бесплатно рефераты скачать
  RSS    

Меню

Быстрый поиск

бесплатно рефераты скачать

бесплатно рефераты скачатьКурсовая работа: Жанровое своеобразие военных повестей В. Быкова

Курсовая работа: Жанровое своеобразие военных повестей В. Быкова

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение

Глава 1. Жанровые характеристики военной повести

1.1 Повесть как жанр

1.2 Жанровая специфика военной повести

1.3 Общая характеристика военных повестей В. Быкова

Глава 2. Жанровое своеобразие военных повестей В. Быкова (на примерах повестей «Обелиск», «В тумане»)

2.1. Проблемы определения жанровой специфики военных повестей В. Быкова в советской литературной критике

2.2. Жанровые особенности повести В. Быкова «Обелиск»…

2.3. Повесть «В тумане»: конструкция «нравственного эксперимента»

Заключение

Список использованной литературы


ВВЕДЕНИЕ

Творчество белорусского писателя-фронтовика Василя Быкова выделяется на фоне не менее талантливых и близких ему по мировоззрению авторов особой мерной реалистичностью, создающей эффект достоверности и жизненной правды описываемых событий, и обостренным, жестким вниманием к нравственным вопросам, решение которых у Быкова поднимается до уровня философского обобщения. При этом писатель остается в пределах той реальности, того ограниченного времени, пространства, людских характеров, которые он (жизнь? судьба? война?) задает сам (или не выбирает, как предпочитал пояснять он сам).

Своеобразие творчества В. Быкова с самого начала, как только были опубликованы его первые повести, привлекло внимание литературной критики. Однако, судя по источникам, которые удалось изучить, критиков и читателей интересовала и интересует в первую очередь нравственная проблематика повестей, анализируются душевные переживания героев, причины их поступков, варианты развития событий. Бесспорно, что именно этого и добивался автор – заставить читателей задуматься, осознать, как непросто, непарадно, неоднозначно все человеческое, как неожиданно сложны бывают «простые» жизненные обстоятельства, как буднично незаметны подвиги. Ставя своей целью рассказать правду о войне, Быков вышел за пределы войны как ситуации, и это сказалось не только на богатстве содержания, но и на характеристиках формы его повестей.

Интересно, что, будучи настоящим мастером формы, В. Быков не придавал ей особого значения – «было бы честно, художественно, хорошо» (6, стр. 25). В одном из многочисленных газетных интервью он признавался, то пишет повести потому, что «это очень хороший жанр. Еще Твардовский говорил, что повесть – это классический жанр, злободневный, оперативный и всегда художественный» (…) Естественно предположить, что он и не занимался целенаправленно совершенствованием формы, и тем не менее его повести разнообразны и часто неожиданно сложны по композиционному решению, организации конфликта, приемам введения символики и т.д.

Между тем критика, в частности А. Адамович, Л. Лазарев, В. Цветков, высоко оценивая писательское мастерство В. Быкова, задавалась вопросом о жанровой принадлежности его прозы. В рамки классической военной повести она явно не укладывалась. Однако вопрос этот дискутировался недолго; нам не удалось найти ни одной публикации на эту тему после 1980 года.

В настоящей работе поставлена задача проследить жанровое своеобразие военных повестей В. Быкова как по сравнению с классическими критериями жанра военной повести, так и по признакам, выводящим его творчество за эти рамки, и попытаться установить, к каким жанрам тяготеет В. Быков. Предметом исследования, таким образом, являются художественные особенности военных повестей В. Быкова. Т. к. рамки работы ограничены, представляется целесообразным уделить большее внимание анализу жанровой специфики военных повестей в целом, а для подробного рассмотрения выбрать две по возможности непохожие повести В. Быкова (выбраны «Обелиск» и «В тумане») и сравнить их жанровые особенности.

В данной работе использованы статьи и монографии известных исследователей творчества В. Быкова А. Адамовича, И. Дедкова, Л. Лазарева, А. Шагалова, а также публикации различных авторов в периодической печати (всего просмотрено 102 журнальные и газетные публикации, посвященные В. Быкову и его творчеству).


ГЛАВА 1. ЖАНРОВЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ВОЕННОЙ ПОВЕСТИ

1.1 Повесть как жанр

Прежде чем определять жанровое своеобразие повестей того или иного автора (в данной работе – В. Быкова), необходимо уяснить типичные признаки жанра и художественные средства их воплощения.

Повесть как жанр занимает промежуточное положение между романом (крупной эпической формой) и рассказом (малой эпической формой). От романа повесть отличают сравнительно небольшой объем, как правило, краткий, неразорванный период времени действия, меньшее количество действующих лиц, ограниченное количество связанных с ними сюжетных линий и конфликтов. По сравнению с романом повесть менее динамична, более созерцательна по отношению к описываемым событиям, что проявляется в пристальном внимании к персонажам, описании их переживаний, наблюдению пейзажей (в повестях более, чем в романах, пейзажи используются для подчеркивания паралеллизма или контраста к происходящим событиям, душевным состояниям героев). Жанр повести тяготеет к обыденности, приземленности восприятия и изложения событий, автор стремится создать эффект достоверности (существует даже такой жанр, как документальная повесть). Как правило, и события, описываемые в повести, менее масштабны, чем в романе; даже если действие происходит в эпоху великих перемен и потрясений, то повесть охватывает небольшой, периферийный эпизод, жизненные коллизии «маленьких людей». (Классический пример – повесть А.С. Пушкина «Капитанская дочка»: огромное по историческим масштабам событие – пугачевский бунт – высвечивает судьбы и переживания обычных, никому не известных людей, не сыгравших в истории никакой заметной роли, однако по своим нравственным качествам эти люди оказываются соизмеримы с главными историческими фигурами: Пугачевым и Екатериной Великой.)

Внимание к «маленькому человеку» вообще характерно для русской повести, начиная с народных повестей типа «Повести о Горе-Злосчастии» и включая шедевры отечественной классики (ср. А.С. Пушкин «Повести Белкина», Н.В. Гоголь «Невский проспект», «Шинель», произведения Лескова, Куприна). Именно судьба, внутренний мир «маленького человека» в трудной, драматической для него ситуации создает сюжетную линию повести и ее нравственный негромкий пафос.

По тематике повесть как жанр подразделяется на историческую, документальную, военную, лирическую, фантастическую и т.д. В данной работе нас интересуют жанровые особенности военной повести.

1.2 Жанровая специфика военной повести

Жанр военной повести восходит к военной журналистике и публицистике времен русско-турецкой войны 1877 – 1878 гг. Тогда же зародились и начали развиваться два внутрижанровых направления: первое, доминирующее затем на протяжении почти ста лет, - «ура-патриотическое» с сильной идеологической установкой на подчеркивание героизма, удали, легкости побед русского оружия и игнорирования тягот и ужасов войны, особенно выпавших на долю простого народа, нижних чинов (солдат) и младших офицеров. Таковы военные повести В.И. Немировича-Данченко («За дальних братьев»), очерки военного корреспондента газеты «Правительственный вестник» В.В. Крестовского и др. (6, стр. 18 – 22). Второе направление жанру военной повести задали В Гаршин (рассказ «Четыре дня» и др.) и Л.Н. Толстой, едва ли не впервые в истории отечественной литературы и философии осудивший войну как явление, какие бы цели она ни преследовала, и показавший войну насколько возможно объективно («Севастопольские рассказы», роман «Война и мир»).

Проблематика военных повестей второго, гуманистического направления в жанре – поведение человека на войне, в исключительной, экстремальной ситуации, когда не «работают» или не принимаются в расчет все привычные поведенческие, культурные нормы и правила. Эстетика военной повести строится на контрасте «суровых будней», жестокости и абсурдности войны и человечного, жизнеутверждающего поведения людей. Трагические обстоятельства заданы самой ситуацией войны; авторов интересует преодоление (или подчинение) человеком шокирующих его обстоятельств, его духовные возможности, неожиданность выбора и решений.

В литературе Западной Европы тенденции, аналогичные гуманистическому антивоенному пафосу Толстого, получили мощное развитие после Первой мировой войны (творчество Э. Ремарка («На западном фронте без перемен»), Э. Хемингуэя, С. Моэма и др.). События, произошедшие в России вскоре после Первой мировой, как известно, привели к тотальной коммунистической идеологизации культуры, насаждению псевдопатриотизма, мифов о несокрушимой мощи Красной Армии и т.д. Все это, естественно, сказалось и на литературе, так или иначе связанной с военной тематикой: возобладало «патриотическое», блистательно-победное направление жанра, еще усилившееся после начала Второй мировой войны.

Подлинный расцвет жанра военной повести в русской (советской) литературе наступил после окончания Великой Отечественной войны. Пафос послевоенной литературы о войне заключался в высокой героике, романтизации и прославлении подвига советского народа, гиперболизации его нравственных достоинств. Народ-победитель, страна-победитель нуждались в поддержке и восстановлении своих духовных сил после пережитой трагедии и ужасов войны, и с этой точки зрения идеализация людей на войне, их поступков, обобщение героико-романтического идеала были необходимы – не только как идеология, но и как духовное лекарство. В рамках этой традиции, однако, пробивалось и заявляло о себе гуманистическое направление, восходящее к Л.Н. Толстому, к его пристальному вниманию к людским судьбам, «маленьким человеческим трагедиям». Лучшие произведения о войне 1940-х – начала 50-х гг. (М. Шолохов «Судьба человека», Э. Казакевич «Звезда», В. Панова «Спутники», очерки И. Эренбурга, повести и пьесы К. Симонова) подхватывают и продолжают утраченную было традицию правдивого изображения войны.

С течением времени жанр военной повести приобрел иную – жестко реалистическую и философскую окраску. Пришло время «хрущевской оттепели», и пришло время осмысления событий войны и ее роли в судьбе народа и каждого человека в отдельности.

Наиболее резко эта потребность отразилась в произведениях представителей так называемой «лейтенантской прозы», писателей – бывших фронтовиков, которые составили своеобразную духовную оппозицию послевоенной литературе о войне. Одна за другой выходят повести Ю. Бондарева «Батальоны просят огня» (1957) и «Последние залпы» (1959), Г. Бакланова «Южнее главного удара» (1957), «Пядь земли» (1959), «Мертвые сраму не имут» (1961), К. Воробьева «Крик» (1961) и «Убиты под Москвой» (1963), «Журавлиный крик» (1959), «Фронтовая страница» (1960), «Третья ракета» (1961) В. Быкова.

Авторов этих военных повестей критики упрекали ни много ни мало – в очернительстве славного подвига советского народа и дегероизации Великой Победы (6, 109 – 112; 8, 14; 5, 258 стр.). Причиной была жесткая «окопная правда» повестей: писатели-фронтовики не хотели и считали безнравственным скрывать или приукрашивать реальность войны, которую они видели своими глазами и пережили день за днем в тех самых окопах, в партизанском тылу.

Появление «лейтенантской прозы», в том числе военных повестей В. Быкова, знаменовало собой эволюцию жанра и одновременно – возвращение к его классическим истокам. «Дегероизация» означала подлинный документализм, честность, неприятные, страшные подробности, внимательное, вдумчивое, неторопливое повествование, и главное – вновь появившийся интерес к «маленькому человеку» – не-герою, не-победителю, к его душевным состояниям, к его трагедии самоопределения в разрушенном мире. Военные повести конца 50-х – 60-х гг. обрели характерную для гуманистической ветви жанра глубину мысли и простоту изложения событий, и напряженный, даже шокирующий психологизм.

1.3 Общая характеристика военных повестей В. Быкова

Военные повести В. Быкова в полной мере отвечают всем требованиям жанра. Небольшие по объему (не более ста страниц), охватывающие день – два – три, наполненные будничными, в общем-то, событиями, неторопливые, внимательные к несущественным вроде бы деталям. Герои Быкова – простые люди, именно в том смысле, как обыкновенно понимается этот эпитет: простые – малообразованные, ничем не примечательные крестьяне, рабочие-путейцы, сельская интеллигенция, рядовые солдаты и офицеры небольших чинов. Действие повестей Быкова разворачивается в годы войны, в ее непосредственной длительности, либо (реже) в рассказах дня сегодняшнего, которые зримо переносят нас в те, военные времена и обстоятельства. Характерно для военных повестей Быкова, что в них почти нет батальных сцен, темы всенародного подвига, победы как конечной цели, ради которой сражаются и погибают его герои. Событий мало (несколько эпизодов боя, или подготовка к диверсии, или захват и допросы партизан), и они имеют значение только для их непосредственных участников (но – судьбоносное значение!), четко локализованы в пределах повести от зарождения событий к их окончательному завершению на уровне факта (но не на уровне нравственных уроков, выходящих далеко за пределы факта и в будущее).

Персонажей в повестях Быкова немного (двое, трое, иногда десять-пятнадцать, если это взвод, партизанский отряд), причем в центре внимания всегда два-три центральных персонажа, которые составляют «рамку» конфликтов. Специфика конфликтов в том, что они не вынесены вовне, в какие-то открытые противоречия между участниками, в их активные действия, а помещены внутрь, в глубины души персонажей, который зачастую и не обнаруживают перед другими своих переживаний (не умеют – люди простые, не привыкшие выставлять напоказ, оформлять в слова свои чувства). Получается, что не конфликт, не взаимоотношения персонажей создают некие события и двигают сюжет повести, а независимые от персонажей обстоятельства и события приводят к развитию внутреннего конфликта в душе каждого и затем – к столкновению конфликтов (а не людей, характеров, принципов, идеологий).

В центре внимания автора – нравственные, философские проблемы. Их осмыслению подчинен весь художественный строй повестей, реализующийся в типичных средствах жанра: безыскусном рассказе, подробном неспешном показе событий и поступков, пейзажных зарисовках, создающих эмоционально-психологический фон, обнажении внутреннего мира персонажей, концентрации людей и событий на сравнительно небольшом пространстве и в недолгом времени.

Нетипичным, специфически быковским является подробное, очень подробное исследование причин поведения человека, его смыслов и ценностей; усиленный за счет монотонных описаний эффект обыденности, достоверности происходящего; несколько принужденный, сконструированный сюжет, организованный для создания предельно критической для героев ситуации, в которой они поставлены перед выбором: поступить по совести, по высшему нравственному закону – и погибнуть, или сделать уступку своему страху (жажде жизни) и погибнуть духовно. Такое впечатление, что война – прежде всего художественный прием, необходимый автору для того, чтобы подробно рассмотреть то, что его больше всего интересует, - душевное состояние людей в ситуации почти неразрешимого кризиса, заданного неподвластными им обстоятельствами. Характерна для Быкова и тема самопожертвования, невинной жертвы, мучений и смерти не на виду и не ради высокой цели, а исключительно ради сохранения духовной цельности героя. Таким путем – через рассмотрение «маленького человека» крупным планом – Быков проникает в общечеловеческое нравственное бытие, решает вопросы о смысле и ценности жизни, о значении смерти, о праве человека быть «простым» – и сложным, неоднозначным, слабым, грубым, жестоким – и подниматься к собственным высотам духа, когда иначе поступить нельзя.


ГЛАВА 2. ЖАНРОВОЕ СВОЕОБРАЗИЕ ВОЕННЫХ ПОВЕСТЕЙ

В. БЫКОВА (НА ПРИМЕРАХ ПОВЕСТЕЙ «ОБЕЛИСК», «В ТУМАНЕ»)

2.1 Проблемы определения жанровой специфики военных повестей В. Быкова в советской литературной критике

Особенности прозы В. Быкова: острый интерес к общечеловеческим проблемам, максимализм в решении нравственных вопросов, «укрупнение» внутреннего конфликта героев, «достоверная условность» ситуаций и самой войны, которые выступает скорее как специфический художественный прием для постановки и решения философских вопросов, - побудили литературных критиков к поиску более точного определения жанровой принадлежности его военных повестей. А. Адамович и В. Цветков (1, 9) почти одновременно пришли к выводу о том, что повести В. Быкова тяготеют к жанру притчи. Однако «классическая» притча, как справедливо указывает исследователь творчества В. Быкова Л. Лазарев, «предполагает отрешенность от конкретности – бытовой, психологической и прежде всего исторической, она несет в себе абстрактную моральную проблему, которая находит свое выражение и решение в некой сентенции, формуле, представляющей собой и крайнюю степень художественной условности, и предельное обобщение. Именно поэтому притча допускает далеко расходящиеся толкования. Притча многозначна и дает простор для свободной, самостоятельной художественной интерпретации. Притча стремится выразить общечеловеческое, всеобщее впрямую, для Быкова же чрезвычайно важны индивидуальные психологические побуждения, неповторимые обстоятельства войны». (8, стр. 84)

Ощущая всю неочевидность, неточность соотнесения повестей Быкова с жанром притчи, А. Адамович делает попытку расширить само определение притчи: «Притчеобразность в реалистической литературе проявляется по-разному, но традиционная ее особенность – это заостренность моральных выводов, стремление к абсолютным оценкам. (….) есть, однако, вторая ее разновидность. Это тоже «притча» (по оголенности мысли и заостренности «морали»), но с предельно реалистическими обстоятельствами и со всем возможным богатством «диалектики души» (1, стр. 116).

В. Цветков, рассуждая о жанровых границах притчи и проблемах условности в реалистической прозе, предлагает свое определение для военных повестей В. Быкова: «их можно назвать повестями нравственного эксперимента, (…..) для которых существует своя художественная условность, свои средства решения художественных задач» (9, стр.112).

Фактически и В. Цветков, и А. Адамович изобретают новые жанры специально для прозы В. Быкова. Но, как бы это ни подчеркивало художественное своеобразие и ценность творчества Быкова, надо признать вслед за Л. Лазаревым, что «притча и «нравственный эксперимент» в качестве художественного ориентира для Быкова поминается за неимением точного определения» (8, стр. 86).

Дальнейшего развития полемики на эту тему, как и других попыток определить жанровую специфику повестей Быкова, в доступных источниках обнаружить не удалось. Следуя авторитету А. Адамовича, авторы либо упоминают о «притчевом» характере военных повестей Быкова, либо вообще обходят этот вопрос, уделяя основное внимание анализу нравственных коллизий.

В настоящей работе мы рассмотрим жанровую специфику военных повестей В. Быкова, опираясь на все то «непитичное» для жанра повести и в то же время характерное для прозы В. Быкова, что проявляется в композиционном построении, пространственно-временной организации повестей, характеристиках персонажей и морально-этических, мировоззренческих позициях автора. Для анализа выбраны повести «Обелиск» (1972) и «В тумане» (1987) – произведения зрелого Быкова, в которых наиболее полно и ярко, хотя и по-разному, отразилось художественное своеобразие его творчества.

2.2 Жанровые особенности повести В. Быкова «Обелиск»

Повесть «Обелиск», ставшая лауреатом Государственной премии СССР в 1976 году, интересна и сложна как по содержанию и проблематике, так и по форме воплощения замысла. Фабула на первый взгляд проста: журналист (имени которого мы не знаем) приезжает в деревню Сельцо на похороны сельского учителя Миклашевича, там знакомится с бывшим инструктором районо Ткачуком, который на обратном пути рассказывает ему трагическую историю, произошедшую в Сельце в годы войны, и подвиг учителя Мороза. Причем ничего особенно героического эти люди не совершили, можно сказать, погибли зря, - случайные жертвы войны, каких миллионы.

Страницы: 1, 2


Новости

Быстрый поиск

Группа вКонтакте: новости

Пока нет

Новости в Twitter и Facebook

  бесплатно рефераты скачать              бесплатно рефераты скачать

Новости

бесплатно рефераты скачать

© 2010.