Вы контролируете финансовую систему, Вы контролируете свою экономику. Все, кроме финансов, можно и нужно отпускать на свободу. Но именно их надо держать – иначе ни о какой управляемости не придется и думать. Мы выпустили банковскую систему из под контроля – экономическое развитие пошло вразнос, переход к рынку превратился в беспорядочное падение." [19]. Вот в чем, по мнению коммунистов, ошибка реформаторов: переход к рынку должен быть подконтрольным и управляемым, как этап из одного лагеря в другой (шаг влево, шаг вправо – попытка к бегству, прыжок на месте – провокация). Иначе – хаос, беспредел, нищета.
ссылк

и

[1] Российская банковская энциклопедия. М.: "ЭТА", 1995. [2] Конституция РФ. Официальное издание. ст.10. [3] Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. М.: «Ось- 89», 1997. [4] Тосунян Г.А. К вопросу о статусе Банка России. Журнал «Деньги и Кредит» №10 1998. [5] Польской Г.Н. Тайны “Монетного двора”. М.: «Финансы и статистика», 1996. [6] Willem Vissering, On Chinese Currency. Coin and Paper Money, Leiden, 1877. [7] Сборник Императорского русского исторического общества. Т.45. СПб., 1885. [8] Поляк Г.Б. Денежное обращение и денежные реформы в России. «Министерству финансов России 190 лет» специальное приложение к журналу «Финансы», 1993. [9] Медведев Р.В. Обвал пирамиды ГКО. Газета «Кузбасс», 10 декабря 1998 г. [10] Hayek F.A. Denationalization of Money -IEA, 1976. [11] Илларионов А. Закономерности мировой инфляции. Журнал «Вопросы экономики», №2 1997. [12] Арсеньев В. ЦБ не в курсе. Газета «Коммерсантъ», 10 ноября 1998 г. [13] Долан Э.Дж. и др. Деньги, банковское дело и денежно-кредитная политика. Л., 1991. [14] Положение «Об обслуживании и обращении выпусков ГКО», утвержденное приказом Банка России от 15.06.95 №02-125. [15] Бендукидзе К. За китайской стеной. Журнал «Эксперт», 30 ноября 1998 г. [16] Васильев Д. Выступление на заседании комитета ГД РФ по бюджету, налогам, банкам и финансам. Прайм-ТАСС, 22 октября 1998 г. [17] Заявление Правительства РФ и ЦБ РФ от 21.11.98 №5580п-П13 «О реструктуризации кредитных организаций», Газета «Российская газета», 24 ноября 1998 г. [18] Кузнецов Н. Либерализация денежного обращения: проблемы и подходы. Журнал «Вопросы экономики», №8 1996. [19] Интервью с Юрием Маслюковым. http://www.zhurnal.ru/polit/interviews/maslukov.html.
литер

атура

Для выполнения настоящей контрольной работы была использована следующая литература: & Андрюшин С.А. Банковская система России: либеральные реформы и их последствия. Журнал «Деньги и Кредит» №4 1997. & Блауг М. Экономическая мысль в ретроспективе. М.: «Дело Лтд», 1994. & Джулмухамедова Г.А. Некоторые аспекты независимости ЦБ. Журнал «Деньги и Кредит» №6 1993. & Евстигнеев В. Денежная эмиссия и переходная экономика. Журнал «Вопросы экономики», №10 1997. & Найшуль В. А. Либерализм и экономические реформы. Журнал «Мировая экономика и международные отношения», №8 1992. & Найшуль В. А. Многовалютные конкурентные денежные системы. (доклад на экспертном совете Рабочего центра экономических реформ правительства РФ 19.03.92). & Сапов Г. Сurrency board - что останется за board'ом? Самиздат, 6.09.98. & Cмит В. Происхождение центральных банков. Издательство Р. S. King & Son Ltd., Westminster, England, 1936. & Таранков В.И. Ценные бумаги Государства Российского. Тольятти: «Интер-Волга», 1992. & Хайек Ф.А. Частные деньги. IEA, Лондон, 1976. Русский перевод: Институт национальной модели экономики, 1996. & «Министерству финансов России 190 лет» под ред. Ю.А. Беляева. Специальное приложение к журналу «Финансы», 1993. & Русский рубль. Два века истории. XIX – XX век. Под ред. Зимариной Н.П. М.: «Прогресс-Академия», 1994. [1] "В IV квартале 1998 г. правительство РФ планирует реализовать Центробанку часть выпускаемых Минфином облигаций федерального займа с постоянным купонным доходом (ОФЗ-ПД) на сумму до 25,2 млрд руб. по ставке 5% годовых и сроком погашения не ранее 2013 г. Такой способ пополнения казны средствами, необходимыми для финансирования бюджетного дефицита и обслуживания внутреннего долга, предусматривается проектом закона "О первоочередных мерах в области бюджетной и налоговой политики", который был разработан правительством и внесен на днях в Госдуму." Источник: РИА "РосБизнесКонсалтинг", 10.11.98. [2] Robin Bade, Parkin Michael. Central Bank Laws and Monetary Policy, unpublished mimeo, Dept. of Economics, University of Western Ontario, 1980 December. [3] King Banaian, Laney Leroy O., Willett Thomas D. Central Bank Independence: An international Comparison. – Federal Reserve Bank of Dallas Economic Review, 1983 March. [4] Примечательно что китайцы, наученные своим горьким опытом с бумажными деньгами, пытались навсегда запретить их (разумеется, безуспешно), еще до того, как их изобрели европейцы [6]. Однако этот факт остался почти не замеченным и многие экономисты считают введение бумажных денег во всех отношениях прогрессивной мерой. Я нигде подтверждения своей догадки не встречал, но логика рассуждений подсказывает, что введение бумажных денег в Китае произошло тогда, когда технология изготовления бумаги была дорога и малоизвестна, то есть изготовление бумажных денег с целью получения существенного "сеньоража" было невозможно. Когда же, со временем, секрет стал общедоступен и технология удешевилась бумажные деньги потеряли всякую ценность. То же произойдет с золотом и любым другим ресурсом, если человечество изобретет дешевый способ его изготовления или извлечения. В Европе же, на мой взгляд, к бумаге прибегли по другим причинам - это был в первую очередь легкий материал (1000 медных рублей в середине XVIII века в России весили около 1024 кг) и к тому же давно уже использующийся в деловом обороте (векселя, обязательства, расписки, акции, закладные). [5] В условиях гиперинфляции в 1993 году цена изготовления одного бумажного рубля образца 1961 года доходила до 60 копеек. Но это исключение лишь подтверждает правило: в обычных условиях себестоимость изготовления самой мелкой купюры из самой дорогой бумаги, никогда не превысит обозначенный на ней номинал. [6] К чему приводит властное ограничение конкуренции в экономике знает каждый школьник. Введение в октябре 1998 года правительством США высоких таможенных тарифов на импортную сталь с целью снижения конкурентоспособности продукции российских металлургических предприятий на американском рынке вызвало у моих знакомых патриотичный гнев, хотя среди них нет ни одного профессионального металлурга (как впрочем и шахтера, на заработке которого обязательно отразится падение спроса на уголь со стороны снизивших объемы своего производства металлургов). Однако монопольное право ЦБ на эмиссию денежных знаков, которые каждый из нас носит в своем кошельке, никого из нас не только не возмущает, но даже как-то радует, мол наше государство нас не обманет. Хотя только на моей памяти невозможность правительства выполнить взятые на себя обязательства случалась, как минимум, трижды: официально не объявленное, но фактическое банкротство Сбербанка СССР в 1991 году; выборочное (иностранцам – пожалуйста, российским компаниям – через 3-15 лет) банкротство Внешэкономбанка в 1993 году; фактически свершившийся, но словесно завуалированный дефолт 17 августа 1998 года. [7] Это именно те меры, которые и сегодня предлагают правительству как отечественные экономисты, так и специалисты МВФ. Да и для какого правительства в какие времена эти слова не были актуальны? [8] Строго говоря, девальвация – это грабеж в виде устанавливаемого властью закона о неравнозначном (невыгодном для подданных и выгодном для казны) обмене одних денежных знаков на другие. В данном случае это слово означает, что современник Пушкина (которому в 1839 году могло бы исполниться 40 лет) предъявив государству ассигнаций на 3,5 рубля получал взамен 1 (один) серебряный рубль. Кого после такого обмана нужно было вызывать на дуэль? [9] “Доходность ГКО, снизившуюся в конце 1995 года до 70%, приходилось поднимать в первые месяцы 1996 года до 100-120%. За месяц до первого тура выборов доходность ГКО поднялась до 200-250%. В июне объем размещения ГКО составил 5 трлн. руб., хотя заявок имелось на 4,9 трлн. руб. Центробанк сам купил часть ГКО при доходности в 254%. При среднем сроке обращения проданных ГКО в 134 дня те, кто приобрел облигации в эти критические недели, удвоил свой капитал менее чем за 4 месяца.” [9]. [10] Монетаристы, в частности, полагали, что идеальное состояние экономики – это состояние стабильных цен, при котором индекс цен равен единице. На самом деле при нейтральных деньгах (в условиях чистого золотого стандарта) и технологическом прогрессе цены должны проявлять тенденцию к снижению. Иначе говоря, монетаристы проглядели инфляционную компоненту экономического бума 20-х годов и ответственность руководства Федеральной резервной системы за возникновение кризиса. Эта ошибка дорого стоила экономической науке – и обществу в целом. [11] В конце прошлого и начале нынешнего столетия золотой стандарт уступил место частичному золотому стандарту, при котором объем выпущенных банком денег превышал его золотые запасы. В конце концов ЦБ сделали все возможное – не брезгуя никакими мерами принудительной конфискации – для вытеснения золота из обращения. Сама идея золотого стандарта после второй мировой войны стала считаться признаком отсталости, ретроградства, невежественного отрицания "научных методов планирования". [12] Эта система использовалась (и нарушалась) в том числе и в России. [13] Принудительное поддержание фиксированной пропорции обмена на золото или другие валюты в прошлом было единственным дисциплинирующим средством, которое препятствовало денежным властям уступать непрекращающимся требованиям дешевых денег. Золотой стандарт, фиксированные обменные курсы и любые другие формы обязательной конвертации по фиксированному курсу преследовали лишь одну цель: наложить на эмитентов валюты дисциплинирующие узы и, сделав ее регулирование автоматическим, лишить их возможности произвольно менять объем денежной массы. Эти узы оказались слишком слабыми, чтобы помешать правительствам их разорвать (см. Таблицу 3). [14] . “Реальный курс рубля” – новое понятие, вводимое ЦБ, – определяется соотношением темпов изменения обменного курса и инфляции. [15] Только в слабо развитых и развивающихся странах. [16] С 1980 года в Канаде банковская учетная ставка автоматически меняется каждую неделю таким образом, что сохраняется ее неизменное превышение на ¼ % последней средней процентной ставки по трехмесячным казначейским векселям. [17] В отличие от банковских институтов фонды (пенсионные, инвестиционные, взаимные и т.д.) используют симметричный механизм переоценки своих балансов: стоимость проданных фондами паев (пассивы) приравниваются к периодически переоценяемой стоимости активов фонда и, таким образом, рыночная цена одного пая варьируется в зависимости от ситуации и почти никогда не равна его номинальной стоимости. Но владельцы паев этого и не ждут. Они сознательно вкладывали свои средства в паи, чтобы получать прибыль от роста стоимости активов фонда, не забывая, что рискуют своими деньгами. Если при продаже активов фонда их стоимость будет меньшей, чем при покупке, все владельцы паев понесут убытки в равной степени. [18] Механизм, который был выбран для рынка ГКО, подбавил огня в постоянный конфликт интересов на рынке: с одной стороны ЦБ сам является спекулянтом на рынке ГКО, валюты и драгметаллов, а с другой стороны, он в силу своего статуса должен регулировать банки, являющиеся его прямыми конкурентами на этих рынках. То есть он фактически регулирует деятельность своих конкурентов. Вот как он, в частности, определяет собственные функции в операциях на открытом рынке: “Банк России на рынке облигаций выполняет функции: агента Минфина по обслуживанию выпусков облигаций; Первичного Дилера; контролирующего органа; организатора денежных расчетов по сделкам с облигациями” [14] [19] По сути, рубли еще потому сохраняют какую-то ценность для людей, что Правительство согласно принимать их в уплату налогов. У меня нет достаточных для анализа данных, но думаю, что не сильно погрешу против истины сделав предположение: рублевая масса среди всех средств платежа в РФ (наличные и безналичные рубли, иностранная валюта, бартер, векселя, зачеты) в расчете на календарный год составляет величину (скорректированную на скорость обращения), равную величине налоговой базы. Вывод, логически следующий из данного предположения, совпадает с последними предложениями Правительства: для того, чтобы увеличить объем рублей в экономике не уронив их курс по отношению к иностранным валютам (то есть не прибегая к печатному станку) необходимо путем снижения налоговых ставок уменьшить налоговую базу. [20] Примечательное сравнение последствий семидесятилетнего управления богатейшей в мире страной под руководством родной партии товарища Маслюкова с последствиями гитлеровско-сталинского нашествия.

Страницы: 1, 2, 3


Новости

Быстрый поиск

Группа вКонтакте: новости

Пока нет

Новости в Twitter и Facebook

  бесплатно рефераты скачать              бесплатно рефераты скачать

Новости

бесплатно рефераты скачать

© 2010.